Главная / Газета 20 Ноября 2012 г. 00:00 / Происшествия

Посвящение в жертвы

Кемеровские заключенные выступают против избиений новоприбывших

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Вчера родственники и адвокаты заключенных исправительных колоний (ИК) № 5 и № 40 Кемеровской области обратились в областное управление исполнения наказаний и прокуратуру с жалобой на побои и угрозы в ИК. По их версии, сотрудники колоний «обрабатывают» осужденных сразу после этапирования в карантинном помещении. Администрации колоний необоснованно отказывают осужденным во встречах с адвокатами и семьями. В ответ почти три тысячи заключенных угрожают объявить голодовку.

Администрация колоний не увидела правонарушений в избиении новоприбывших зеков.<BR>Фото: EPA. SERGEI CHIRIKOV
Администрация колоний не увидела правонарушений в избиении новоприбывших зеков.
Фото: EPA. SERGEI CHIRIKOV
shadow
Свежий этап прибыл в исправительную колонию № 5 кемеровского ГУФСИН 16 ноября. 60 человек привезли из расформированной ИК-22 и, по свидетельству члена местной общественной наблюдательной комиссии Инны Жоголевой, тут же избили. 25-летний Анатолий Никитин, осужденный за разбой, в тот же день попал в больницу колонии с повреждениями позвоночника, таза и черепа. По словам своей матери, заключенный, спасаясь от оперативников, выбросился из окна. «Врачи отказываются сообщать мне о его состоянии – говорят, что не обязаны рассказывать по телефону, и требуют приехать. А я живу в Новокузнецке, что в 200 с лишним километров», – сетует Любовь Никитина. Приехав на свидание, мать избитого заключенного свидания так и не получила: отказали на основании того, что Никитин – лежачий больной.

Новоприбывшим заключенным не дают свиданий не только с родственниками, но и с адвокатами, подтвердил «НИ» защитник нескольких осужденных ИК-5 и ИК-40 Алексей Куркин. «Во встрече с Равилем Мухаметдиновым, который вскрыл себе горло, мне отказали: он находится в психиатрическом отделении больницы и принимает психотропные препараты. От Дмитрия Еремина мне принесли письменное заявление: якобы он не желает меня видеть. Через несколько дней я получил от него записку для матери – почерк и подпись в заявлении и записке различались», – рассказал «НИ» адвокат. Подобные приемы, по его словам, практикуют и в соседней ИК-40: «Я пришел поговорить с подзащитным Павлом Пикулиным. Сначала мое заявление о свидании отклонили, затем согласились организовать видеоконференцию из камеры. Я поговорил с заключенным, с которым меня соединили, а потом увидел фотографию Павла и понял, что беседовал не с ним», – поведал «НИ» г-н Куркин. Встречу он получил только с одним из осужденных – Станиславом Жуковым в ИК-5, который тут же передал заявление: по его словам, избивали новоприбывших утром 17 ноября, нанося удары так, чтобы не оставалось ссадин и гематом.

О порядках в ИК-5 и ИК-40 «НИ» рассказал осужденный Алексей Дмитриев, освободившийся несколько недель назад. По его словам, этап, прибывший в ИК-5 16 ноября, – далеко не первый и, скорее всего, не последний этап, который подвергается подобному испытанию в ИК-5 и ИК-40: «Приходящие этапы выгружают с автозаков и тут же начинают избивать. В ход идут резиновые дубинки, собаки, электрошокеры, угрозы изнасилованием. Многие пытаются вскрыть себе вены, но это не всегда помогает, человека просто избивают дальше». По словам Алексея Дмитриева, шестеро заключенных ИК-5 17 ноября объявили голодовку. Ту же информацию подтвердила «НИ» правозащитница Инна Жоголева. По ее словам, 19 ноября к голодовке планировали присоединиться несколько сотен заключенных ИК-5 и ИК-40 (всего в обеих колониях отбывают наказание чуть менее 3 тысяч человек). Между тем в понедельник в колонию прибыл новый этап: 200 человек.

В пресс-бюро кемеровского ГУФСИН «НИ» отказались комментировать ситуацию. Комментарий руководства колонии редакция также получить не смогла, однако при появлении официального заявления чиновников мы вернемся к этой теме.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 ноября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: