Главная / Газета 12 Сентября 2011 г. 00:00 / Происшествия

Цена жизни

Жертвы терактов в России и США получают несопоставимую помощь

СВЕТЛАНА БАШАРОВА, БОРИС ВИНОКУР, Чикаго, ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВА

Завтра – двенадцатая годовщина взрыва жилого дома на Каширском шоссе в Москве, унесшего 124 жизни. А 8 сентября в столице прошла панихида по 106 жертвам взрыва на улице Гурьянова, которые погибли так же в 1999-м. Те, кто пострадал в этих и во многих последующих терактах в России, до сих пор испытывают боль. Ее причиняет не только утрата близких, но и те оскорбления, которые жертвы террора вместо помощи получают от государства. Лишившиеся квартир люди до сих пор их так и не получили, потерявшие здоровье лечатся за свой счет. Памятные мероприятия проходят тихо и почти не привлекают внимания чиновников. Между тем вчера США встречали десятый Национальный день поминовения жертв терактов. Его начинают отмечать по всей стране за неделю до очередной годовщины страшных терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, жертвами которых стали около трех тыс. человек. Однако людей, которые считают, что государство обошло их при оказании помощи, в Штатах несколько сотен. Абсолютное же большинство пострадавших получили достойную компенсацию, что позволяет властям США не бояться внимания к жертвам трагедии со стороны общества.

Компенсация за каждого погибшего на улице Гурьянова составляла смехотворные 5 тыс. рублей.<BR>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Компенсация за каждого погибшего на улице Гурьянова составляла смехотворные 5 тыс. рублей.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
В пять часов утра 13 сентября у стелы в форме часовни, стоящей на месте бывшего дома №6/3 по Каширскому шоссе, пройдет панихида. 12 лет назад этот дом полностью разрушил взрыв. 124 человека погибли, девять были ранены. У стелы в форме часовни, стоящей на месте бывшего дома №19 по улице Гурьянова, панихида прошла в ночь с 8 на 9 сентября. 12 лет назад взрыв уничтожил два подъезда дома, 106 человек погибли, более 200 были ранены. Дома №19 и №17, также получившие разрушения из-за взрывной волны, снесли, теперь на их месте четыре новые многоэтажки. В 2004 году исполнители этих терактов и теракта в Волгодонске Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов были приговорены к пожизненному заключению.

Поздний вечер 8 сентября 2011-го. Шел дождь, у стелы горели свечи, играла траурная музыка. Люди начали приходить сюда уже затемно, в одиннадцатом часу. Всего собрались около 200 человек. Было много жителей окрестных домов. Тот чудовищный взрыв они почувствовали тоже: в радиусе полукилометра выбило почти все стекла. Они сочувствуют до сих пор и приходят сюда с цветами каждый год. Памятное мероприятие посетили также чиновники управы района Печатники и нескольких других районов.

Те, у кого 12 лет назад общим был дом, а теперь – боль, находили другу друга в толпе, обнимались, целовались, плакали вместе, радовались встрече. «Не думаю, что сейчас здесь меньше людей, чем раньше, – говорит Светлана Манцулич, которая жила в доме №19. – Многие стали пожилыми людьми, им тяжело приходить. Но сейчас приходит много молодежи – те, кто тогда были детьми».

В 23.58, время, когда прогремел взрыв, к стеле возложили венки и цветы. Затем у нее и в расположенной рядом часовне «Всех скорбящих радость», построенной после теракта, прошла панихида по погибшим. Пострадавшие признались «НИ», что панихида и двухминутный ролик о ней в новостях – практически все внимание общества и власти, которое они получают. Все остальное время они забыты.

Между тем вчера был Национальный день поминовения жертв терактов в Нью-Йорке и в Вашингтоне. 11 сентября 2001 года террористы захватили четыре рейсовых пассажирских авиалайнера. Два самолета они направили в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Башни, в которые врезались лайнеры, загорелись и обрушились. Один из самолетов был направлен в здание Пентагона, расположенное рядом с Вашингтоном. Четвертый самолет упал в поле в штате Пенсильвания, так как пилоты и пассажиры попытались перехватить управление у террористов. Жертвами терактов стали 2977 человек. Более тысячи погибших в Нью-Йорке не были опознаны. 24 человека числятся в списке пропавших без вести.

Во многих городах США памятные мероприятия состоялись и в канун годовщины теракта. В Нью-Йорке концерты прошли в Кафедральном соборе Святого Патрика, в Рокфеллер-Центре, в парке имени Вашингтона и на многих других площадках. В Чикаго также 3 сентября прошли концерты в городских парках, посвященные памяти погибших. Лозунг всех мероприятий, которые проходят в мэриях городов, церквах, синагогах, мечетях и общественных организациях – «Америка вас никогда не забудет». Этими словами начинается и песня, посвященная памяти жертв терактов. В день памяти тысячи букетов цветов появляются возле подъездов многих городских зданий, на автобусных остановках, на парапетах заправочных станций и при входах в магазины.

Тела на свалках

Анна Пахомова приходит к стеле на Гурьянова в ночь с 8 на 9 сентября все 12 лет. И не может сдержать слез. «Слезы теперь часто текут – даже когда улыбаюсь, – рассказала она «НИ» позже, днем. – Нервы уже не те. Меня спасают моя работа и моя семья. У меня очень хорошая работа, я учитель начальных классов». Во время теракта погибли родители Анны. Мать похоронили, отца не нашли.

Помощь, которую оказывало Анне государство, всегда походила на издевку. За обоих родителей, за все, что было в квартире, за исчезнувшие семейные фотографии и реликвии, Анна получила 70 тыс. рублей, тысячу долларов и продуктовый набор. Когда все деньги уходили на адвокатов и требовалось срочно оплатить учебу сына, Анна попросила в управлении социальной защиты единовременную материальную помощь. На это траты не были предусмотрены. Когда Анна выписалась из клиники неврозов, ее муж попросил управление дать ей путевку в санаторий. Пришел ответ, что Анна не является непосредственно пострадавшей, и для таких, как она, путевок нет.

Квартиру родителей, взорванную террористами, Анне государство компенсировать не собиралось. «Мы пять лет судились с Министерством финансов, – говорит она. – Мы писали в жалобах: как же так, в Конституции написано... Нам отвечали, что все погибло, где нам ваше наследство взять? Мы тратили на адвокатов все деньги. И спустя пять лет получили маленькую двухкомнатную квартиру. Вместе с моими родителями жил мой сын. Он остался жив, потому что во время теракта его не было дома. Но у него там хранились все вещи. Власти посчитали, что нам ничего не надо». Анна знает немало людей, которые так и не получили компенсации за взорванные квартиры. Они, как и Анна, не были прописаны в доме №19, но квартиры должны были перейти им по наследству после смерти родных.

В свидетельстве о смерти Юрия Рунова, отца Анны, записано, что он пропал без вести в апреле 2000 года. «Никто не сказал, как получить свидетельство о смерти близких, если их не нашли, – говорит Анна. – Родственники предположили, что надо идти в суд. Пошла, написала заявление. Как его писать? Даже там не подсказали». Вручив Анне свидетельство, сотрудники суда пояснили, что днем смерти считается день заседания суда, потому что заявление составлено неправильно. После этого Анна попала в клинику неврозов.

Вместе с Юрием Руновым неопознанными остались еще 11 его соседей. Их родственники понимают, что в некоторых случаях найти тело под завалами рухнувшего дома невозможно. Но они не понимают, почему завалы разгребали экскаваторами и свозили на свалку. Как рассказала «НИ» член координационного совета общественной организации «Норд-Ост» Татьяна Карпова, 96 фрагментов тел погибших в результате теракта на улице Гурьянова до сих пор хранятся в Лианозовском трупохранилище, потому что денег на проведение ДНК-экспертизы у государства нет. По словам замдиректора по высокотехнологичным исследованиям Центра судебно-медицинской экспертизы, доктора биологических наук Павла Иванова, останки погибших с Гурьянова поступали в Лианозовское трупохранилище спустя несколько месяцев после теракта. «Их привозили со свалки, на которую увезли вместе с обломками дома, – рассказал он «НИ». – Но все останки, которые тогда поступили в течение года, прошли экспертизу».

История Анны – не исключительная. Каждый пострадавший в терактах 1999 года и многих последующих может рассказать о том, как получал от государства унижения вместо помощи. Компенсационная выплата за погибшего в 1999 году составляла пять тыс. рублей. Тем, кто выжил, но потерял квартиру, предоставили новые. Люди спали в них на полу. Об этом «НИ» рассказал адвокат пострадавших в терактах Игорь Трунов. «Люди лишились всего, что у них было, а им дали квартиры с пустыми стенами и позорные пять тысяч рублей материальной помощи. В том числе и пенсионерам. Как на пенсию купить все остальное?»

По словам Игоря Трунова, в суд за возмещением вреда обратились не более 10 пострадавших в терактах на улице Гурьянова и Каширском шоссе. Требования возместить моральный вред не удовлетворялись никогда. Материальный же ущерб в соответствии с законом «О противодействии терроризму» должно возмещать не государство, а террористы. Как ранее писали «НИ», в 2006 году Тамара Горбылева, которая из-за теракта на улице Гурьянова потеряла дочь, зятя и внука, выиграла иск против Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова. Суд постановил, что они должны выплатить ей 1,8 млн. рублей. Поскольку террористы находятся в заключении и зарплата их невелика, деньги Тамара Горбылева сможет получить только через 500 лет.

По словам члена координационного совета общественной организации «Норд-Ост» Дмитрия Миловидова, тем, кто потерял здоровье в результате теракта, приходится лечиться за свой счет. Видимость оказания помощи есть. «Одно время при 13-й больнице был специальный «реабилитационный центр» для жертв терактов, – рассказал «НИ» Дмитрий. – Это был один кабинет, в котором прием для галочки вел один врач. Там нельзя было получить направления ни на биохимический анализ крови, ни на УЗИ, ни на томографию. Его закрыли, потому что в него перестали обращаться».

Улица имени спасателя

В США в 2001 году был принят закон о возмещении вреда жертвам 11 сентября. По словам Игоря Трунова, это «математический закон», цена здоровья и жизни в нем рассчитана до мелочей. Еще это закон, соответствующий правилам рыночной экономики. Согласно ему, жизнь уборщика стоит в несколько раз меньше, чем жизнь бизнесмена, даже если они оба работали в здании Всемирного торгового центра. Такой подход, по словам Игоря Трунова, вызывал в американском обществе недовольство. По сообщению агентства CBSNews, средняя выплата за смерть родственника составляла около двух млн. долларов, а самая высокая равнялась 7,1 млн. долларов. Наименьшая выплата раненым составила 500 долларов, наибольшая – 8,6 млн. долларов. «Выплаты за утраченное здоровье были выше, чем за смерть, – рассказал «НИ» Игорь Трунов. – Учитывалось, что деньги потребуются на реабилитацию, врача, сиделку, протезы, костыли».

Выплату компенсаций осуществлял специально созданный Фонд помощи жертвам 11 сентября. По сообщениям американских СМИ, он был создан не только для помощи пострадавшим, но и для защиты от исков американских компаний. Тем не менее пострадавшие подали против компаний около 100 исков. Несколько сотен пожарных и спасателей подали иски в суд, так как были недовольны положенными им суммами компенсации. Однако с большинством из них власти достигли соглашений до суда.

Наибольшее количество жалоб о причинении вреда здоровью, поданных в Фонд, были поданы пожарными, спасателями и рабочими, разбиравшими завалы. В канун годовщины теракта многие американские СМИ сообщили, что они продолжают умирать от токсичного воздуха, которым дышали 10 лет назад. 35 тыс. пожарных и рабочих, которые трудились на руинах Всемирного торгового центра, прошли обследование в филиалах медицинского центра «Гора Синай», созданном для помощи пострадавшим 11 сентября. Результаты показали, что у 19% из них стал развиваться рак легких. И хотя по закону о возмещении вреда жертвам 11 сентября в ближайшие пять лет на лечение пострадавших в результате теракта выделено 4,3 млрд. долларов, рака нет в списке заболеваний, прописанных в этом законе. Это упущение предстоит решить американскому правительству. Между тем американские СМИ в канун годовщины теракта отдают свою дань погибшим и рассказывают истории о героях. Например, о Джоне Медэ, который в завалах рухнувшей башни искал выживших. В 2008 году у него обнаружили рак кишечника. После его смерти в 67-летнем возрасте улица Нью-Йорка, на которой он жил, стала носить его имя.

По словам Игоря Трунова, людей, которые считали выданные им американским правительством компенсации несправедливо заниженными, очень мало. Поэтому власти США не боятся общественного внимания к пострадавшим из-за теракта.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: