Главная / Газета 31 Июля 2012 г. 00:00 / Происшествия

Панк-молебен по ошибке

Участницы Pussy Riot настаивают на своей невиновности

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Вчера Хамовнический суд Москвы провел первое заседание по существу дела Pussy Riot. Заседание должно было быть открытым, но видео- и фотосъемка в итоге были запрещены, твиттер-трансляция ограничена. Подсудимые (на фото) отказались признавать свою вину, но заявили, что совершили «этическую ошибку».

Фото: EPA. YURI KOCHETKOV
Фото: EPA. YURI KOCHETKOV
shadow
Заседание по делу Pussy Riot проходило в том же зале Хамовнического суда, где в свое время рассматривалось «дело ЮКОСа». По словам пресс-секретаря Хамовнического суда Дарьи Лях, этот зал был выбран потому, что он самый большой. Между тем попасть в него смогли только около 50 человек. Нескольким десяткам журналистов пришлось ждать окончания заседания на лестнице. По уже сложившейся традиции меры безопасности у здания были усилены. К суду пришли несколько сотен противников и сторонников группы, но они смирились с тем, что их не пустят внутрь, и не пытались прорвать кордон.

Еще 23 июля, когда проходили предварительные слушания по делу, пресс-служба Хамовнического суда на официальном сайте сообщила, что будет вести онлайн-трансляцию первого заседания по существу. Однако судья Марина Сырова, удовлетворив ходатайство обвинения, превратила заседание, которое должно было быть открытым, в закрытое. Фото- и видеосъемка в зале на время допроса свидетелей была запрещена, твиттер-трансляция, которую собирались вести адвокаты и свидетели защиты Pussy Riot, также была ограничена. Представители прокуратуры объяснили это требованиями безопасности. По их словам, учитывая общественный резонанс дела, свидетелям и адвокатам обвинения может грозить опасность в случае, если их имена станут известны. О происходящем на заседании, однако, можно было узнать из «Твиттера» лидера арт-группы «Война» и мужа подсудимой Надежды Толоконниковой – Петра Верзилова. Если верить ему, судья фактически не дала возможность адвокатам защиты допросить свидетелей обвинения – свечницу, ключаря и сотрудников ЧОП, работавших в храме в тот момент, когда там случился «панк-молебен».

Адвокат одной из подсудимых Виолетта Волкова поторопилась зачитать письма девушек до окончания онлайн-трансляции. В послании Надежды Толоконниковой, в частности, говорится о том, что Pussy Riot совершили «этическую ошибку», выступив в жанре панк-молебна в храме. Мария Алехина заявила, что амвон в качестве сцены девушки использовали, не зная церковных правил. А Екатерина Самуцевич выразила убежденность в том, что ее арест носит репрессивный характер и таким образом государство запугивает граждан. Позднее на вопрос о том, понятно ли ей обвинение, Мария Алехина заявила: «Непонятно, как и всем». Все три девушки признавать вину отказались. На момент подписания номера в печать судебное заседание еще продолжалось.


Почти три десятка писателей призывают наказать Pussy Riot
Вчера православные писатели начали собирать подписи против освобождения участниц группы PussyRiot. Обращение к общественности с заголовком «Молчать не позволяет совесть» уже подписали 27 писателей и публицистов, среди которых Валентин Распутин, Владимир Крупин, Нина Бойко, Николай Коняев. Авторы письма настаивают на необходимости уголовного преследования участниц панк-молебна в храме Христа Спасителя. Тех, кто пытается оправдать девушек, они называют «адвокатами моральной мерзости». Это письмо появилось в ответ на обращение других деятелей культуры в защиту Pussy Riot. 10 июля более сотни известных писателей, актеров, режиссеров, поэтов попросили председателей Верховного суда и Мосгорсуда прекратить уголовное преследование девушек.
«Их вина доказана по всем параграфам, – рассказал «НИ» писатель Владимир Крупин. – Я девушек очень жалею, но обращение подписал, потому что чувства верующих оскорблены. Простых верующих – тракториста из села, старушки из глубинки. Кто же будет защищать православные святыни? Нельзя оставлять в безвестности это величайшее преступление перед нравственностью. Надо вынести это на суд и законный, и общественный».
Можно констатировать, что творческая элита раскололась. Режиссер Роман Виктюк пояснил «НИ», что этот «раскол» был всегда, и удивляться совершенно нечему. «Есть те творцы, которые прислуживают системе, и те, которые живут сами по себе, своим умом и своей совестью, – говорит г-н Виктюк. – Что будет решено? Я пессимист по знанию и оптимист по вере. Вера во мне зачахла, пессимизм кричит: все будет так, как хочет большинство. Девушек не только можно, их нужно выпустить домой. Будучи на свободе, они должны будут осознать свою глупость – вот самое лучшее наказание для них, наказание по совести».
Полина МОРОЗОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 31 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: