Главная / Газета 28 Июля 2003 г. 00:00 / Культура

Война закончилась

Об этом свидетельствует приговор экс-полковнику Буданову

Акрам МУРТАЗАЕВ
Спецоперация – не война. Всего не спишет.
Спецоперация – не война. Всего не спишет.
shadow
Приговор суда, вынесенный Буданову, чем-то неуловимо напоминает Хасавюртовский договор. Его решение столь же логично, сколь и не обязательно для обеих сторон, благодаря чему может быть в любой момент отменено. Но вместе с тем очевидно, что после этого приговора Россия и Чечня вошли в единое правовое пространство.

До этого боевики и федералы, воюя на одном поле боя, находились практически в разных правовых полях. Защита, например Буданова, строилась исключительно на том, что полковник находился на войне. И действовал в рамках необходимости – обеспечивал безопасность своих людей. Не случайно, комментируя решения суда, один из политиков заявил, что созданный прецедент позволяет отдать под суд многих героев Великой Отечественной войны.

А вот обвинение Радуева строилось уже на том, что бандит действовал в мирное время.

И Генпрокуратура, требуя выдачи Закаева, утверждает, что тот жег танки и захватил железнодорожный вокзал в обычное время. Юристы умудрились в своем обвинении даже упомянуть про боевые действия.

Обстоятельства сложились таким образом, что оправдать Буданова означало бы де-факто признать, что на территории России идет война. А не антитеррористическая операция.

Если идет война с чеченским народом, то тогда все становится абсолютно естественным: и точечные бомбометания, и зачистки, и концлагеря и тотальная информационная обработка страны. Война есть война, и мы обязаны испытывать ненависть к врагу. Независимо от его возраста.

Если идет война, то вполне объяснимы и ответные действия противника. И если у одной из сторон нет авиации и «града», то она, безусловно, возьмется за последнее – живые бомбы.

И вот приговор в Ростове. Власть через суд заявляет: войны нет. Идет контртеррористическая операция. Понятно чего стоил этот приговор: армия, как оплот власти, затаила обиду. И причем в момент, когда о былой стабильности уже никто не говорит и очень скоро страна впадет в предвыборную истерию. И тем не менее власть твердо проартикулировала: войны нет. Федеральные войска, равно как и боевики, находятся в одном правовом поле.

Конечно, если в Конституции написано: власть в России принадлежит народу, то это вовсе не означает, что так оно и есть. Но надо всегда помнить, что все действия народа по защите того, что ему принадлежит, будут вполне легитимны. Не забудем еще и о дате преступления. Именно в этот день страна выбирала себе нового президента, так что весь срок пребывания в Кремле Владимира Путина шло болезненное разбирательство – казнить нельзя помиловать. Почти четыре года Россия мучилась вопросом, вправе ли настоящий полковник изнасиловать и убить молоденькую девушку. Власть поставила запятую так, как нужно. Весь вопрос – когда будет поставлена точка в этой прозрачной для многих войне. А 26 марта 2004 года уже близко.

И есть еще одно обстоятельство, сделавшее суд в Ростове событием. Речь идет вообще о проблемах контртерроризма. В Чечне на одного убитого террориста случается 20 ни в чем не повинных людей. А может быть и 30 потому, что цифры не известны никому. Ситуация когда антитерроризм уничтожает больше, чем террористы, – достойна изучения.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июля 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: