Главная / Газета 5 Сентября 2013 г. 00:00 / Происшествия

Деньги уплыли

После паводка многие жители Дальнего Востока оказались в долгах и без компенсаций

ВЕРОНИКА ВОРОНЦОВА

Вчера Следственный комитет России пообещал проверить Амурское бассейновое водное управление Федерального агентства водных ресурсов и дать правовую оценку действиям должностных лиц. Пока следователи ищут виноватых в самом факте наводнения, многие пострадавшие от него столкнулись с невозможностью получить компенсации. Как выяснилось, многие подтопленные дома были не зарегистрированы, а их владельцы строили жилье на кредиты, с которыми теперь не в состоянии расплатиться. Волонтеры тем временем сообщают о массовых случаях запоев, в которые уходят целыми семьями от безнадежности, и это несмотря на то, что в зоне бедствия введен сухой закон.

Владельцы недостроенных и незарегистрированных домов не получат от государства ничего.
Владельцы недостроенных и незарегистрированных домов не получат от государства ничего.
shadow
Павел Коротков четыре года назад решил переехать из Благовещенска в пригород. Село Владимировка было им выбрано не случайно: по соседству жили несколько знакомых, к тому же из села до города ехать совсем недалеко. Купив землю, Коротков начал строительство дома, взяв кредит на 3 млн. рублей «на личные нужды». Он и предположить не мог, что скоро сюда придет «большая вода». «Мы уже начали внутреннюю отделку, во многих комнатах поклеили дорогие обои – теперь все пропало. Ремонт нужно начинать заново, но денег на это нет», – рассказал мужчина «НИ». В подполе коттеджа Павла Короткова, как и в тысячах других домов в зоне бедствия, до сих пор стоит вода, и для всех членов семьи очевидно, что дом начал гнить и для жизни он вряд ли пригоден. При этом оформить дом в собственность Коротковы не успели, а значит, положенные компенсации им никто не предоставит.

Жители пострадавших от наводнения регионов, которые не успели погасить кредиты на строительство жилья, могут оказаться в очень непростой ситуации, подтверждает «НИ» эксперт рынка недвижимости Наталья Словесникова: «Если заемщик брал целевой кредит под строительство, то дом должен был быть застрахован, и он имеет право на получение страховой выплаты. Но если кредит был «на личные нужды», то закон здесь бессилен». По мнению г-жи Словесниковой, единственный выход для Короткова и таких, как он, – обращаться в госорганы с просьбой о компенсации. Тоже самое касается и случаев, когда человек не успел прописаться в доме: «Если найдется много свидетелей, которые расскажут, что человек проживал в этом доме, шло строительство, то он может получить компенсацию». Хотя эксперт признает, что неизбежен конфликт между «законностью» и «правомерностью» и все будет зависеть от сознательности представителей власти.

Сейчас большинство людей страдает не от наводнения, а от его последствий, рассказал «НИ» работающий в зоне бедствия волонтер Дмитрий Алешковский: «Тысячи домов не пригодны для проживания, вода не уходит из подпола: дома гниют и покрываются трещинами. Когда грянут морозы, пребывание в них станет опасным для жизни». Г-н Алешковский добавляет, что большое количество подтопленных домов не было зарегистрировано, а их владельцы не имеют никаких документов на эту недвижимость: «В это число входят как дома, в которых люди жили годами, так и недостроенные, которые люди просто не успели оформить в собственность».

Получить компенсацию за незарегистрированный дом или на незарегистрированных жильцов практически невозможно, подтверждает жительница недавно затопленного села Овсянка Амурской области Марина Кузнецова. Она рассказала «НИ», что у них в селе в подполах многих домов также остается вода. Однако представители комиссии по возмещению ущерба сказали местным жителям, что возможна оплата только для тех, кто прописан и проживает в доме: «У нас соседи – пожилая пара, их оба сына учатся в городе и домой приезжают на выходные, поэтому деньги за них не выплатили».

По правилам, установленным в месте ликвидации ЧС, откачка воды из домов, их просушка и выплата компенсаций положены только тем, кто зарегистрирован официально и проживает там постоянно, объяснила «НИ» инициатор группы волонтеров «Амур’13» Алена Попова: «Спасатели даже не приступят к просушке, если дом по документам ничей». Как пояснила Попова, сейчас откачивают в воду в «незаконных» домах группы волонтеров, потому что у властей чаще всего нет на это прав и ресурсов: «Губернатор нам предложил активно содействовать таким людям, использовать собственные знакомства и активы».

Впрочем, как стало известно «НИ», большинство волонтеров покинут Дальний восток уже через неделю. Как рассказал Дмитрий Алешковский, волонтеры из «Амур’13» приостанавливают свою деятельность по ряду причин: «Мы не можем распыляться на большие государственные задачи, у нас больше нет средств, сил и возможности помогать». До отъезда добровольцы обещали обойти максимальное количество людей и на остатки средств оказать адресную помощь особо нуждающимся.

Многие жители затопленных территорий опасаются, что с уходом волонтеров многие их инициативы спустят на тормозах местные власти. Как написал в своем блоге один из волонтеров Артем Айвазов, некоторые жители затопленных домов от безысходности уже уходят в запой всей семьей, несмотря на сухой закон. Волонтеров и представителей власти они встречают нередко очень агрессивно, потому что уверены, что те приходят отобрать последнее. «Многие люди, столкнувшиеся с бедой, проявляют свои самые нелицеприятные качества характера», – рассказала «НИ» волонтер, которая представилась Еленой. По ее словам, в пунктах временного размещения пострадавшие часто ведут себя неадекватно: устраивают драки за паек, стремятся набрать себе больше продуктов и одежды, лишив тем самым помощи других людей. Социальные психологи единодушны в том, что подобное поведение свидетельствует об отчаянии и пессимизме.

Среди жителей также находятся и такие, которые проявляют чудеса благородства. Житель Амурской области Александр Айнвер несмотря на то, что сам стал жертвой паводка, активно помогает другим пострадавшим. Он ездит на моторной лодке по затопленным деревням и собирает брошенных животных. Кроме того, хозяева часто сами отдают ему своих собак и кошек на время. «Но часто оказывается так, что лишившиеся всего, люди отказываются забирать своих питомцев. Теперь вот не знаю, что с ними делать», – разводит руками мужчина. Также он заверил «НИ», что готов предложить две комнаты в своем доме семьям, которые остались без крыши над головой.

По словам губернатора Приамурья Олега Кожемяко, администрация края всерьез озабочена жилищными проблемами пострадавших. Губернатор пообещал, что власти будут выкупать пригодное для жизни жилье и переселять людей туда. «Также в экстренном порядке будут отремонтированы те дома, что подлежат ремонту», – заверил г-н Кожемяко. Он пояснил, что около двух тысяч домов в Амурской области уже непригодны для жизни: «Это дома, в которых еще стоит вода. Предположительно, до наступления морозов они не успеют обсохнуть, что усугубит ситуацию».

Вчера глава правительства Дмитрий Медведев поручил Минсельхозу и Минфину совместно с властями субъектов Федерации проработать вопрос об оказании помощи пострадавшим регионам. В частности, Минсельхозу поручено обеспечить экспертную оценку представляемых регионами материалов по ущербу, нанесенному сельхозпроизводителям. При этом Медведев поручил Минэкономразвития, Федеральной антимонопольной службе и Минсельхозу в рамках мониторинга цен на продовольствие обратить особое внимание на ситуацию на рынках Дальнего Востока. Волонтер Алешковский в целом оценивает работу властей на местах как хорошую: «Большинство чиновников работают на износ, но масштабы разрушения настолько велики, что с ними не справиться за одну неделю. Это будет самая тяжелая зима в жизни этих людей».

Опубликовано в номере «НИ» от 5 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: