Главная / Газета 1 Октября 2013 г. 00:00 / Происшествия

Правоохранительные органы избавляются от честных сотрудников руками бандитов

Их все-таки добивают

ИГОРЬ КОРОЛЬКОВ, Калининград

«НИ» завершают публикацию расследования о сращивании правоохранительных органов и криминала в Калининградской области. В первой части материала рассказывалось о том, как расследовавший убийство местного предпринимателя подполковник полиции Дмитрий Маликов сам стал жертвой покушения и почему подполковник Маликов подозревал в организации этого покушения своего начальника. Вторая часть материала посвящена тому, как сложились судьбы коррупционеров в погонах и тех, кто бросил им вызов.

В Калининграде корреспонденту «НИ» удалось встретиться с одним из бывших подчиненных подполковника Дмитрия Маликова майором полиции в отставке Александром Вороновым.

– Вдова застреленного бизнесмена Павла Когана Татьяна Ястребова якобы опознала в убийце вашего бывшего коллегу – Владимира Колобова. Вы верите в его причастность к этому преступлению?

– Мы с майором Колобовым недосыпали ночей в поисках настоящих убийц бизнесмена. И вдруг, спустя шесть лет после убийства, его «опознают» как киллера! Большую чушь трудно придумать! – категоричен майор полиции Воронов

– Выходит, вдова все шесть лет знала, кто убил ее мужа, и молчала?

– Вот именно! В протоколе ее допроса, который провели еще в 2005 году, она показала: мельком видела мужчину в камуфляжной одежде с маской на лице, находившегося от нее на расстоянии примерно сто метров. Уж как мы у нее в свое время выпытывали приметы нападавших, но не смогли услышать ничего вразумительного. Она не могла на таком расстоянии опознать с ног до головы закамуфлированного человека.

– К тому же она, оказывается, хорошо знала Колобова.

– Он работал над раскрытием преступления и неоднократно встречался с Ястребовой.

– Почему же она оговорила его?

– Да потому, что ее заставили это сделать! В свое время у нас на связи был некий гражданин Литвы. Он подозревался в совершении преступления на территории соседнего государства и вынужден был скрываться в Советске (город в Калининградской области. – «НИ»). Ловкий, предприимчивый, жестокий и беспринципный, он использовался нами как источник информации. Благодаря ему мы хорошо были осведомлены о преступной деятельности ряда лиц в приграничном районе. Некоторых из них привлекли к уголовной ответственности.

– Простите, вы использовали в оперативных целях человека, которого следовало передать властям Литвы?

– Да. Но одновременно мы работали по нему. Мы проверили этого человека на полиграфе, и прибор показал, что 90% его ответов говорят о его хорошей осведомленности об обстоятельствах убийства Когана. Если бы он не предстал перед судом у нас, он, безусловно, был бы передан правосудию Литвы. Так вот, этот человек, по моим сведениям, и заставил вдову Павла Когана «опознать» в Колобове одного из убийц ее мужа. Сделал он это, насколько мне известно, с подачи руководства криминальной милиции. Я бы не стал упрекать вдову в малодушии: против специфических методов некоторых моих бывших коллег устоять практически невозможно. Тем более что жизнь Ястребовой уже однажды висела на волоске. После убийства мужа Татьяна стала владельцем 80% акций складов временного хранения. У нее попытались отнять эти акции. Когда Татьяна отказалась, ночью к ней в дом ворвались люди в масках и с оружием. К счастью, ее не оказалось дома, но рассказ матери, передавший ужас той ночи, произвел на вдову сильное впечатление: она срочно переписала акции доверенному лицу. На этот раз угрожали расправой не только Татьяне, но и ее сыну.

– Колобов арестован?

– Нет. И это говорит о том, что так называемое опознание – всего лишь попытка сломить волю офицера и заставить сделать то, что от него потребуют. Вспомните: спустя всего лишь двое суток после того, как Василий Голанов назвал организатора нападения на бизнесмена Виктора Посаднева, он был задушен в одиночной камере. Пытались убить подполковника Маликова, который въедливо и смело вел расследование убийств. Убили всех, кто готов был с нами сотрудничать в разоблачении криминальных авторитетов и зарвавшихся полицейских чинов. Практически во всех убийствах угадывается один почерк: маски, автомат Калашникова, прекрасная осведомленность о маршрутах передвижения жертвы, предельная самоуверенность – многие нападения совершаются в людных местах. Покушение на подполковника Маликова, убийство бизнесмена Константинова и «опознание» майора Колобова произошли в 2011 году. Покушение на Маликова и убийство Константинова до сих пор не раскрыты. Бывший майор милиции Михаил Слюсарь, которого опознал Маликов в стрелявшем в него, уголовного наказания избежал. Полковник Юрий Шогенов, которого Маликов подозревал в организации покушения, уволился из органов. Замначальника УВД по Калининградской области полковник Юрий Декасов пошел на повышение – стал генерал-майором и теперь возглавляет УМВД по Липецкой области. Убрали из Калининградской области подполковника Маликова. Он закончил Академию МВД, получил звание полковника и направлен начальником отдела полиции по городу Каменск-Шахтинский Ростовской области. Несмотря на перенесенные ранения, на преследования со стороны криминального сообщества и пережитое нервное напряжение, на то, что оказался задвинут в «дыру», Маликов продолжает бороться с криминалом в Калининградской области. Он снова и снова обращается к руководству правоохранительных ведомств, в который раз излагая обстоятельства совершенных преступлений и требуя лишь одного: профессиональной и честной проверки его показаний. В одном из последних обращений в Генеральную прокуратуру РФ полковник Маликов написал: Учитывая личные дружеские отношения бывшего руководителя Следственного управления СК РФ по Калининградской области Бондаренко С.Е. с лидером организованной преступной группы «Ростовские» Сайко А., работа по изобличению вышеуказанных фигурантов к совершению данных тяжких преступлений не проводилась, а порою была полностью направлена на недопущение документального подтверждения их причастности к убийствам. …прошу вашего вмешательства и указания о возобновлении уголовного дела №020323/07 от 05.02.2007 г., его детального изучения и проведения всего комплекса оперативно-следственных мероприятий, направленных на раскрытие преступления». Видимо, в отличие от тех, на кого он все еще надеется, полковник понимает: нераскрытое преступление – это предпосылка для преступлений новых, более изощренных и жестоких. Жизнь подтверждает его правоту: за последние два года в Калининградской области совершено более 200 убийств. Четверть из них не раскрыта.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 октября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: