Главная / Газета 16 Марта 2015 г. 00:00 / Происшествия

Шоковая терапия

Подозреваемый в убийстве Немцова снова заявил о применении к нему пыток

Виктор Сорокин

В минувшую субботу члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы снова посетили в СИЗО «Лефортово» Заура Дадаева, подозреваемого в убийстве политика Бориса Немцова. Дадаев заявил, что после задержания его приковывали в батарее, пытали электротоком.При этом сотрудники СИЗО постоянно вмешивались в разговор, что правозащитники расценили как давление на себя. Параллельно следствие заявило, что религиозный мотив убийства, который ранее считался чуть ли не основным, теперь отошел на второй план.

В субботу двое членов ОНК города Москвы, журналистка Елена Масюк и Александр Куликовский, посетили в «Лефортово» фигурантов дела об убийстве Немцова – Заура Дадаева, Анзора Губашева и Шагита Губашева. После посещения Елена Масюк заявила, что следователь потребовал от нее подписку о неразглашении данных следствия и запретил передавать подробности разговора третьим лицам, даже прокурорам.

При беседе правозащитников с арестованными присутствовали сотрудники «Лефортово». По словам Масюк, они постоянно вмешивались в разговор, запрещали говорить практически обо всем, кроме пищи и туалета. Эту ситуацию члены ОНК расценили как давление на комиссию, элемент устрашения. Вместе с тем председатель ОНК Москвы Антон Цветков в беседе с «НИ» заявил, что Елена Масюк по состоянию на воскресенье не сообщала ему о фактах давления, и не подавала соответствующее заявление в ОНК. До подачи заявления разбирательств по этому вопросу ОНК не планирует.

Несмотря на присутствие тюремщиков, Дадаев смог сообщить посетителям, что после задержания его трое суток держали в подвале, приковывали наручниками к батарее и применяли электроток. Однако заявления Дадаева не были официально оформлены руководством СИЗО. Впрочем, во время посещения Дадаева он принял предложения воспользоваться услугами юристов «Комитета против пыток», которые готовы начать уголовное разбирательство по фактам возможного применения к Дадаеву пыток и насилия.

«Руководство СИЗО «Лефортово» постоянно препятствовало свободному разговору с задержанными, ссылаясь на то, что, по их мнению, члены комиссии вправе обсуждать лишь условия пребывания в местах принудительного содержания. К которым, по мнению руководства СИЗО, неизвестное место, в котором неизвестные люди содержали данных задержанных – не относится. Дадаев демонстрировал повреждения (глубокие следы от наручников на руках, синяки на ногах). Сообщил, что ноги (ниже колена) немеют каждое утро, медицинская помощь оказывается», – сказал «НИ» Александр Куликовский.

Напомним, 10 марта члены ОНК Андрей Бабушкин и Ева Меркачева уже посещали Дадаева в СИЗО. Позже они озвучили сказанную Дадаевым информацию о том, что после задержания к нему применяли насилие, не давали еды, практически не давали воды, надевали на голову мешок. Вскоре после этого представители Следственного комитета РФ фактически обвинили Бабушкина и Меркачеву в том, что они вмешиваются в работу следствия. Бабушкин вызывался на допрос в СК и получил статус свидетеля по делу об убийстве Немцова. Это означает, что Андрей Бабушкин больше не имеет права общаться с фигурантами этого дела и посещать их в СИЗО.

Многие правозащитники, в том числе члены ОНК, восприняли вызов Бабушкина и Меркачевой на допрос как давление на общественность. «Привлечение членов ОНК в качестве свидетелей по уголовным делам – опаснейший прецедент воспрепятствования деятельности комиссии», – заявил член ОНК Москвы Александр Куликовский.

Что касается самого следствия по делу Немцова, то основная версия правоохранителей вновь поменялась. Еще несколько дней назад источники в силовых структурах заявляли информагентствам, что религиозный мотив убийства Немцова из-за поддержки им редакции «Шарли Эбдо» является приоритетным. Однако в пятницу близкие к следствию источники сообщили СМИ, что версия о религиозном следе «откровенно слабая». По их словам, сейчас главная версия – убийство Немцова было направлено на дестабилизацию обстановки в стране и дискредитацию власти. Более того, в отдельных СМИ появилось предположение, что заказчиком покушения на политика мог стать командир одного из украинских добровольческих батальонов Адам Осмаев. Но позже сам Осмаев заявил, что к Немцову относился хорошо, что не имеет к этому преступлению никакого отношения, и что с Зауром Дадаевым никогда не встречался.

Всего по делу об убийстве Немцова арестованы пять человек. Это Заур Дадаев, Анзор Губашев, Шагит Губашев, Хамзат Бахаев и Тамерлан Эскерхаев. Кроме того, при попытке задержания в Грозном погиб еще один предполагаемый фигурант этого дела – Беслан Шаванов. По версии следствия, он подорвал себя гранатой. Также остается неизвестной судьба Рустама Юсупова, который, по словам Дадаева, был задержан одновременно с ним. По имеющимся данным, Юсупов ранее служил в чеченском батальоне «Север» и подчинялся Дадаеву, который занимал должность замкомандира батальона. ОНК уже направила запрос в ФСБ РФ о местонахождении Рустама Юсупова. Антон Цветков, посещавший Дадаева в среду, отказался говорить о том – шел ли во время встречи разговор о Юсупове. «Касаемо Юсупова – это тайна следствия. Говорить об этом я не имею права», – сказал собеседник «НИ».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 марта 2015 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: