Главная / Газета 26 Января 2011 г. 00:00 / Происшествия

«Мама, помоги!»

Что рассказали «НИ» родные погибших и пострадавших при взрыве в «Домодедово»

ЛЮБОВЬ МАВРИНА, СВЕТЛАНА БАШАРОВА

25 января в Москву стали приезжать родственники пострадавших при взрыве в столичном аэропорту «Домодедово». Номера для них были приготовлены в гостинице «Орехово». Там же разместились оперативный штаб МЧС, психологи и врачи. Вчера же в судебно-медицинском морге «Котляковский» проходило опознание тел погибших.

На место трагедии вчера весь день несли цветы.<br>Фото: AP. SERGEY PONOMAREV
На место трагедии вчера весь день несли цветы.
Фото: AP. SERGEY PONOMAREV
shadow
Вчера в штаб МЧС при гостинице «Орехово» стали прибывать родственники пострадавших от взрыва в столичном аэропорту «Домодедово». Первой в номер на пятом этаже заселилась мать одной из раненых девушек. Виктория Пак приехала в аэропорт встретить друга семьи Александра, прилетавшего из Германии. «Я не успел выйти из зоны прибытия, когда мне позвонила Виктория, – рассказал «НИ» Александр. – Она говорила о взрыве и просила о помощи, но я не мог к ней подойти – милиция заблокировала первый выход и направила прибывших к четвертому. Когда я обошел здание, ее уже увезли». «Она позвонила мне сразу же, сильно кричала: «Мама, помоги!» – сквозь слезы рассказывает «НИ» мать Виктории Пак Лариса Тян. – А я не могла понять, в чем дело. Хочу помочь, но не могу: я в Нижнем Новгороде, а моя дочь там...»

По словам матери, четыре года назад Виктория попала в автомобильную аварию – произошло столкновение с «КамАЗом». В результате была сильно повреждена нога, в течение года девушка восстанавливалась – ногу врачи собирали чуть ли не по кусочкам. И теперь, перед тем как ее отвезли в больницу, она успела сказать матери только: «Нога, мама, другая нога!» Сотрудница гостиницы рассказала «НИ», что Лариса Ивановна Тян сразу по прибытии отправилась в 79-ю городскую больницу к дочери. Багаж остался в аэропорту. Сразу после заселения женщина с близким другом семьи Александром снова поехала в больницу. «Мы говорили с главврачом, – рассказал «НИ» Александр. – Он говорит, что операция прошла успешно, жизнь Виктории вне опасности. В больнице к нам очень хорошо отнеслись».

История другой семьи еще более трагична. Женщина приехала в гостиницу с надеждой хоть что-нибудь узнать о своем муже. «Вахтанг, мой муж, – таксист, – поделилась с «НИ» женщина. – В момент взрыва должен был встречать прилетевшего пассажира. Я хочу узнать, что с ним, его машина Ford в аэропорту, а его самого я не могу найти». Сотрудники МЧС сразу же записали данные о мужчине. Однако вряд ли они смогут успокоить женщину. Ни в списках погибших, ни в списке госпитализированных ее мужа не нашлось. Скорее всего, это один из неопознанных погибших при взрыве. К сожалению, после общения с этой женщиной заместитель главы Орехово-Борисовской управы попросил журналистов покинуть второй этаж гостиницы, где располагается штаб МЧС. По его словам, журналисты мешали работе психологов.

В это время другой корреспондент «НИ» общался с теми родственниками пострадавших от взрыва, для которых известие о гибели их близких стало жуткой реальностью. На опознание тел в судебно-медицинский морг «Котляковский» большая часть людей приехали в первой половине дня. Семилетний сын Вадима Измайлова еще не знал, что его папа погиб. А его мама, бабушка и дедушка не знали, как ему об этом сказать. Скорее всего, они выдумают какую-нибудь причину смерти и будут долгие годы хранить эту тайну. Ведь иначе им придется объяснять ребенку, что папа ждал в зале аэропорта пассажира, а находившийся рядом террорист-смертник взорвал всех. «И старший, 18-летний, сын не знает о смерти отца, – говорит «НИ» тесть Вадима Николай. – Мы сами узнали сегодня утром». Вадим Измайлов работал в таксомоторной компании. Часто ночью. Поэтому домашние не хватились его вечером и спокойно легли спать. А в полседьмого утра его жена взяла трубку зазвонившего телефона и услышала, что ее приглашают на телевидение в программу о теракте. Как вдову.

Друзья познаются в беде.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow «Трудно было, что ли, металлоискатели поставить везде?» – чуть не плача, кричит на дежурящих у входа в морг милиционеров Николай, парень лет 20. Те смотрят вслед сочувственно. Вот его под руки уводят друзья. Николай не может смириться со смертью дяди – 51-летнего Константина Шишкина. Он обожал дядю с детства, много лет они жили вместе, в одной квартире.

На опознание тела 37-летнего Сабира Джабарова пришли его сын, брат и друг. В «Домодедово» Сабир встречал своего родственника. Приехал на машине и долго ждал: если бы рейс из Душанбе не задержался на четыре часа, Сабир не оказался бы около смертника в роковую минуту. Родственники проводили в морге по нескольку часов. За это время люди сдавали кровь для проведения следственных экспертиз и общались со следователями. К 15.00 были опознаны 16 погибших.

Все эти трагические истории стали известны вчера, а в день взрыва о пострадавших ничего невозможно было узнать. Решение о месте расположения штаба МЧС и расселения родственников было принято еще 24 января, через несколько часов после взрыва. Уже в половине восьмого вечера номера гостиницы «Орехово» начали готовить для размещения сотрудников МЧС, психологов и врачей. Еще через час управляющий гостиницы сообщил, что для родственников пострадавших от взрыва забронировано 200 номеров. К утру было организовано бесплатное питание. Одним из первых в штаб приехал священник, отец Михаил Потокин. «Я был в 12-й больнице и разговаривал с врачами, видел списки, – поделился информацией с «НИ» отец Михаил. – В этой больнице тяжелораненых нет, но все пострадавшие пока в реанимации, чтобы врачи могли наблюдать за их состоянием».

Это была первая информация о состоянии доставленных в больницы людей. Ни в одно из медучреждений журналистов не пускали и на порог. В 7-й городской больнице, куда доставили 11 человек, стояло несколько кордонов милиции. Даже подойти к входу в приемный покой было нельзя. Стражи порядка направляли представителей прессы к главному входу, и только после того, как мэр Сергей Собянин покинул территорию больницы, корреспондент «НИ» смогла узнать, сколько пострадавших было доставлено. О пациентах 7-й городской больницы вчера рассказал «НИ» отец Михаил: «Состояние большинства раненых, которые лежат там (всего 11 человек), – тяжелое. Многие из них уже просили общения со священником».


«Никто не верил, что я решила помочь просто так»
В то время как отдельные таксисты пользовались ситуацией, заламывая несусветные цены на извоз, десятки простых москвичей бесплатно подвозили людей, застрявших возле аэропорта. «НИ» удалось поговорить с одной из таких бескорыстных автомобилисток – Дарьей Елисеевой.

– Дарья, как вы узнали о произошедшей трагедии?
– По дороге с работы домой услышала эту чудовищную новость по радио. Переступив порог квартиры, я первым делом полезла в Интернет. В социальной сети Twitter я узнала о том, что очень много людей не могут уехать из «Домодедово», потому что общественного транспорта временно не хватает, а таксисты дерут по 15 тысяч рублей за услуги. Я решила поехать в аэропорт и помочь, чем смогу.

– Кого вы подвезли?
– «Рейсов» я совершила три, в каждый брала с собой по одному попутчику. Один был пассажиром приземлившегося после теракта самолета, а двое других направлялись в больницы, куда отвезли их пострадавших родных. На самом деле, чтобы найти пассажиров, мне пришлось преодолеть настоящую стену недоумения, растерянности и радостного удивления. Никто не верил, что я решила помочь просто так, без расчета на вознаграждение. Всю дорогу мои пассажиры интересовались, оплачивает ли мне кто-то бензин и не надо ли мне доплатить. От денег я отказалась: считаю, что на горе людей зарабатывать – просто неприлично.
Записал Дмитрий ШУСТОВ

ВЕРСИИ ТЕРАКТА
О ходе расследования уголовного дела, возбужденного по факту взрыва в аэропорту «Домодедово», «НИ» рассказали вчера в Следственном комитете России (СКР). (Дело, напомним, возбуждено по части 3 статьи 205 УК РФ «Теракт», части 2 статьи 105 УК РФ «Убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом», а также части 1 статьи 222 и части 1 статьи 223 УК РФ «Незаконный оборот и изготовление оружия и взрывчатых веществ»). «В состав следственно-оперативной группы входит 88 следователей и криминалистов Следственного комитета, а также оперативные сотрудники МВД и ФСБ России», – рассказал «НИ» официальный представитель СКР Владимир Маркин. Установлено, что в зале прилетов международных рейсов сработало взрывное устройство мощностью до 5 килограммов тротила и снаряженное поражающими элементами в виде обрубков металлической проволоки, арматуры и металлических шариков. Вчера в Москве проходило опознание тел погибших. «По фрагментам тел, которые не поддаются опознанию, назначены молекулярно-генетические экспертизы, – уточнил «НИ» Владимир Маркин. – Кроме того, назначено и проводится 48 судебно-медицинских экспертиз по телам и фрагментам погибших». По словам нашего собеседника, особое внимание следствие уделяет установлению обстоятельств, которые предшествовали трагедии. «Для этого создана специальная группа следователей, которая изучает изъятую в аэропорту документацию, регламентирующую деятельность службы безопасности аэропорта, – продолжает г-н Маркин. – Следователи проводят допросы лиц, которые в силу своих должностных обязанностей должны были обеспечивать безопасность пассажиров аэропорта и посетителей комплекса «Домодедово». Также будет выясняться и роль контролирующих органов. Установлено, что попасть в зал, где произошел взрыв, террористу не составляло большого труда, поскольку фактически не существовало адекватной системы контроля за входом в помещение комплекса аэропорта». Помимо официальных вчера появлялось и множество неофициальных версий теракта. Одни в качестве главной цели взрыва называли попытку не дать Дмитрию Медведеву уехать в Давос, другие сочли его ответом на события на Манежной площади, третьи рассуждали о причастности к происшедшему самих спецслужб. Обсуждалась и возможная связь взрыва с попыткой передела собственности в аэропорту. «Версия передела собственности в «Домодедово» не имеет под собой никаких оснований, – заверил «НИ» доктор экономических наук Никита Кричевский. – Передел происходит, конечно, кровавыми методами, но не такими. Экономический терроризм – это уже достаточно изученный феномен. Деньги на него поступают как из-за рубежа, так и изнутри страны. Это обратная сторона теневой экономики. За теракт должны отвечать не менеджеры, не руководство аэропорта. Чтобы избавиться от терроризма, нужно менять всю структуру экономики, а с этим никто связываться не хочет. И в следующий раз подобное может случиться на любом другом объекте».
Алексей ОЛЬШАНСКИЙ, Диана ЕВДОКИМОВА

Опубликовано в номере «НИ» от 26 января 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: