Главная / Газета 3 Ноября 2011 г. 00:00 / Происшествия

В авиакатастрофе под Ярославлем обвинили пилотов

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Самолет с хоккеистами ярославского «Локомотива» разбился по вине командира корабля или второго пилота, либо их обоих. Этот вывод содержится в результатах расследования катастрофы Як-42, который разбился 7 сентября после взлета с ярославского аэропорта «Туношна». Алексей Морозов, председатель технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета, представляя в среду итоги расследования, заявил, что нарушения начались еще при подготовке к взлету. Так, командир экипажа Андрей Соломенцев сообщил авиадиспетчеру, что взлетные данные «рассчитаны, доложены», однако в действительности ничего не рассчитывал. Самолет же начал взлет на скорости 190 км/ч, тогда как при массе в 54 тонны переднюю ось Як-42 положено отрывать от земли на скорости 215 км/ч, а заднюю – на скорости 235 км/ч.

Ниже положенной скорость самолета была из-за того, что командир экипажа либо второй пилот Игорь Жевелов, либо они оба нажимали на педали тормоза. По мнению экспертов МАК, так произошло из-за того, что оба летчика летали главным образом на самолете Як-40 (4,7 тыс. часов налета у Соломенцева и 13,5 тыс. часов у Жевелова). На Як-42 Соломенцев налетал 1,5 тыс. часов, Жевелов – 0,6 тыс. часов. Переобучение же пилотов, как выяснили в МАК, свелось к теоретическому курсу и тренажерной подготовке, которая «носила формальный характер». В результате летчики держали ноги на педалях тормозов, как в Як-40, где для ног предусмотрены чашечки. В Як-42 таких чашечек нет, и ноги положено держать на полу. Кто именно из летчиков надавил на тормоза и замедлил разбег самолета, выяснить не удалось – «черный ящик» нажатие на педали не фиксирует. Однако в МАК утверждают, что нажатие на педали по мере разгона самолета становилось все сильнее, и перед отрывом от земли «пилот буквально упирался в них».

Катастрофу можно было предотвратить, если бы экипаж прекратил взлет за 1 км до окончания взлетной полосы, уверен Алексей Морозов. Однако расшифровка переговоров в кабине показала, что такую возможность пилоты не обсуждали. Также выяснилось, что между Соломенцевым и Жевеловым был конфликт из-за того, что второй пилот претендовал на лидерство как более опытный. Кроме того, в крови у Жевелова обнаружили снотворное «Фенобарбитал», при приеме которого управлять самолетом запрещено. В МАК считают, что второй пилот принимал лекарство, так как страдал полинейропатическим синдромом – ухудшением чувствительности периферических нервных окончаний.

Родственники погибших летчиков с выводами МАК не согласились и объявили, что намерены провести собственное расследование. Их версия – неисправность самолета, а не ошибки экипажа. Знакомые с ходом расследования независимые эксперты также сомневаются в выводах МАК. «В «черных ящиках» положение педалей не прописывается», – пояснил «НИ» один из экспертов. По его мнению, самолет мог замедлить разбег «по другим причинам, в том числе техническим».

Опубликовано в номере «НИ» от 3 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: