Главная / Газета 1 Марта 2013 г. 00:00 / Происшествия

От греха подальше

Маргарита АЛЕХИНА

Кирилл Кузьмин, двухлетний брат Максима Кузьмина, погибшего недавно в приемной семье в США, не вернется к биологической матери, которая ведет асоциальный образ жизни. Об этом в четверг заявил Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Сейчас Кирилл Кузьмин остается в Гардендейле, штат Техас, где находится под присмотром социальной службы – его приемная мать Лора Шатто, которую российские власти винят в смерти Максима, имеет право общаться с ним не более двух часов в день. Между тем, по данным опроса «НИ», лишь десятая часть наших читателей доверила бы воспитание мальчика родной матери – Юлии Кузьминой.

shadow
Комментируя возможное возвращение Кирилла Кузьмина к его биологической матери, детский омбудсмен Павел Астахов в четверг заявил: «Конечно, никто не отдаст ей сына, если она будет вести такой образ жизни». Ранее Уполномоченный по правам ребенка утверждал, что женщина встала на путь исправления – по его словам, такое впечатление у него сложилось после знакомства с текстом записки, полученной от Юлии Кузьминой. В ней женщина просила помочь ей восстановиться в родительских правах и уверяла, что «сознала свою вину перед детьми, устроилась на работу и готова содержать ребенка». Напомним, на прошлой неделе, когда мать мальчиков вместе со своим гражданским мужем ехала из Москвы в Псков после участия в телешоу, парочку высадили из поезда за пьяный дебош.

Согласно результатам опроса на сайте «НИ», лишь один из десяти наших читателей согласился бы вернуть ребенка Юлии Кузьминой. «Я всегда был убежден, что наши граждане – здравомыслящие и человечные люди», – так прокомментировал «НИ» мнение читателей газеты председатель общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер. Омбудсмена Астахова, поспешно пообещавшего Юлии Кузьминой помочь с восстановлением в родительских правах, наш собеседник упрекнул в суетливости: «Как только к Астахову попала записка Кузьминой, он тут же безответственно ее разгласил вместо того, чтобы разобраться. Правозащитник всегда должен выслушать обе стороны. Не должен человек, страдающий недержанием, занимать ответственный государственный пост».

Майкл Браун, адвокат семьи Шатто, усыновившей братьев Кузьминых, вчера опроверг заявления российских властей о том, что Максима «кормили психотропными веществами». По словам г-на Брауна, мальчику действительно давали препарат рисперидол, однако он был выписаны ему врачом и предназначался для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Однако Павел Астахов продолжает настаивать на своей версии, обвиняя в смерти мальчика приемных американских родителей. Омбудсмен ссылается на слова окружного шерифа, заявившего, что смерть Макса Алана (Максима) «не выглядит как естественная». Ссылается он и на сотрудницу социальной службы, которая якобы сообщила ему, что заявления Лоры и Алана Шатто о «неуправляемости» мальчика – безосновательны.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Иркутский центр реабилитации передал ребенка на воспитание педофилу


Около тысячи подмосковных сирот обрели в этом году новые семьи


Точечное давление

Вологодские власти отстаивают строительство сиротского «гетто»

Семьи за семью печатями

За последние 10 лет число иностранных усыновителей российских детей сократилось десятикратно

Семейный бизнес

Усыновление сирот в России постепенно теряет популярность

Деньги на жилье для сирот пустили на зарплату чиновников


Москва дала «добро»

Испанцам официально разрешили усыновлять детей из России

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: