Главная / Газета 19 Февраля 2013 г. 00:00 / Происшествия

«Суд мог быть тольков целях реабилитации»

Стартующий процесс против погибшего в тюрьме Сергея Магнитского правозащитники считают недопустимым

ЮЛИЯ САВИНА

Вчера в Москве начались предварительные слушания по уголовному делу в отношении погибшего юриста британского фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Впрочем, судья Игорь Алисов практически сразу после начала заседания перенес его на 4 марта. Об этом ходатайствовали назначенные адвокаты, которые не успели ознакомиться с делом. Между тем правозащитники считают начавшийся процесс противозаконным. Его реальными целями они называют отмену «Акта Магнитского» и преследование бывшего начальника Магнитского – финансиста Уильяма Браудера.

Смерти Магнитского следователям оказалось недостаточно.<br>Фото: EPA
Смерти Магнитского следователям оказалось недостаточно.
Фото: EPA
shadow
Назначение защитников потребовалось в связи с тем, что родственники погибшего юриста требуют прекратить посмертное преследование Сергея Магнитского. Следователи, в свою очередь, не видят причин закрывать дело против умершего человека. Видимо, таким образом российские власти пытаются довести «дело Магнитского» до обвинительного приговора, чтобы продемонстрировать правительствам США и других европейских стран несправедливость принятия «Акта Магнитского». Кстати, предварительные слушания по «делу Магнитского» удивительным образом совпали с заявлением замглавы МИДа РФ Сергея Рябкова о том, что Россия готова отменить «Список Гуантанамо», если будет отменен «Список Магнитского». «Если бы мы прошли период нынешних сложностей в отношениях с США таким образом, чтобы, скажем, в какой-то момент, я надеюсь, в не очень отдаленном будущем появилась бы возможность эти запретительные списки вообще удалить, мы с удовольствием избавились бы от таких ограничений», – высказал свою позицию дипломат.

Между тем против суда над умершим человеком активно возражают правозащитники. Согласно недавнему решению Конституционного суда (КС) РФ, суд над погибшим человеком в России возможен по инициативе родственников умершего. Это постановление было вынесено после громкого ДТП на Ленинском проспекте в 2010 году, одним из частников аварии тогда был автомобиль вице-президента «ЛУКОЙЛа» Анатолия Баркова. Напомним, что в его «Мерседесе» все остались живы, а вот сотрудницы Научного центра акушерства Ольга Александрина и Вера Сидельникова, ехавшие в «Ситроене», скончались. В результате обвинение в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, было предъявлено погибшей Александриной, с чем не согласились ее родственники. И поскольку Тверской районный суд столицы признал прекращение дела законным и отказал в его возобновлении, они обратились в Конституционный суд. Высшая инстанция приняла решение, по которому «если сторона погибшего выступает против прекращения дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого), правоохранительные органы обязаны продолжить предварительное следствие и направить дело в суд».

Глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы Валерий Борщев разъяснил «НИ», почему, исходя из решения КС, процесс над Магнитским можно считать противозаконным. «Конституционный суд четко и ясно сказал, что суды по поводу умерших могут быть только по просьбе родственников в целях реабилитации, – сказал правозащитник. – Если бы мать Магнитского написала заявление, что ставит вопрос о реабилитации Сергея Магнитского, тогда вопрос мог стоять. Но Наталья Николаевна такого заявления не писала. Я сам видел, как к ней в суде приставали, чтобы она подписала бумагу, что она хочет такой суд, но она ее не подписывала, так что этот суд незаконный. Они поставили государственного адвоката, который не является представителем семьи Магнитских».

Отметим, что суд над умершим человеком по инициативе властей даже в прежние времена считался делом, мягко говоря, необычным. «Последний суд над умершим – это суд над Оливером Кромвелем в Англии, когда его выкопали из могилы, повесили, потом четвертовали и прочее (упоминания об этой истории датированы XVII веком. – «НИ»), – напомнил Валерий Борщев. – Других прецедентов я таких не знаю. Это позорное судилище, и власть не знает, как выйти из этой ситуации с Магнитским. А выйти надо просто – осудить виновников в смерти Магнитского, они известны. Наша общественная наблюдательная комиссия представила достаточно материалов, я на суде об этом говорил. Нужно провести расследование по поводу коррупционеров. А нынешний суд – это позорище».

По словам юриста движения «За права человека» Евгения Ихлова, «дело Магнитского» идет для того, чтобы сказать, что он не невинная жертва, а преступник, который умер в тюрьме. «Чтобы плюнуть на его могилу, – добавил «НИ» Евгений Ихлов. – Понятно, что в приговоре будет написано, что он выполнял поручения Браудера (главы фонда Hermitage Capital. – «НИ»), и на основании этого будет возбуждение дела в отношении Браудера. А защитников Магнитскому назначили, потому что судить без защитников нельзя, у нас правовое государство. Если адвокаты отказались, значит, суд назначает защиту».

Опубликовано в номере «НИ» от 19 февраля 2013 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: