Главная / Газета 24 Сентября 2009 г. 00:00 / Происшествия

Без права на звонок

Подозреваемые в захвате Arctic Sea и моряки сухогруза изолированы от всех контактов с семьями

ЗОЯ СВЕТОВА

В распоряжении «НИ» оказалось письмо Алексея Бартенева, брата одного из подозреваемых в захвате судна Arctic Sea. Он утверждает, что так называемым пиратам, которые содержатся в московском СИЗО «Лефортово», не разрешается звонить родственникам. Беспокойство за судьбу брата заставило Алексея обратиться за помощью к правозащитникам. Связаться с родными по-прежнему не могут и моряки – часть экипажа Arctic Sea, которые продолжают находиться на борту многострадального сухогруза.

«Без сомнения, история с судном очень запутанная как в части соблюдения гражданских прав подозреваемых, так и в осуществлении правосудия на территории России, – пишет Алексей Бартенев. – Подозреваемым пока не разрешили сделать ни одного телефонного звонка своим родным, хотя они об этом ходатайствовали сразу после ареста. Таким образом, они подвергаются полной изоляции от внешнего мира и своих семей, которые проживают в других странах».

«Ни я, ни моя мать – мы никак сейчас не можем выехать из Таллина в Москву, – рассказал «НИ» Алексей Бартенев. – Мы не уверены, что нам разрешат свидание с братом. А нам бы очень хотелось хотя бы услышать его голос, узнать, получил ли он деньги и посылку, которую мы ему выслали».

В начале недели Мосгорсуд оставил без удовлетворения жалобу Дмитрия Бартенева на его содержание под стражей. «Судья не внял моим аргументам о том, что при задержании Бартенева были допущены грубые нарушения закона, – объяснил «НИ» адвокат Константин Барановский. – Например, в протоколе написано, что он «застигнут на месте преступления» 20 августа в СИЗО «Лефортово». А на самом деле его задержали на корабле 17 августа. Сейчас он воспользовался законным правом не участвовать в следственных действиях. Он считает, что уже рассказал на допросе все, что знал. По просьбе Дмитрия я передал следователю его заявление о звонке домой, но тот сказал, что это сейчас нецелесообразно».

Константин Барановский говорит, что запрет звонить родственникам – нарушение Европейской конвенции по правам человека. Он объясняет, что все звонки подозреваемых проходят под контролем следователей, а в некоторых московских СИЗО даже продаются телефонные карточки. «СИЗО «Лефортово» – особенное, – говорит Константин Барановский. – Оно существует для того, чтобы людей изолировать полностью. Туда очень трудно попасть не только родственникам, но и адвокатам. Там недостаточно комнат для свиданий. Иногда приходится целый день ждать своей очереди, и уходишь ни с чем, так и не повидавшись с подзащитным».

Для Алексея Бартенева арест брата оказался полной неожиданностью. «Дмитрий всю жизнь был моряком. Он привлекался к уголовной ответственности за вождение машины в нетрезвом виде, – рассказал Алексей «НИ». – Два года назад он потерял работу, занялся строительством, а потом получил «частный подряд». Шесть дней он с другими так называемыми пиратами жил в палаточном городке под Пярну, а 26 июля они вышли в море. Какой-то бизнесмен нанял их обследовать акваторию Балтийского моря, следить за тем, что корабли сливают в море. Но подробностей этой работы я не знаю».

Как стало известно «НИ», позвонить родным до сих пор не могут и четверо моряков из экипажа сухогруза. «На Arctic Sea сейчас находятся четыре моряка. Генпрокуратура оставила их охранять груз, – сообщил «НИ» председатель профсоюза моряков в Архангельске Александр Красноштан. – До сих пор не произошла передача судна его владельцу, поэтому морякам не разрешают вернуться домой. Пока не будет решен вопрос собственности судна, испанские власти не пускают его в порт Лас-Пальмас. От несогласованности властей страдают моряки и их семьи. Сколько это будет продолжаться – не знает никто. Несколько дней назад мы отправили письмо в Генпрокуратуру и ждем ответа».

Опубликовано в номере «НИ» от 24 сентября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: