Главная / Газета 22 Января 2009 г. 00:00 / Происшествия

Виса Кунгаев:

«Я уверен, что Станислава Маркелова убили из-за дела Буданова…»

ЗОЯ СВЕТОВА

Виса Кунгаев, отец Эльзы Кунгаевой, похищенной и убитой полковником Российской армии Юрием Будановым в марте 2000 года, уже почти шесть лет живет с семьей в Норвегии. Он уехал туда, опасаясь за жизнь близких, после суда над Будановым, приговоренным к 10 годам лишения свободы. В конце прошлого года, когда ходатайство экс-полковника об условно-досрочном освобождении удовлетворили, Кунгаев обратился к адвокату Станиславу Маркелову с просьбой обжаловать это решение. В интервью «НИ» Виса КУНГАЕВ рассказал, что Маркелов сообщал ему об угрозах в свой адрес. Поэтому отец убитой девушки убежден: именно защита его семьи стоила юристу жизни.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
– Известно, что когда вы приехали в Норвегию, членам вашей семьи угрожали, и вашей дочери была предоставлена охрана. Сейчас вы больше угроз не получаете?

– Да, нам угрожали, когда мы только уехали из Чечни. Потом угрозы прекратились. Но я не исключаю, что угрозы могут возобновиться. И они будут исходить от Буданова и от его сторонников. Еще во время суда в Ростове в 2003 году Буданов называл нас «чеченскими недобитками» и угрожал мне: «Я тебя обязательно убью». У него есть такие сторонники, которые на это способны. А обращаясь к Маркелову, Буданов говорил: «Я тебе голову откручу». Вот и открутили. Посмотрите, Буданов только вышел на свободу, и сразу же убили Маркелова. Сейчас будут говорить, что адвоката устранили из-за других дел, которые он вел, но я уверен: Маркелов пострадал именно за меня, за мою семью, за это «будановское» дело. Даю вам гарантию 100%.

– Почему вы уехали из Чечни?

– Меня пригласили правозащитники из Норвежского Хельсинкского комитета по правам человека. Они прекрасно знали мое положение, знали, что мне угрожают. Как только Буданова посадили, военные не давали мне жить, обстреливали мой дом. Мои односельчане это прекрасно знают. Мне было опасно там жить. В связи с этим я и уехал в Норвегию.

– Интересовались ли вы все эти годы судьбой Буданова?

– Я каждый день искал в Интернете новости о Буданове, пытался узнать, как он сидит. Станислав Маркелов был моим адвокатом с 2002 года, после смерти другого защитника – Абдуллы Хамзаева. У меня был еще и третий адвокат – Людмила Тихомирова. Но я не хотел, чтобы женщина занималась такой опасной работой. Маркелов был очень грамотным юристом, очень умным, порядочным человеком. Я ему ничего не платил. Он вел мои дела бесплатно. Когда я услышал, что суд принял решение о досрочном освобождении полковника Буданова из-под стражи, я сразу позвонил Маркелову. Он сказал: «Виса, не беспокойтесь, я займусь этим делом». Он подал жалобу в суд, я по факсу выслал ему доверенности на ведение дела от моего имени. Я также отправил жалобу председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву. Я писал, что Буданов не раскаялся, не признал свою вину.

– Когда вы в последний раз разговаривали с Маркеловым?

– Это было в прошлую пятницу и в субботу. Я спросил его, как дела? Он сказал, что Буданова отпустили из колонии незаконно. И теперь мы будем ждать решения Верховного суда. Он пообещал, что если не удастся добиться справедливости в России, то мы передадим дело в Страсбургский суд.

– В Страсбургском суде уже зарегистрирована одна жалоба, связанная с убийством вашей дочери. Как продвигается ее рассмотрение?

– Эта жалоба зарегистрирована в Европейском суде по правам человека в 2005 году. Сейчас мне надо туда дополнительно подать материалы об условно-досрочном освобождении Буданова и об убийстве моего адвоката Станислава Маркелова. Как раз сегодня мне позвонил один европейский адвокат, который знает российское и международное право. Он прекрасно знает русский язык. Он будет заниматься моим делом в России и в Европе.

– Будете ли вы добиваться того, чтобы Буданова снова посадили за решетку?

– Я подал жалобу, оспаривая решение, по которому дело о надругательстве над моей дочерью было прекращено Ростовской прокуратурой, и с Буданова было снято обвинение в ее изнасиловании. А этот факт налицо. У нас есть экспертиза, и срок давности по этому преступлению еще не прошел. Буданова выпустили, потому что он якобы извинился перед нами, раскаялся. Это неправда. Четыре раза его прошение об УДО отклоняли. Но ведь с последнего отказа в УДО прошел месяц, и ничего не изменилось. Просто у него есть высокие покровители. Я все-таки надеюсь на российскую судебную систему. А если не добьюсь справедливости в России, то буду подавать жалобу в международный суд.

– Говорил ли Станислав Маркелов о каких-то угрозах в свой адрес?

– В четверг ночью он позвонил мне и сказал: «Виса, мне угрожают. Шлют мне SMS. Говорят, что убьют, если я не выйду из этого дела». После этого я позвонил Светлане Ганнушкиной (руководитель комитета «Гражданское содействие». – «НИ»), предупредил ее, что Станиславу угрожают. Потом позвонил в Чечню, в организацию «Международная амнистия», в Норвежский Хельсинкский комитет. Но нам в голову не пришло, что его убьют. Теперь, когда моего адвоката убили, я буду продолжать добиваться осуждения Буданова. С моей стороны было бы позорным остановиться и оставить это дело. Я был бы последним человеком, если бы так поступил. Ведь Станислав Маркелов, который защищал интересы моей семьи, погиб из-за меня. Основная моя надежда связана сейчас с Верховным судом России и с его председателем Вячеславом Лебедевым.

– Не хотели бы вы вернуться в Чечню, ведь чеченские власти поддерживают вас и так же, как и вы, возмущены досрочным освобождением Буданова?

– Чеченские власти меня всегда поддерживали. Но ни я, ни моя семья, не будем чувствовать себя в безопасности. Ведь если в центре Москвы можно убить российского адвоката и российского журналиста, то, что говорить о нас? Еще прошу вас, передайте, пожалуйста, от имени моей семьи соболезнования семье журналистки Анастасии Бабуровой, которая погибла вместе со Станиславом Маркеловым.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 января 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: