Главная / Газета 24 Февраля 2014 г. 00:00 / Происшествия

«Действия сотрудников полиции были похожи на провокацию»

Режиссер Павел Бардин озвучил «НИ» детали своего задержания во время оглашения приговора по «болотному делу»

ЕЛЕНА РЫЖОВА

В пятницу около двух сотен человек были задержаны якобы за попытки нарушения общественного порядка у здания Замоскворецкого районного суда столицы, в котором началось оглашение приговора по «болотному делу». В число задержанных попал и режиссер Павел Бардин (на фото в центре), который рассказал «Новым Известиям», как оказался в автозаке и в чем на самом деле обвиняется.

shadow
–Официально практически всем задержанным предъявили обвинение в нарушении нового «закона о митингах», за несоблюдение условий проведения митинга. Это административная статья 20.2. Статья, которая нам вменяется, предполагает денежный штраф. Но я считаю, что штрафовать надо сотрудников полиции, которые проводили задержания с нарушениями, были одеты не по форме. Митинг, на мой взгляд, организовали сами полицейские. Люди хотели попасть в зал суда, на что, кстати, имели законное право, поскольку это открытый процесс, но работники полиции препятствовали им под надуманными предлогами. Естественно, получилась давка. Так как полиция не захотела изначально принять надлежащие меры безопасности, получилась еще и пробка. В общем, все это было некрасиво и совсем «неправоохранительно».

Действия сотрудников полиции были похожи на провокацию. На кадрах задержаний я увидел странную мизансцену: омоновец во время «винтилова» сам снял шапку-ушанку и лихо кинул оземь. После на госканалах сообщили, что митингующие срывали с полицейских шапки и жетоны. Но большая часть бойцов ОМОНа еще до начала задержаний щеголяла дырками на форме вместо нагрудных знаков. Некоторые стыдливо прикрыли знаки ремнями бронежилетов и разгрузок. Судя по фотографии, и меня задерживали сотрудники без нагрудных знаков. Они, естественно, не представились, не сказали о причине задержания.

– Потом нас, задержанных, посадили сначала в один автозак, затем в другой. Во второй автозак набилось около тридцати человек, многим приходилось стоять. Привезли в Таганское ОВД, около которого еще часа полтора держали в автозаке. Причем с нами были пожилые люди, женщины. Кому-то стало плохо, но сотрудники ОМОНа отказывались вызывать «скорую помощь», отказывались выпускать в туалет, не было воды. Я видел, как в нашем автозаке сотрудник толкнул женщину. Она хотела выйти, но он ее толкнул сильнее, чем того требовала необходимость удержания ее внутри автозака. Насилия буквального, чтобы били, издевались, не было. Была провокация драки, еще в первом автозаке, со стороны «охранителей», но обернулась ситуация не в пользу зачинщиков: заключенные распропагандировали «срочников» (кажется, нас охраняли внутри автозака именно «срочники», а не ОМОН), «охранители» поняли, что мы задержаны ни за что и приказ незаконный. После этого нас «переселили» в другой автозак, где вскоре собралась очень достойная компания. Несмотря на негативные эмоции, все держали себя в руках и даже на словах лишнего себе не позволяли. Я сейчас говорю не о сотрудниках ОМОНа, разумеется. Наконец, нас начали регистрировать в ОВД и довольно быстро оформили тех, кто готов был подписать протоколы. Часть задержанных осталась вместе с адвокатом опротестовывать предъявленные обвинения и уточнять время задержания и доставки. Формально срок задержания начинает отсчитываться с момента доставления в ОВД, получается, в автозаке людей можно держать сколько угодно.

В рапорте и протоколе время моего задержания обозначено как 15.30. Как я понимаю, всех остальных «задерживали» в это же время. Однако на «Грани.ру» есть документальное свидетельство, что задерживают меня уже где-то в 14.00. Получается, что задержали меня уже в автозаке. А что я там делал, не знаю. Наверное, захватил. После того как нас выпустили из автозака и мы вышли из-под юрисдикции ОМОНа, попав к обычным полицейским, все пошло более-менее по-человечески. Нам сразу разрешили передачи, туалет, открыли актовый зал. Считаю нужным поблагодарить сотрудников Таганского ОВД. Понятно, они не могли нас отпустить, зато максимально быстро пытались это сделать. И, конечно, спасибо тем, кто звонил, передавал еду, дежурил, поддерживал все это время.

Можно было ходатайствовать о переносе рассмотрения дела по месту прописки и вообще заявить о незаконных действиях полиции, но я не очень люблю сутяжничество и очень люблю свою семью. Поэтому все подписал и поехал домой. Самое главное, есть слабая надежда, что приговор по оставшимся заключенным Болотной перенесли не для того, чтобы не портить впечатления от Олимпиады, а в связи с тем, что передумали и решили смягчить сроки. Приговор уже обвинительный, но шанс, что фигуранты будут освобождены в зале суда, есть. Это будет самым разумным и правильным решением.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 февраля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: