Главная / Газета 27 Августа 2013 г. 00:00 / Происшествия

За одного битого

За схожие преступления российские суды строже наказывают обычных людей, чем сотрудников правоохранительных органов

АННА АЛЕКСЕЕВА

Вчера Мосгорсуд признал законным арест предполагаемых участников нападения на полицейского у Матвеевского рынка. Супругов Магомеда и Халимат Расуловых подозревают в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Максимальное наказание по этой статье УК – пожизненное заключение. В то же время юристы отмечают: жизнь и здоровье стража порядка российские следователи и суды ценят выше, чем жизнь и здоровье рядового гражданина. Двойные стандарты касаются и наказаний: представителю власти, обвиняемому в преступлении, гораздо легче отделаться условным сроком или дисциплинарным взысканием. Подобное положение дел в стране означает, что обычному человеку, по сути, приходится рассчитывать только на себя и на свои силы, раз полиция не способна в полной мере защитить его от преступника, а добиться справедливости в суде зачастую оказывается невозможно. Вероятно, именно поэтому возникла идея нового законопроекта, касающегося, в частности, самообороны и обороны жилища: согласно документу, у любого хозяина дома будет право убить незваного гостя.

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Московский городской суд в понедельник отклонил жалобы на арест адвокатов Магомеда и Халимат Расуловых, которые являются фигурантами дела о нападении на оперативника на Матвеевском рынке в столице. Ранее адвокат Халимат Расуловой Даниил Мархиев сообщил, что будет добиваться освобождения своей подзащитной под залог. По версии следствия, 27 июля этого года оперативник Антон Кудряшов, пытаясь задержать педофила на Матвеевском рынке в Москве, получил от Магомеда Расулова удар кастетом и был госпитализирован с черепно-мозговой травмой. Сначала Расулову и его жене Халимат, участвовавшей в нападении, были предъявлены обвинения по статье «Применение насилия в отношении представителя власти», предусматривающей до 10 лет лишения свободы. Затем дело переквалифицировали на более тяжкую статью – «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа». В Следственном комитете уверены, что характер травмы потерпевшего «явно свидетельствует о том, что нападавшие посягали именно на его жизнь, понимая, что перед ними сотрудник полиции».

Согласно Уголовному кодексу РФ, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (статья 317) наказывается лишением свободы на срок от 12 до 20 лет с ограничением свободы до 2 лет либо пожизненным лишением свободы. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти (статья 318.1) наказывается штрафом до 200 тысяч рублей, либо принудительными работами на срок до 5 лет, либо арестом на срок до полугода, либо лишением свободы на срок до 5 лет. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья представителя власти (статья 318.2), наказывается лишением свободы на срок до 10 лет. В то же время насилие в отношении граждан (в случаях, когда речь не идет о представителях власти), согласно УК, подразумевает более мягкие наказания. Максимальная санкция за причинение легкого вреда здоровью (статья 115) – два года колонии, за побои (статья 116) – столько же. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111) карается лишением свободы на срок до восьми лет.

Пожизненный тюремный срок грозит молодым людям, недавно избившим полицейского в Новосибирске. Инцидент произошел утром 14 августа. По версии следствия, полицейский шел на работу и увидел несколько дерущихся мужчин. Когда он попытался разнять драку, на него набросились трое и «нанесли ему множество ударов в область головы». Задержанными оказались трое не привлекавшихся ранее к уголовной ответственности жителей Бурятии. Одному из них 21 год, двум другим – по 18 лет. Вчера же Останкинский суд Москвы оштрафовал певца Витаса (Виталия Грачева) на 100 тысяч рублей за применение насилия в отношении представителя власти. По данным Генпрокуратуры, он ударил ногой командира отдельной роты ППС.

«За нападение на полицейского всегда дают по максимуму. У нас полицейские неприкасаемые. Это норма, потому что у нас уже построено полицейское государство», – заявляет «НИ» лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. По словам правозащитника, пострадавшим должностным лицам зачастую даже не обязательно доказывать наличие повреждений, чтобы упечь своих обидчиков за решетку. В пример г-н Пономарев приводит «болотное дело»: «Стоит полицейский и говорит, что он подвергся нападению, был причинен вред здоровью. При этом даже нет медицинской справки, это подтверждающей, и мы должны опираться только на его показания».

«Обычно следователи заинтересованы в более низкой квалификации. Но если речь идет о представителе власти – это исключение», – подтверждает в беседе с «НИ» » глава Общественной наблюдательной комиссии в местах лишения свободы (ОНК) Москвы Валерий Борщев. По его словам, вокруг случаев нападения на полицейских «дружно объединяется весь правоохранительный аппарат: и Следственный комитет, и Минюст, и суд. Все работают на то, чтобы человека закопать как можно глубже. Тут уже корпоративная солидарность работает».

Если же пострадавший – обычный человек, у его обидчиков, как правило, больше шансов отделаться мягким наказанием. На днях в редакцию «НИ» пришло письмо, в котором британский подданный Джеймс Элджер жаловался на произвол следствия. «В ночь с 1 на 2 февраля я был избит на выходе из бара на Кузнецком Мосту, – пишет он, утверждая, что никогда не видел этого человека раньше и конфликтов у него с ним не возникало. – Меня отвезли в местную больницу, а после – в Европейский медицинский центр. Там мне сказали, мой череп был сломан и требуется срочная операция (рентгеновский снимок черепа имеется в распоряжении. – «НИ»). Мой хирург сказал мне, что такие повреждения черепа могут наступить, только если у нападающего был кастет. Он также сказал мне, что если бы удар пришелся на 5 сантиметров выше – я бы был мертв, а на 5 сантиметров левее или правее – удар мог вызвать необратимые повреждения головного мозга». Операция обошлась Элджеру более чем в 400 тысяч рублей. «По сей день я страдаю от головной боли, и мой врач говорит, что она станет неотъемлемой частью моей жизни», – жалуется гражданин Великобритании.

Через несколько дней после нападения преступника поймали. Элджер ожидал, что дело возбудят по статье 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», однако судмедэксперты заключили, что «здоровью был причинен легкий вред с последствиями не более трех недель». При этом «фотографии и рентген повреждений каким-то образом пропали из материалов дела и не были прикреплены к медзаключению», а в проведении новой экспертизы пострадавшему отказали: «Следователь был согласен с результатами экспертизы и отказал от другого экспертного мнения». Жалобы в Минздрав, Минюст и в посольство Великобритании «были либо отклонены, либо проигнорированы». Сейчас дело об избиении Элджера уже передано в суд.

Закон квалифицирует тяжкий вред здоровью как опасный для жизни или повлекший «потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией», а кроме того, неизгладимое обезображивание лица и долговременную утрату трудоспособности. «Квалификация телесных повреждений и манипуляция экспертными заключениями – самый болезненный вопрос следствия», – заявил «НИ» адвокат Игорь Трунов. По его словам, экспертизы, как правило, проводятся в ведомственных учреждениях, где «карманные эксперты, которые делают все, что захочешь. Тут и коррупционные составляющие, и злоупотребления», – уточняет г-н Трунов.

Полицейских же, попавшихся на правонарушениях, привлекают к ответственности неохотно. Так, легко отделался тульский полицейский, оскорбивший и избивший женщину в ночь на 17 августа. По данным правоохранителей, 40-летний майор полиции (не при исполнении) нецензурно оскорбил двух женщин, а третью избил. В ведомстве уточняют, что полицейский был пьян. «По результатам служебной проверки полицейский уволен со службы в органах внутренних дел за несоблюдение норм и правил служебной этики», – сообщает управление МВД по Тульской области. Пьяный начальник изолятора временного содержания в Оренбурге, попавший в ДТП, в результате которого пострадали четыре человека, также «понесет дисциплинарное взыскание, вплоть до увольнения»: 2 августа, «следуя вне службы на личной автомашине Toyota, не справился с управлением и совершил столкновение с движущейся в попутном направлении машиной «Жигули». Уже уволили новосибирского полицейского, который в свободное от работы время в состоянии алкогольного опьянения угнал автомобиль 53-летнего пенсионера в Новосибирске, сообщает областное управление МВД.

Судебная статистика указывает, что по фактам насилия над правоохранителями уголовные дела возбуждаются охотнее, чем по фактам рядового причинения вреда здоровью. Всего за 2012 год, по данным судебного департамента Верховного суда РФ, за причинение тяжкого и среднего вреда здоровью осуждены 47 тыс. 145 человек, оправданы – 84. За преступления против представителей власти (различные) осуждены 15 тыс. 863 человека, оправданы – 37. Исходя из этой статистики можно было бы предположить, что каждый четвертый избитый россиянин – полицейский.

В конце июля столичные следователи возбудили уголовное дело в отношении 79-летнего профессора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Александра Куликова, избитого полицейскими. Профессор сделал замечание стражу порядка, а полицейские в ответ заковали его в наручники и потащили в машину, «случайно» приложив головой о косяк двери. Куликов написал несколько жалоб в МВД, прокуратуру и ФСБ на действия полицейских. 21 августа стало известно, что еще месяц назад следователь Гагаринского следственного отдела Вадим Грецов возбудил в отношении профессора уголовное дело за применение насилия в отношении представителя власти: полицейский говорит, что ему нанесли не менее шести ударов. Вскоре после этого известия профессор слег с подозрением на инфаркт.

«Во всем мире государство, ставя под удар полицейских, поручая им такую тяжелую работу, их защищает. Другое дело, что у нас огромное число сфальсифицированных дел, в которых никто не нападал на полицейских», – говорит «НИ» председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. По ее мнению, «слово полицейского в суде значит существенно больше, чем показания другого гражданина».


В США ПОЛИЦЕЙСКИХ И КОНГРЕССМЕНОВ СУДЯТ НА ОБЩИХ ОСНОВАНИЯХ
В предисловии к Уголовному кодексу США утверждается, что любой закон, а соответственно и наказания за совершенные преступные акты, одинаковы для всех граждан страны. И нет в этом кодексе статей, которые бы специально предусматривали наказания за нападения на представителей власти.
Бывший глава департамента полиции Чикаго Джон Бюрж, пользовавшийся большим влиянием среди политических деятелей и лидеров организаций правопорядка штата Иллинойс, полтора года назад оказался в тюрьме. Против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в нарушении правил допроса людей, подозреваемых в совершении ряда преступлений. Суд признал Джона Бюржа виновным в злоупотреблении служебным положением, приговорив главу полицейского департамента Чикаго к четырем с половиной годам тюремного заключения. Это была высшая мера наказания за подобное злоупотребление служебным положением.
А всего неделю назад почитаемый и хорошо известный в стране конгрессмен Джесси Джексон осужден к двум годам тюремного заключения за манипуляцию средствами своего избирательного фонда. Джесси Джексон изъял из этого фонда 750 тыс. долларов для ремонта своего особняка в Вашингтоне и покупку дорогих вещей в целях личного пользования. Закон был применен безо всяких уступок и привилегий к известной политической личности.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

Опубликовано в номере «НИ» от 27 августа 2013 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: