Главная / Газета 25 Июня 2013 г. 00:00 / Происшествия

Есть контакт

Ростовчане обвиняют врачей в распространении менингита

АЛЕКСАНДР ЛЯЛИН, Ростов-на-Дону

В минувшие выходные эпидемия менингита распространилась на другие южные регионы России. В Адыгее от этой болезни умерла десятилетняя девочка, а в Астрахани страшный диагноз поставили четырем воспитанникам одного из детсадов. Корреспондент «НИ» побывал в ростовском районе Темерник, где за три недели число заболевших достигло 55. Оказалось, что местные жители называют разносчиками инфекции врачей, моют детские площадки с хлоркой, но продолжают ходить на местный вещевой рынок, ставший, по официальной версии, источником эпидемии.

shadow
Первыми заболевшими менингитом были воспитанники ростовского детсада «Теремок». Сейчас детсад закрыт, в нем пусто и тихо. На площадке возле детсада гуляют молодая мама с сыном лет пяти. Пока мальчик катается с горки, мама рассказывает:

– Мы как раз ходили в этот детский сад. Когда началось все это, дома сидели неделю где-то, и не то что на площадки – в гости даже не ходили. Все в масках медицинских были, негде купить было. А сейчас поспокойнее стали относиться, вирус же ушел.

– Ушел? Дети до сих пор поступают в больницу…

Женщина только улыбается в ответ. И добавляет, что к ним домой приходили врачи и никаких признаков заболевания у ее сына не обнаружили.

Девочке из другого детского сада повезло меньше. Ольга (фамилию женщина попросила не указывать) – мама троих маленьких детей, на средней дочери которой медики поставили клеймо «контактная», – искренне недоумевает:

– Мы контактные только по бумажке. Потому что мальчик из нашей группы заболел. Хотя мы его две недели не видели. Никаких анализов никто даже не брал!

Ольга рассказывает, как врачи осматривали ее деток:

– Вчера медсестра приходила, хватала Полину с порога немытыми руками, пыталась сыпь увидеть. Я попросила не трогать: «Не ходите больше к нам, хотите, я распишусь, где надо, что вы были».

– Зачем вы так? Ведь врачи сами не рады, что помимо основной работы сейчас их обязали делать поквартирные обходы.

– Да я все понимаю, но они же ходят и разносят инфекцию! Они других перетрогают, а потом – к моим. В нашей стране все для галочки. Полину осматривают, хотя она хорошо себя чувствует. А у старшего – горло красное, у малышки – насморк, но их никто смотреть даже не собирается. «Полина только контактная», – твердят.

Еще одна мама рассказывает, как мыла детскую площадку с хлоркой: «Вы не представляете, что творилось у нас во дворе… О том, что есть контактные, я узнала самая последняя. Рассказала медсестра, а до этого ходили слухи, и одна мама намекала, что гулять на площадке опасно. Я еще думала: «Ну и паникер». А оказывается, она знала и продолжала с нами гулять. Сейчас половина разъехались, а между оставшимися просто война какая-то началась!»

Недовольны и врачи, которых родители винят в распространении инфекции. Несколько студенток ростовского медучилища, которые и проводят поквартирные осмотры, пожаловались «НИ», что врачи поликлиники, которые направляли их, никак не позаботились об их здоровье и не выдали лекарства для профилактики, сославшись на то, что могут выдать только маски. В результате уже несколько человек заболели после первых дней обхода: поднялась температура, горло болело. Однако на просьбу взять больничный им якобы сказали: «Все болеют, не страшно».

Медики, проводящие обходы, сполна обеспечены профилактическими лекарствами, заявил на пресс-конференции начальник городского управления здравоохранения Рафаил Девликамов.

Что происходит в детском инфекционном отделении Центральной городской больницы №1, куда поступают дети с подозрением на менингит, в официальных сводках не упоминают, ограничиваясь сообщениями, что «выписано столько-то, поступило столько-то, ситуация стабилизировалась».

По словам же мамы одного из госпитализированных детей, никакой «стабилизации» в больнице не видно: «Мы поступили в начале недели, свободные места еще были. А вчера уже в коридоре с детьми лежали. При поступлении спрашивают: контактировали? – Вроде нет. – Нам не смогли проверить ригидность затылочных мышц, так как мы уворачивались и уползали. Поэтому определили на глаз. И всех на одну клеенку. ничем не застеленную, кладут!»

Администрация ростовской ЦГБ №1 комментировать «НИ» условия лечения заболевших менингитом детей отказалась: «Мы даем только официальную информацию пресс-службе Минздрава».

В Роспотребнадзоре полагают, что вызвавший менингит энтеровирус был завезен в Ростов-на-Дону из Китая. В нескольких сотнях метров от детского сада «Теремок», где в начале июня от менингита умер ребенок, расположен крупнейший в городе вещевой рынок Темерник. Некоторые даже думают, что этот район назван в честь рынка, занимающего приличную территорию, а не реки Темерник.

Сюда, как и прежде, ездят переполненные маршрутки желающих «купить одежду». А на самом рынке – как и прежде, антисанитария. Посреди торговых рядов – мусорки. Повар-чебуречник и не думает надевать перчатки. Мужчины едят не то хот-доги, не то хачапури, тут же смотрят и трогают обувь, ставят на место и подносят яства ко рту. Женщины меряют купальники прямо на улице за небольшой тканью, которую держит заботливый продавец. Есть покупатели и с детьми. Ходят, примеряют летние детские вещи. Никаких масок на лицах нет.

Пришел ли вирус с рынка, не известно. Но торговцы от него уже пострадали. Юлия и Ольга, по их словам, работают на рынке восемь лет: закупают оптом одежду, арендуют место и продают. Молодые женщины, обмахиваясь газетой, говорят, что из-за вируса торговля «упала»: «Люди боятся приходить на рынок, где-то даже раздают листовки, что «Темерник» закрыт на карантин. Приходим на работу каждый день и ничего не зарабатываем. Но никто и не думает закрывать точки. У всех товар свой, это единственный заработок».

Наши собеседницы наперебой рассказывают о том, что руководство рынка не только не поддерживает мелких бизнесменов, но и пользуется ситуацией:

– Собрали со всех нас по 100 рублей на рекламу по телевизору. Что, мол, рынок работает, приходите. Нам не жалко денег, но рекламу так и не дали. Спрашивали, говорят, скоро будет.

– А сколько на рынке точек?

– Где-то три тысячи. Получается около 300 тысяч рублей. Немало.

К тому же боясь проверок, руководство обязало всех продавцов иметь санитарные книжки. Оказалось, что до этого их они не имели.

– Две с половиной тысячи – сделать. А соседка (по ряду) где-то купила за 800 рублей.

– А с китайцами общаетесь на рынке? Сказали же, энтеровирус пришел оттуда.

– Ой, это точно не от них. Тем более тут мало китайцев. В основном приезжие из Средней Азии и местные.

С администрацией рынка «Темерник» «НИ» связаться не удалось. Но многие продавцы и другие ростовчане считают, что кто-то давно точит зуб на рынок, хочет «прикрыть». И ситуация с распространяемой инфекцией – лучший повод это сделать.

А еще ростовчане недовольны тем, что о степени риска им до сих пор ничего не известно: надо ли вывозить детей из города или можно без опаски отпускать гулять. За последние дни город посетили и министр здравоохранения Вероника Скворцова, и главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Но все, что услышали от них граждане, сводилось к рекомендациям «мыть руки и фрукты».

Опубликовано в номере «НИ» от 25 июня 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: