Главная / Газета 2 Февраля 2009 г. 00:00 / Происшествия

В ожидании вердикта

О деле Политковской «НИ» рассказали адвокаты потерпевших и одного из обвиняемых

До сегодняшнего дня в Московском окружном военном суде объявлен перерыв в рассмотрении дела об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Впереди – прения сторон, последнее слово обвиняемых, напутственное слово судьи для присяжных и их вердикт. О нераскрывшихся в полной мере во время судебных заседаний гранях этого процесса обозреватель «НИ» Зоя СВЕТОВА поговорила с двумя адвокатами, представляющими в нем обе стороны: с Анной Ставицкой, отстаивающей интересы семьи Политковской, и Мурадом Мусаевым, который защищает Джабраила Махмудова (он, по версии следствия, вместе с братом Ибрагимом являлся пособником убийцы журналистки).

shadow Анна СТАВИЦКАЯ: «Мы пытаемся приблизиться к истине»

– Удовлетворены ли вы теми показаниями, которые дали на суде Ибрагим и Джабраил Махмудов?

– Я очень ждала допроса подсудимых. Для меня было важно прочувствовать психологическую обстановку, которая возникнет во время их допроса. Задавая подсудимым вопросы, я опиралась на биллинг их телефонных переговоров (распечатки телефонных соединений. – «НИ»). Согласно камерам видеонаблюдения, машина «ВАЗ-2104», которая, по версии следствия, принадлежит братьям Махмудовым, 7 октября 2006 года в 14.16 припарковалась рядом с домом Анны Политковской. Согласно биллингам, телефоны Ибрагима и Джабраила в это время находились в том же районе. В начале дня 7 октября 2006 года братья были в районе Можайского шоссе. Но именно в тот момент, когда к дому Политковской подъехал «ВАЗ», телефоны братьев переместились в районы вышек сотовой связи, расположенных рядом с домом Политковской.

– О каких совпадениях вы спрашивали у подсудимых?

– В 15.52 биллинг зафиксировал соединение телефона Ибрагима с телефоном Джабраила. Через три секунды, согласно записям видеокамер, из машины вышел человек и направился в подъезд Политковской. Камера у подъезда зафиксировала, что он же вышел из подъезда в 16.07. К этому времени Анна Политковская была уже убита. В 16.08, согласно биллингу, было отмечено соединение телефона Джабраила с телефоном Ибрагима. Сразу после этого, по данным тех же распечаток, оба брата Махмудова покинули район телефонных вышек на Миусской площади и площади Тверской заставы. Напомню, что, согласно обвинению, Джабраил привез на место преступления киллера и ждал от Ибрагима информации. Тот должен был сообщить, когда Политковская подъедет к дому, чтобы предупредить об этом киллера. Я задала подсудимым конкретные вопросы, которые у меня возникли при изучении материалов дела. Но они никак не смогли объяснить совпадения их телефонных переговоров с хронологией событий убийства Анны Политковской.

– Вы, как правило, защищаете подсудимых, а сейчас выступаете на стороне обвинения. Как вы чувствуете себя в этой новой роли?

– Трудно быть адвокатом потерпевших! Но я бы не сказала, что выступаю на стороне обвинения. Мы, адвокаты семьи Политковской, находимся как бы между двух огней – между адвокатами подсудимых и прокурорами. И каждая из сторон нами недовольна. Наша задача в этом процессе – не защищать и не обвинять. Мы пытаемся приблизиться к истине.

– В самом начале судебных заседаний сторона потерпевших заявила о недоработках и о неполноте следствия. Не изменилось ли ваше мнение об этом к концу процесса?

– В ходе процесса я не только не изменила своего мнения о том, что в таком виде дело нельзя было передавать в суд, но и еще более в нем укрепилась. По закону, у следствия еще было время до февраля 2009 года, чтобы продолжить расследование. Пытаться привлечь к ответственности заказчика, всех организаторов и исполнителя. В суде же мы столкнулись с тем, что дело рассматривается в усеченном виде. От этого в ходе процесса возникает много вопросов, на которые мы практически не получаем ответов. И один из важнейших вопросов, зачем следствие поторопилось с передачей дела в суд?!



Мурад МУСАЕВ: «Мы достигли всех возможных результатов»

shadow – На позапрошлой неделе вы закончили представлять доказательства невиновности подсудимых. Довольны ли вы ходом процесса?

– Если говорить о тех задачах, которые мы перед собой ставили, то по всем из них достигли всех возможных результатов. Пока нам только не удалось вызвать в суд свидетеля Платонова. Он видел подозрительных лиц у дома Анны Политковской за день до ее убийства. А потом опознал их по записи с видеокамер магазина «Рамстор». На этих кадрах хорошо видны мужчина и женщина, которые следят за обозревателем «Новой».

– Что вы можете сказать об обвинительной базе в этом деле?

– Версия обвинения абсолютно несостоятельна. Фундамент всего дела заключается в том, что существовала преступная группа, в которую входили братья Махмудовы и организатор – бывший сотрудник УБОП Сергей Хаджикурбанов. Но Ибрагим и Сергей Хаджикурбанов вообще никогда не были знакомы. А Джабраил познакомился с Хаджикурбановым только в декабре 2006 года. Обвинение считает, что 3, 4, 5 и 6 октября 2006 года преступники репетировали убийство: в подъезд входил тот же человек в кепке, который потом убил Политковскую. Следствие утверждает, что за журналисткой следили братья Махмудовы. Но если судить по биллингам, то в те дни, когда происходили эти «репетиции», Джабраил был в университете, а Ибрагим – в Тушино, у своей девушки. Получается, что за Политковской следили другие люди, а братьев Махмудовых там не было.

– И все-таки, почему в этом преступлении обвинили именно братьев Махмудовых?

– Я думаю, что в определенный момент следствие вышло на верную стезю. Они примерно себе представляли, кто мог следить за Политковской, мог установить, где она живет. Но курс решено было поменять, назначив «козлов отпущения». Поэтому из того набора людей, которых они задержали первоначально, причастных и непричастных, оставили тех, за которых не будет хлопотать начальство.

– Вы исключаете, что в день убийства ваш подзащитный Джабраил был там, куда его «поставило» следствие?

– Исключаю. Он мог находиться в этом районе. Но и это не факт, потому что я не доверяю детализациям телефонных разговоров в деле. Дело «шилось» на высочайшем уровне с использованием всех служб. Те люди, которые сидят в службах безопасности сотовых компаний, – это бывшие сотрудники тех самых служб. То есть одна рука готовит эти детализации, вторая их переносит сюда.

– Вы исключаете, что братьев мог кто-то подставить и привести их на это место, чтобы «засветить» их телефоны?

– Мы этого совершенно не исключаем. Но это предположение. Подсудимые не могут вспомнить никаких фактических данных. Они не помнят, чтобы ездили на какое-то место по чьей-то указке.

– На суде Джабраил сказал важную вещь: если его осудят за убийство Политковской, то позор ляжет на весь его род...

– Да, Джабраил Махмудов совершенно искренне считает, что убить женщину – это позор. Есть намеки на то, что, покрывая своего дядю Лом-Али Гайтукаева (свидетель по делу об убийстве Политковской, осужден за покушение на одного из украинских бизнесменов. – «НИ»), он жертвует собой. Джабраил дал знать, что Гайтукаев – брат его мамы, но если бы ему было известно, что Гайтукаев причастен к этому преступлению, он бы об этом сказал.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 февраля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: