Главная / Газета 8 Ноября 2010 г. 00:00 / Происшествия

Цена жизни

Матерей московских студентов, сбитых насмерть гражданином Германии, принуждают к мировому соглашению

АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО, Мюнстер

В пятницу, 5 ноября, в земельном суде немецкого города Мюнстер (Северный Рейн – Вестфалия) состоялось рассмотрение гражданского иска россиянки Ольги Камыниной к бывшему преподавателю школы при посольстве ФРГ в Москве Бенджамину Хоберту, который в конце ноября 2008 года сбил насмерть двух 17-летних студентов – Андрея Камынина и Александра Евтеева. (Мать Андрея как раз и выступила истицей.) По уголовному делу Хоберт год назад был приговорен к году условно, пяти тыс. евро штрафа, часть которого пошла в немецкий фонд борьбы с пьянством на дорогах, и, кроме того, был лишен водительских прав на месяц. Гражданский же иск, за рассмотрением которого в зале суда следила корреспондент «НИ», обернулся пирровой победой: каждая из матерей получит по 25 тыс. евро от страховщика немецкой дипмиссии в Москве плюс пять тыс. евро от самого Хоберта. Правда, деньги женщины увидят, только если заключат с убийцей детей мировое соглашение, что для них неприемлемо.

Ольга Камынина (справа) уже ждет рассмотрения скандального дела в Страсбурге.<br>Фото: АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
Ольга Камынина (справа) уже ждет рассмотрения скандального дела в Страсбурге.
Фото: АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
shadow
Эта трагедия произошла почти два года назад. 30 ноября 2008 года преподаватель школы при посольстве ФРГ в Москве 32-летний Бенджамин Хоберт несся со скоростью более 110 км/час на своем Porsche Cayenne по проспекту Вернадского. На пешеходном переходе он сбил насмерть двух студентов-первокурсников – Александра Евтеева и Андрея Камынина. Прокуратура Германии расследовала преступление почти год, и 4 ноября 2009-го, не известив ни адвокатов потерпевшей стороны, ни родителей погибших ребят, ни российское консульство в Берлине, келейно, без суда, заседание которого немецкая юстиция сочла ненужным, вынесла Хоберту «суровый приговор». Немец-лихач получил год условно и лишился водительских прав сроком на месяц. Кроме того, суд обязал его выплатить штраф в размере пяти тыс. евро, часть которого пошла в немецкий фонд борьбы с пьянством на дорогах. Немецкая сторона к тому же предупредила мать Андрея Камынина Ольгу о том, что она не имеет права обжаловать этот приговор в вышестоящих судебных инстанциях ФРГ. Будучи шокирована откровенной безнаказанностью в отношении убийцы, женщина обратилась в Европейский суд по правам человека («НИ» писали об этом в конце апреля 2010 года). Жалоба Камыниной в Страсбурге была принята. Рассмотрение дела ожидается примерно через год.

Однако и в Германии в этой истории рано было ставить точку. Чуть менее двух лет Ольга Камынина ожидала заседания суда по своему гражданскому иску о взыскании компенсации морального и материального вреда. Иск рассматривался в минувшую пятницу земельным судом немецкого Мюнстера. Итог – постановление о выплате матери Андрея Камынина и родителям Александра Евтеева по 25 тыс. евро от страховой компании «Альянс» (представляет интересы немецкой дипмиссии в Москве) и о взыскании пяти тыс. евро с самого Хоберта (эти деньги пойдут на покрытие расходов, связанных с похоронами). Суд, кроме того, вынес постановление о необходимости заключения мирового соглашения между сторонами.

Немецкий адвокат Ольги Камыниной Бритта Штруве после заседания суда сказала корреспонденту «НИ», что компенсация в таком объеме – это хороший результат. Ведь в течение без малого двух лет сторона ответчика намеревалась вообще ничего не платить. Однако и условие, при котором матери погибших ребят смогут рассчитывать на компенсации, выглядит крайне странным: мировое соглашение с человеком, по вине которого не стало их детей, для родителей невозможно. К тому же по закону мировое соглашение не оставляет стороне истцов возможностей для каких-то дальнейших шагов и обращений в суд. Прежде чем принять окончательное решение, Ольга Камынина должна посоветоваться со своими московскими адвокатами. Корреспондент «НИ» задала вопрос Бритте Штруве, почему, с ее точки зрения, страховая компания «Альянс» с самого начала выдвигала главным условием выплаты компенсации пресловутое мировое соглашение. «Это очень хороший вопрос, – сказала нам адвокат, – но ответ на него лежит за пределами юридической плоскости». Адвокат Хоберта и «Альянса» Вольфганг Шнайдер объяснил заинтересованность компании-страховщика в мировом соглашении желанием закрыть дело и «очистить его с политической стороны». Спрашивается: с каких пор страховые компании стали интересоваться политическим реноме своих клиентов?

Кроме того, по словам г-жи Штруве, до сих пор остается загадкой, почему немецкая юстиция столь прохладно отнеслась к этому делу. Достаточно сказать, что руководство немецкой дипмисии в Москве долго не реагировало на прямые обращения российского МИДа в связи с противоправным поведением Хоберта за рулем (до дня гибели Евтеева и Камынина он уже не раз был пойман на нарушении ПДД).

Хоберта, помимо прочего, без преувеличения можно назвать «человеком-призраком». По адресу, который указан в материалах дела, он не проживает, на суд 5 ноября, естественно, не явился, и даже адвокат Вольфганг Шнайдер заявил после заседания в интервью телевидению, что с Бенджамином Хобертом не знаком и никогда с ним не разговаривал. Однако обратим внимание на нестыковки в словах защитника: в разговоре с корреспондентом «НИ» он сообщил, что Хоберт при личных встречах всегда производил на него впечатление человека, глубоко сожалеющего о том, что совершил.

Ольге Камыниной очень многое в этом деле остается неясным. Во-первых, ей непонятно не только то, почему по уголовному делу Хоберт получил чисто символическое наказание, но и почему уголовное дело рассматривал суд самой низшей инстанции, да к тому же в особом порядке, без заслушивания сторон? Почему на недавней пресс-конференции в Москве министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле заявил, что страховые компании уже полностью выплатили родителям все причитающиеся суммы компенсации? Почему, если мировое соглашение подписано не будет, она (Ольга Камынина) обязана будет проходить медицинскую экспертизу, доказывая, что гибель сына нанесла ее здоровью, в том числе и психическому, значительный вред?

«Неужели горе матери, потерявшей единственного сына, нуждается в подтверждении медицинскими справками?» – задается в беседе с «НИ» риторическим вопросом Ольга Камынина. «Почему вы по-прежнему хотите, чтобы Европейский суд сказал свое слово о Бенджамине Хоберте?» – спрашиваю я свою собеседницу. «Преступник должен быть наказан. Иных мотивов у меня нет».

Опубликовано в номере «НИ» от 8 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: