Главная / Газета 14 Марта 2012 г. 00:00 / Происшествия

«Ему проще отсидеть»

Рядового Андрея Попова приговорили к двум годам колонии-поселения за дезертирство

МИХАИЛ БЕЛЫЙ

Вчера Саратовский гарнизонный военный суд поставил точку в громком деле рядового Андрея Попова (на фото), который признал свою вину в дезертирстве. Изначально солдат настаивал на том, что провел 11 лет в рабстве в Дагестане, однако позднее изменил показания. Правозащитники утверждают, что военнослужащий, по сути, оговорил себя в «обмен на обещания правоохранителей освободить его от тюрьмы». Однако в итоге Попову предстоит провести ближайшие два года в колонии-поседении. Обжаловать вынесенный приговор рядовой не намерен.

shadow
Уголовное дело против бывшего срочника Андрея Попова было возбуждено еще в 2000 году. В январе 2000-го он был призван в армию, а в октябре бесследно пропал. В родном городе Ершове в Саратовской области он появился лишь спустя 11 лет, в августе 2011 года. Причем скрываться он не пытался, добровольно явился в полицию, сообщил, что произошло, после чего был задержан.

Андрей Попов проходил службу в воинской части 14460 в Татищевском районе Саратовской области. Спустя восемь лет после исчезновения парня сотрудники милиции сообщили родителям Попова, что его тело якобы обнаружено в Дагестане. Собственно, с той минуты родные без вести пропавшего парня окончательно потеряли надежду увидеть его живым и невредимым. Однако Попов вернулся в родной Ершов и выдвинул свою версию произошедшего. Он рассказал, что его похитили и продали в рабство на кирпичный завод в Дагестане, где он проработал почти 11 лет. В 2011 году ему удалось оттуда сбежать. После этого со стороны правоохранительных органов начались многочисленные проверки озвученной рядовым версии.

В ходе судебного процесса в ноябре 2011 года Андрей Попов неожиданно заявил: «Да, я признаю свою вину в дезертирстве». Однако председатель Союза солдатских матерей Саратовской области Лидия Свиридова утверждает, что на самом деле Попов дезертиром не является, а сам приговор «иначе как неадекватным не назовешь». «Не секрет, что Попов дал признательные показания в обмен на обещания правоохранителей не назначать ему наказание, связанное с лишением свободы. В итоге же парня обманули», – рассказала «НИ» г-жа Свиридова. По ее мнению, «Попова просто не могли не посадить». «Обвинение прекрасно понимало: если рядового оправдать, то он будет требовать от государства внушительную компенсацию за незаконное уголовное преследование. Допустить этого было нельзя», – пояснила собеседница «НИ».

Лидия Свиридова также рассказала, что сразу после вынесения приговора Попов позвонил ей и поблагодарил за помощь. «Он передал большое спасибо журналистам, которые его поддерживали в ходе всего этого процесса. А также сказал, что тюрьмы не боится. Говорит, что страшнее того, где он был эти 11 лет, ничего быть не может», – отметила г-жа Свиридова.

Пресс-секретарь Саратовского гарнизонного военного суда Ирина Пинчук сообщила «НИ», что рядовой Попов не был взят под стражу. «Он находится под подпиской о невыезде. У него по закону есть 10 дней, чтобы обжаловать вынесенный приговор. Если кассации не последует, то Попову необходимо будет самостоятельно прибыть в Главное управление ФСИН по Саратовской области, после чего он будет направлен в колонию-поселение», – заявила официальный представитель суда. Впрочем, по словам Лидии Свиридовой, обжаловать приговор суда Андрей Попов не намерен. «Он очень устал, ему уже проще отсидеть. И сейчас он не думает о том, как может отразиться судимость на его дальнейшей жизни», – резюмировала правозащитница.

Добавим, что после того, как Лидия Свиридова стала заниматься «делом Попова», она, по ее рассказам, подверглась жесточайшему прессингу. В феврале она была допрошена следователем в связи с ее выступлением в телепередаче «Прямой эфир» на телеканале «Россия-1», записанной в сентябре прошлого года. Программа была посвящена истории, приключившейся с рядовым Поповым. Г-жа Свиридова сообщила, что ее проверяют как лицо, якобы ведущее экстремистскую деятельность на территории России. Она уверена, что таким образом ее пытаются запугать, заставить отказаться от общественной деятельности. «Правозащитники, с которыми я общалась, говорят, что мне следует опасаться за свою жизнь – у меня сожгли дом, при невыясненных обстоятельствах погиб брат», – рассказала женщина. О том, возбуждалось ли против нее уголовное дело об экстремизме, г-жа Свиридова не знает. Ей известно лишь, что материалы февральского допроса переданы из Саратова в Москву.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 марта 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: