Главная / Газета 30 Сентября 2013 г. 00:00 / Происшествия

Их все-таки добивают

Правоохранительные органы избавляются от честных сотрудников руками бандитов

ИГОРЬ КОРОЛЬКОВ, Калининград

«Недострелянные» – так называлась статья, опубликованная в «НИ» в апреле 2011 года. В ней речь шла о чрезвычайной ситуации, сложившейся в Калининградской области, где за короткое время было совершено сразу несколько заказных убийств и покушений на убийство. Расследуя эти преступления, сыщики регионального Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) выявили связь между представителями криминального мира и высокопоставленными сотрудниками правоохранительных органов. Теперь, спустя два с половиной года, те, на кого прежде покушались неудачно, оказались либо убиты, либо отстранены от дел. Криминал же сохранил власть в регионе, а связанные с ним правоохранители пошли на повышение.

Раненый владелец калининградского «Фольксваген-Центра» Виктор Посаднев задержал покушавшегося на него. Отстреливаясь, ранил киллера калининградский бизнесмен Дмитрий Константинов. Замначальника УБОП при УВД Калининградской области подполковник Дмитрий Маликов, истекая кровью, в здании управления в присутствии двух старших офицеров на листке настольного календаря написал фамилию предполагаемого заказчика нападения, а затем, придя в себя после тяжелых операций, назвал и стрелявшего в него.

Во всех трех преступлениях фигурировали одни и те же люди. Стрелявший в Посаднева на допросе признался: его нанял некий Василий Голанов. Когда взяли Голанова, тот указал на организатора покушения Михаила Слюсаря. Именно Слюсарь, по утверждению чудом выжившего подполковника Маликова, и разрядил в него свой «Агран». А бизнесмен Константинов, как выяснилось, подстрелил брата Василия Голанова – Владимира.

Казалось бы, удача, сопутствовавшая следствию, должна была полностью вскрыть и вычистить гнойник, мучивший область. Но дальнейшее развитие событий продемонстрировало не только низкий профессионализм следствия, но и могущество и неуязвимость тех, кто нанимал киллеров.

Спустя два дня после того, как Василий Голанов назвал организатора покушения на Посаднева, его обнаружили повешенным в одиночной камере следственного изолятора. Михаил Слюсарь, на которого указал Голанов, – бывший майор милиции и боец спецназа. По мнению подполковника Маликова, Слюсарь стрелял в него по указанию начальника регионального УБОП подполковника Юрия Шогенова. Именно его имя накарябал на листке календаря раненый Маликов.

На допросах подполковник Маликов пояснил, почему он подозревает Шогенова. В протоколах допросов сказано, что Маликов совместно со своими сотрудниками Александром Вороновым и Владимиром Колобовым расследовал убийство предпринимателя Павла Когана. В ходе расследования выяснилось, что Павел Коган состоял в дружеских отношениях с подполковником Шогеновым, а также с Александром Сайко, которого считают лидером организованной преступной группировки «Ростовские». Все трое, по словам Маликова, якобы решили монополизировать бизнес, связанный со складами временного хранения при таможенных терминалах в Калининградской области. Однако Коган передумал участвовать в сделке, а спустя две недели его застрелили.

Из полученной информации следовало, что к преступлению, возможно, причастен руководитель регионального УБОП Шогенов. Об этом Маликов доложил заместителю начальника областного УВД полковнику Юрию Декасову. По словам Маликова, зафиксированным в протоколе допроса, полковник Декасов вместо того, чтобы организовать оперативно-розыскные мероприятия для проверки этой версии, «передал секретную информацию лицу, в отношении которого эта информация была».

«Шогенов в тот же день вызвал меня к себе в кабинет, – говорится в протоколе допроса Маликова, – и приказал «не лезть не в свои дела», после чего высказал угрозу в мой адрес, что мне «недолго жить осталось», если я не успокоюсь».

Подполковник Маликов утверждал, что в Калининградской области под прикрытием влиятельных сотрудников милиции действует криминальная группировка, которая занимается в том числе заказными убийствами. Факты, зафиксированные в уголовных делах и в многочисленных обращениях, осевших в Генеральной прокуратуре РФ, Следственном комитете РФ и МВД РФ, обязывали правоохранительные органы отнестись к версии подполковника Маликова более чем серьезно. Однако ничего подобного не произошло. Не помогла и публикация в «Новых Известиях». Хуже того, она спровоцировала местные правоохранительные органы на действия, совершенно противоположные тем, на которые вправе были рассчитывать и редакция, и общественность.

Спустя всего два месяца после публикации в «НИ» в пригороде Калининграда был расстрелян 34-летний бизнесмен Дмитрий Константинов. Тот самый Константинов, которого уже пытались убить, и который сам сумел в перестрелке ранить киллера. На этот раз промашки не случилось: в Константинова стреляли в упор из автомата Калашникова.

Ранее Константинов рассказал «НИ» об обстоятельствах убийства бизнесмена Эдуарда Баженова, своего близкого друга. По утверждению Константинова, в Баженова стрелял тот же человек, который затем пытался убить и его, – Владимир Голанов. Умирая у порога собственной квартиры, Баженов назвал жене кличку киллера – Брянский. Это кличка Голанова, пояснил Константинов.

По словам Константинова, все известное ему по поводу убийства Баженова он изложил на встрече с начальником Управления собственной безопасности УВД по Калининградской области. Результат встречи, по утверждению Константинова, таков: его вызвал к себе начальник одного из управлений областного УВД (фамилия редакции известна) и посоветовал «заткнуться», в противном случае пообещав неприятности, связанные с незаконным оборотом наркотиков и оружия.

Поскольку Константинов был влиятельной фигурой не только в бизнесе, но и в криминальных кругах, он отказывался давать показания официально. Разговор с «НИ» он также просил не предавать гласности. Однако в связи со смертью собеседника автор публикации считает себя освобожденным от взятых ранее обязательств.

Показания Константинова делали версию Маликова о связи руководителей правоохранительного ведомства с криминалом еще более достоверной. Тем более что все последующие события демонстрировали: система отчаянно защищает себя.

Так, уже на четвертый день после появления статьи «Недострелянные» штурмом был взят дом, в котором проживал бывший первый заместитель начальника ОВД по Неманскому муниципальному району Калининградской области подполковник Руслан Молчанов. Захватывали здание 17 человек в масках. Руководил операцией следователь Следственного управления Следственного комитета (СУСК) РФ по Калининградской области Дмитрий Першин. В доме якобы искали оружие, из которого в 2005 году был убит коммерсант Павел Коган. Почему «якобы»? В своем обращении в комитет по безопасности Госдумы РФ супруга подполковника Молчанова Елена Молчанова дала этому объяснение.

«Я слышала, – написала она, – как на улице с мужем разговаривал сотрудник УВД и требовал, чтобы он оговорил Маликова, при этом угрожал мужу, что эти действия – только начало. В ходе обыска… ничего не обнаружили, …а мужа увезли в неизвестном направлении… Впоследствии я от него узнала, что его допрашивали в г. Советске не по убийству, а по профессиональной деятельности полковника Маликова в 2003 году, когда он занимал должность начальника ОВД по Неманскому району. Фактически, со слов мужа, его вынуждали оговорить Маликова».

К чести Молчанова, несмотря на угрозы, он отказался оговорить товарища.

Параллельно начался наезд и на майора Колобова. Вот фрагмент письма в комитет по безопасности Госдумы РФ адвоката Колобова Олега Сомова:

«В отношении моего подзащитного Колобова… провели нелепое опознание женой убитого в 2005 году Когана Павла. Опознание Колобова провели сотрудники СУСК … спустя 6,5 лет после события – при условии, что Колобов знаком и много раз видел последние годы опознающую. …Колобова она узнала по глазам, хотя 6,5 лет тому назад видела со 100 метров мужчину в маске в течение 5 секунд. Мужа позже застрелил неизвестный в километре от места указанной встречи. Учитывая формальный факт опознания, следователь СУСК Першин вместе с Шерстовым назначили обыски в квартире Колобова В.И. и в кабинете по месту службы, оказывая на него психологическое давление. Помимо указанных фактов, пригрозили провести Колобова по всем мало-мальски похожим «глухим» нераскрытым убийствам, если он не только не опровергнет официальные факты, опубликованные в газете «Новые Известия» за 4 и 5 апреля 2011 года, но и не опорочит своего бывшего руководителя по УБОП полковника Маликова Д.В.»

Окончание в следующем номере.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: