Главная / Газета 30 Ноября 2009 г. 00:00 / Происшествия

«Сиденья в вагонах летали, как снаряды»

Пассажиры «Невского экспресса» уверены, что жертв трагедии могло быть намного меньше

АННА СЕМЕНОВА, НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург, НУНЕ ЕГЯН

Вечером в минувшую пятницу в Тверской области потерпел крушение скорый поезд № 166 «Невский экспресс» сообщением Москва – Санкт-Петербург. Три последних вагона состава сошли с рельсов. В момент катастрофы в нем находился 661 пассажир. Кроме того, состав обслуживали 20 человек поездной бригады.

Вместе с вагонами под откос полетели десятки человеческих жизней.<br>Фото: AP. IVAN SEKRETAREV
Вместе с вагонами под откос полетели десятки человеческих жизней.
Фото: AP. IVAN SEKRETAREV
shadow
В аварии погибли 25 человек, среди них несколько высокопоставленных чиновников. 92 пассажира были доставлены в больницы Москвы, Санкт-Петербурга, а также Тверской и Новгородской областей. Местонахождение 26 граждан неизвестно. Тела погибших вчера утром были доставлены в Тверь, где родные погибших опознали 24 трупа. Очевидцы и эксперты отмечают, что в этой истории все еще очень много неясного.

Вечером в пятницу крупнейший российский астрофизик, лауреат премии правительства РФ, ведущий научный сотрудник ФТИ имени Иоффе РАН Рафаэль Аптекарь возвращался в Санкт-Петербург. Сидя на своем 34-м месте в первом вагоне поезда «Невский экспресс», он просматривал документы и неторопливо делал записи – его служебная командировка в Москву только что закончилась. Периодически он поглядывал наискосок: через проход, у самого окна, сидел глава Росавтодора Сергей Тарасов. Примерно в 21.30, по рассказам очевидцев, мерный ход поезда нарушили странные звуки. После чего вагоны начало резко трясти, с каждым разом все сильнее и сильнее. Со столов ближних к локомотиву вагонов полетели стаканы, бутылки и книги. С полок стали падать чемоданы, но в целом, отмечают свидетели ЧП, ощущение было, как будто кто-то дернул стоп-кран, а поезд продолжает двигаться по шпалам.

Пассажирам последних от локомотива и первых по нумерации четырех вагонов повезло куда меньше. «Вагон начинает скрежетать, перекашиваться, болтаться из стороны в сторону с все увеличивающейся амплитудой. Все это происходит секунд 10, за которые понимаешь, что сейчас случится, – вспоминает один из пассажиров «Невского экспресса». – Я успел сгруппироваться, впрочем, против ньютоновских законов никакие группировки не помогут, только удача. Повезло мне и брату, хотя брата покалечило сильнее, а мне достались только шишки и сильные ушибы. Длилось все не более полуминуты. Мрак, сперва тишина, потом стоны и крики раненых и покалеченных».

Все свидетели отметили, что большую опасность представляло даже не резкое торможение поезда само по себе, а багаж. «Вдоль всех вагонов поезда идут полки, на которые кладутся вещи. Даже в электричках эти полки имеют перегородки, а в самолетах они наглухо закрыты крышками, – рассказал корреспонденту «НИ» находящийся в больнице в Боровичах (Новгородская область) Рафаэль Аптекарь. – Здесь же все открыто. При экстренном торможении в поезде, мчащемся со скоростью 200 километров в час, вещи на полках становятся неуправляемыми снарядами. Такой снаряд попал мне по правой ноге и сломал голень. Если бы он попал мне в голову, мы бы с вами сейчас не разговаривали. Конструкторы вагонов должны обратить на этот момент серьезное внимание. Вещи полетели немедленно! Это существенная недоработка вагонов, но ее можно легко устранить в течение нескольких месяцев». «Все сиденья, за исключением нескольких в начале вагона, не выдержали удара, оторвались, летали по салону и были одной из основных причин травм и смертей, – добавляет один из очевидцев. – Как-то хлипко они были прикреплены к массивным основаниям. Остатки крепежа – рваные зубцы металла (похоже на алюминий) – тоже резали людей».

После того как первые минуты шока прошли, пассажиры начали выбираться из вагонов, освещая себе путь экранами мобильных телефонов и ноутбуков. Двери, как выяснилось, заклинило, открыть их смогли только специалисты МЧС спустя какое-то время. Специальный молоточек для открытия аварийного выхода через окно отсутствовал, а иного пути эвакуации не было.

«Мне повезло, что в вагоне было пятеро-шестеро молодых мужчин из МВД, офицеры, но не в форме, – вспоминает Рафаэль Аптекарь. – Вот эти молодые мужики моментально оказались на ногах и очень хорошо сориентировались. Они взяли кресла, возможно, сами вырвали – разбили окна, расчистили проход и начали выносить живых и мертвых». Проводники в это время собирали по всему составу воду, матрасы, скатерти, теплые вещи и вообще все, что может пригодиться раненым.

Такой «самодеятельностью» люди занимались около часа – пока не прибыли пожарные, «скорая» и спасатели. Врачи забрались через окно в вагоны – сделать обезболивающие уколы и определить степень тяжести ранений. Всех раненых отправили по ближайшим больницам, тех, кому требовалось высокотехнологичная операция, увезли в Москву и Санкт-Петербург сразу же. «Я здесь, в Боровичах, остался последний, лежу на вытяжке, потому что перелом очень сложный. Как только нога немного заживет, переберусь в Петербург», – поделился с «НИ» Рафаэль Аптекарь. Состояние 11 пассажиров, доставленных в московский НИИ скорой помощи им. Склифосовского, больницы № 86, № 6, больницу МПС и медчасть № 119, пока остается неизвестным. В реанимации Склифа находятся пятеро человек, а в самой больнице объявлен карантин. Руководство 86-й больницы, как сообщили «НИ» охранники, сразу же после доставки пострадавших пассажиров распорядилось никого не впускать – даже родственников пациентов, не имеющих отношения к экспрессу.

«В больницу ехал с двумя тяжелоранеными, они кричали на каждой кочке, а по лесу ехать пришлось где-то минут 30 – раза два им приходилось колоть морфин», – вспоминает один из пассажиров «Невского экспресса». Именно из-за дорог спасатели прибыли с таким опозданием: фактически им пришлось продираться через чащу. «При эвакуации раненых самым сложным моментом было состояние дорог – очень плохое, много ям, – рассказала «НИ» заместитель начальника управления информации МЧС России Елена Чернова. – Кроме того, ЧП произошло ночью, было сложно действовать в темноте».

Пострадавшие и их родные несколько дней находились в состоянии шока.
Фото: AP
shadow На место происшествия немедленно вылетели представители следственных органов. Там были обнаружены и изъяты элементы взрывного устройства. Основной версией преступления следствие рассматривает теракт. По словам сотрудников управления взаимодействия со СМИ СКП РФ, от взрыва на железнодорожном полотне образовалась воронка диаметром около 1,5 метров и глубиной – 0,7 метра. Однако на фотографиях, сделанных на месте катастрофы, она выглядит совсем неглубокой. Более того, для семи килограммов тротила – а именно такой мощности, по данным СКП, было взрывное устройство – разрыв рельса выглядит очень уж аккуратным, а шпалы – не задетыми. Если бы бомба была заложена в насыпь, то гравий и песок разлетелись бы, а такое сложно не заметить. Взрывное устройство могло быть в самом вагоне – этим можно объяснить то, что соседние вагоны пострадали куда меньше. Некоторые эксперты считают, что теракт мог быть направлен на погибших высокопоставленных чиновников – главу Росавтодора Сергея Тарасова и главу Росрезерва Бориса Евстратикова.

В субботу председатель СКП РФ Александр Бастрыкин осматривал место крушения поезда, и в этот момент произошел еще один взрыв. «Похоже, как будто это была очень мощная петарда. Еще есть версия, что во втором устройстве взрывчатка отсырела. Возможно, оно должно было сработать сразу после первого, но намокло. На месте нашли остатки какого-то синего пакета», – сообщил железнодорожник, оказавшийся на месте происшествия. «Только по счастливой случайности никто из находившихся в этот момент поблизости людей не пострадал, – пояснил «НИ» руководитель управления взаимодействия со СМИ СКП РФ Владимир Маркин. – Минеры тщательно исследовали прилегающую к месту крушения местность».

Впрочем, некоторые эксперты считают, что причиной крушения мог быть не теракт, а техническая неисправность состава или путей. «К примеру, у вагонов может отвалиться шейка оси, а последствия этого, да еще и на такой огромной скорости, могут быть ужасными», – пояснил «НИ» железнодорожник, попросивший не называть его имени. «Второй взрыв вызывает очень много вопросов, – пишут пассажиры экспресса. – Либо следователи невнимательно исследовали полотно, не заметили бомбу, либо при них кто-то ее подсунул».

Следствие пока еще продолжается. По данным правоохранительных органов, уже составлен фоторобот мужчины, который может быть причастен к катастрофе. Есть сведения, что подрыв на маршруте «Невского экспресса» мог быть организован бывшим российским военнослужащим Павлом Косолаповым, который в свое время на Кавказе перешел на сторону боевиков и до сих пор находится в розыске по делу о взрыве «Невского экспресса» в августе 2007 года. Считается, что Косолапов был близким помощником Шамиля Басаева и что он причастен ко многим терактам с использованием взрывных устройств. Однако официально следствие пока не подтвердило возможную причастность Косолапова к преступлению.

Добавим, что вчера в связи с трагедией были отменены торжественные мероприятия, а российские телеканалы, правда, с опозданием на несколько часов, также отменили развлекательные передачи.

Уже известно, что семьям погибших и пострадавших выплатят компенсации.


ЗА ПРОШЛЫЙ ПОДРЫВ «НЕВСКОГО ЭКСПРЕССА» ПОКА НИКТО НЕ НАКАЗАН
Первый раз «Невский экспресс» подорвали 13 августа 2007 года на перегоне Окуловка – Малая Вишера в Новгородской области. Хотя взрыв произошел перед мостом, а скорость поезда составляла 180 километров в час, никто тогда не погиб, так как поезд не упал в воду, а пролетел мост. Были ранены 60 человек, из которых 30 пришлось госпитализировать. Материальный ущерб составил 236 млн. рублей. Расследование теракта было завершено в мае нынешнего года, с июня дело слушается в Новгородском городском суде. Главный обвиняемый – принявший мусульманство и воевавший на стороне чеченских боевиков бывший российский солдат Павел Косолапов – сейчас в розыске. На скамье подсудимых находятся арестованные в октябре 2007 года два жителя Ингушетии Саланбек Дзакхиев и Макшарип Хидриев. По версии следствия, они приобрели и доставили в Маловишерский район Новгородской области компоненты для взрывчатки. Обвиняемым грозит до 20 лет лишения свободы по статьям УК 205 («Терроризм»), 112 («Умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести») и 222 («Незаконное приобретение и перевозка взрывчатых веществ»). И расследование, и суд сопровождались скандалами. Так, в июле 2008 года адвоката Магомеда Разакова, защищавшего Дзакхиева, обвинили в попытке дать следователю взятку в миллион рублей в обмен на прекращение дела в отношении его подзащитного. По тому делу уже вынесен приговор – Дзакхиева осудили на 2 года 4 месяца лишения свободы в колонии общего режима, адвоката Разакова – на 2 года 2 месяца, а также оштрафовали на 40 тыс. рублей за оскорбление следователя нецензурными словами. А на минувшей неделе Хидриев заявил в суде, что оговорил Дзакхиева под давлением следствия, а в действительности привез взрывчатку вместе со своим братом Амирханом, которого также арестовали, но затем отпустили.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: