Главная / Газета 18 Апреля 2011 г. 00:00 / Происшествия

Не взялась судить

Присяжная по делу Маркелова заявила самоотвод

АЛЕКСАНДРА КОШКИНА

На последнем заседании Мосгорсуда по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой из коллегии присяжных выбыла еще одна женщина. Таким образом, в составе коллегии остались 17 человек из 21. Выбывшая присяжная Анна Добрачева заявила о давлении на коллегию.

В своем заявлении для СМИ Добрачева сообщила, что о самоотводе уведомила председателя коллегии в устной форме еще 12 апреля. «Я указала, что со стороны некоторых присяжных на коллегию оказывается давление – нас с самого начала склоняют к обвинительному приговору, – рассказала она. – Вечером же, когда я составляла письменное заявление, куратор сказал, чтобы в причинах выхода я указала «семейные обстоятельства». Донесли ли в итоге до судьи Замашнюка истинные причины моего самоотвода – я не знаю». По ее словам, председатель (присяжный № 1) и присяжный № 4 с самого начала суда ведут в коллегии пропагандистскую работу. Кстати, последнее заседание окончилось тем, что председателю внезапно стало плохо во время оглашения признательных показаний подсудимого Никиты Тихонова, данных на стадии следствия. Будет ли он принимать участие в процессе дальше, станет известно сегодня. Как заявила Анна Добрачева, присяжные № 1 и № 4 зачитывали материалы из СМИ и сопровождали их своими комментариями, вызывающими негативное отношение к подсудимым.

Напомним, что в убийстве Маркелова и Бабуровой подозреваются Никита Тихонов и Евгения Хасис. Процесс по делу длится уже два месяца и за это время не раз сопровождался скандалами. По информации г-жи Добрачевой, до 20 апреля коллегию покинет еще одна присяжная. «Мы не хотим брать грех на душу», – пояснила Добрачева.

«Я не считаю это давлением, поскольку она не заявляет, что на нее давили со стороны обвинения или защиты, а только то, что кто-то со стороны присяжных отстаивает свою позицию, – прокомментировал ситуацию «НИ» адвокат Бабуровых Владимир Жеребенков. – Это просто отсутствие культуры поведения. Институт присяжных действует в Москве с 2003 года, люди в первый раз принимают участие и не знают, как себя вести. Судья всегда объясняет им, что они свои выводы о виновности либо невиновности должны высказывать только при вынесении вердикта. И на данном этапе они не должны обсуждать этот вопрос». Адвокат заявил, что поведение присяжной ему непонятно. «Если у нее другая позиция, так отстаивала бы ее до конца – отдала бы свой голос тому, кому считает нужным, – недоумевает г-н Жеребенков. – Такого рода выходки – вышла из процесса и бросила дело – не серьезны».

Следует отметить, что это не первый скандал вокруг присяжных. На одном из процессов коллегия интересовалась у адвоката Хасис Максима Короткова-Гуляева (был отстранен от процесса), почему тот направлял в их сторону свой мобильный телефон. Адвокат оправдался тем, что его телефон не оборудован камерой. На другой стадии процесса сторона защиты заявляла, будто видела, как прокурор Борис Локтионов переговаривался с председателем присяжных. Эта информация не нашла подтверждения. А свидетелю по делу, лидеру националистической организации «Русский вердикт» Алексею Барановскому, заявившему, что у подсудимой Хасис есть алиби, коллегия задавала весьма щекотливые вопросы: кого из присяжных он знает лично, следит ли за членами коллегии, что имеет в виду под «засланными торпедами»? Дело в том, что в интервью, которое Барановский давал в Интернете, свидетель рассказал, что в коллегию попали «торпеды». «Торпеды – это заведомо ангажированные присяжные. Впечатление, что они есть, сложилось у меня из публикаций в СМИ», – ответил свидетель.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: