Главная / Газета 28 Июля 2003 г. 00:00 / Культура

Фемида против Фемиды

За махинации с составом народных заседателей осуждена федеральный судья

Виктор ТКАЧЕВ
Российскому правосудию есть из-за чего прятать лицо.
Российскому правосудию есть из-за чего прятать лицо.
shadow
В пятницу Верховный суд РФ вынес приговор судье Пресненского районного суда столицы 44-летней Арапат Касимовой. Она обвинялась в том, что несколько месяцев рассматривала уголовные дела незаконным составом суда и таким образом, без учета мнения народных заседателей, фактически единолично выносила приговоры. Судья получила 3,5 года лишения свободы, но тут же попала под действие амнистии 2001 года и была отпущена. Однако прецедент создан. Впервые в российской судебной практике, по статьям «служебный подлог» и «вынесение заведомо неправосудного приговора» осужден федеральный судья.

В былые советские времена, когда суды были в прямом смысле народными, граждане избирали каждые пять лет не только служителей Фемиды, но и народных заседателей – самых достойных, самых независимых и, значит, самых справедливых. По заводам и фабрикам, по школам и больницам составляли списки и затем передавали их в суды. Система работала четко, и представить себе ситуацию, при которой заседание суда срывалось из-за неявки кого-то из народных заседателей, было просто нельзя.

В 2001 году, после вступления в силу федерального закона «О народном заседателе», система выборов заседателей кардинально изменилась. Был установлен новый порядок привлечения их к судебному процессу. Депутаты Мосгордумы утверждают общемосковский список народных заседателей, затем отправляют его в Мосгорсуд, который, разбив список по принципу территориальности, отправляет их по районным судам. Каждый федеральный судья, таким образом, получает список примерно из двухсот достойных москвичей, живущих у него в районе. Затем судья выбирает из них шесть претендентов, проводит среди них жеребьевку и таким образом получает двух народных заседателей. Смысл жеребьевки заключается в том, чтобы на судебный процесс не попали заседатели, которые могут быть каким-то образом связаны с подсудимыми или, наоборот, с потерпевшими. То есть соблюдаются основные принципы любой судебной системы – независимость и объективность. Так говорится в законе. В жизни же все происходит иначе. Судья действительно получает список народных заседателей, но при первой же попытке пригласить кого-то из них в суд начинаются проблемы. Мало того, что судье необходимо всех обзвонить и застать дома, необходимо еще найти того, кто сможет прийти в определенный день на жеребьевку, а затем еще и на само заседание. Претендент может дать согласие в телефонном разговоре, но затем просто не появиться. При этом заседатель не несет никакой ответственности. Кроме того, претенденты из списка постоянно меняют место жительства, приезжают и уезжают. Поэтому из списка в 200 человек реально можно обнаружить в лучшем случае половину.

В такой ситуации большинство судей вынуждены использовать в судебных процессах не тех, кто был выбран по жеребьевке из шестерых претендентов, а тех, кто вообще смог добраться до суда. В большинстве случаев это старые, в прямом и переносном смысле, проверенные годами и системами народные заседатели. Для любого судьи они чрезвычайно удобны – всегда доступны, являются по первому зову, согласны с обвинением и приговором. Кроме того, как оказалось, их можно «запускать» на процессы под разными фамилиями.

В 2001 году слухи о подобной, «упрощенной» практике рассмотрения уголовных дел судьей Пресненского райсуда столицы Арапат Касимовой дошли до Мосгорсуда. В том же году началась проверка, в результате которой факты подлога подтвердились. Выяснилось, что за четыре месяца 2001 года у судьи Касимовой не было ни одного уголовного процесса (!), который бы она рассмотрела без нарушений. На большинстве заседаний, под фамилиями реально существующих народных заседателей – Соколова, Ушакова, Журикова участвовал один и тот же заседатель — 80-летний пенсионер Владимир Большаков. Каждый раз г-жа Касимова составляла протокол жеребьевки, якобы проведенной среди претендентов.

Дедушка на следствии отпираться не стал и рассказал, что действительно, участвовал в судебных процессах судьи Касимовой под разными фамилиями. Кроме того, и деньги получал вместо них. Как заявили потом в бухгалтерии суда, они доверяли Большакову и думали, что деньги он получает по просьбам другие заседателей.

После того, как факты подтвердились, Мосгорсуд отменил 18 уже вынесенных приговоров судьи Касимовой и начал их пересмотр. На основании уголовно-процессуального законодательства, приговор, отмененный по причине вынесения незаконным судейским составом, не может быть пересмотрен в сторону ухудшения положения осужденного. Поэтому, большинство приговоров оставили без изменений, а некоторые были пересмотрены в сторону смягчения. Пришлось заново этапировать заключенных в Москву, искать и опять приглашать в суд свидетелей, проводить длительные заседания.

— Раскрывать подобные дела легко, — рассказал «Новым Известиям» один из следователей московской прокуратуры. — Все факты лежат на поверхности. Единственное затруднение, это особая процедура привлечения судей к ответственности. Она занимает много времени, поэтому следствие длилось почти два года.

Долгое время Касимова отказывалась вообще что-либо говорить на допросах. Лишь в апреле этого года, после того как вместе с адвокатами была выработана позиция, она стала давать показания.

— По ее словам, она шла на такие нарушения для того, чтобы не откладывать суды из-за неявки заседателей, успеть рассмотреть как можно больше дел и таким образом избавить людей от ожидания своей участи в тяжелых тюремных условиях, — объясняет Игорь.— Позиция понятна, но она же фактически принимала решения одна. Без учета мнения народных заседателей. А ведь приговоры могли бы быть другими.

После того, как зимой этого года прокуратура Москвы предъявила Касимовой обвинение по статьям «служебный подлог» и «вынесение заведомо неправосудного приговора», она стала намеренно долго читать дело, растянув эту процедуру на полгода. Наконец, в прошлую пятницу состоялось заседание Верховного суда, который и вынес приговор. На самом процессе Касимова заявила, что большинство судей используют в своей работе подобную практику, но пострадала только она. Кроме того, она привела немало фактов (по ее словам – реальных) из практики работы ее коллег из Пресненского суда. Якобы, вынесение неправосудных приговоров там дело абсолютно обычное. И если бы только там.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июля 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: