Главная / Газета 8 Декабря 2008 г. 00:00 / Происшествия

В списках значится

Многие россияне даже не подозревают, что числятся в реестрах различных силовых структур

МАРГАРИТА ВЕРХОВСКАЯ, СВЕТЛАНА ГРИШИНА, МАРИЯ ФИЛАТОВА

В конце минувшей недели глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) РФ Виктор Иванов заявил, что ситуация с наркотиками в России ухудшается во многом за счет гастарбайтеров, численность которых превысила 10% трудоспособного населения страны. Недавно правительство внесло эту службу в перечень ведомств, имеющих право создавать «черные» списки иностранцев, которым запрещен доступ в Россию.

Главная опасность списков – их полная засекреченность.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Главная опасность списков – их полная засекреченность.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Похожие реестры составляют сегодня почти все силовые структуры, однако узнать о своем попадании в них очень сложно, как, впрочем, и выйти из них. Для россиян существование таких списков чревато тем, что люди даже могут и не знать, занесены они куда-то или нет, считает их кто-то должниками или не считает. Самое печальное, что из-за небрежности составителей этих «баз данных» могут пострадать совершенно невинные люди.

«Черный» список иностранных наркокурьеров уже существует, сообщил «НИ» начальник управления общественных связей Госнаркоконтроля Николай Карташов. В него входят иностранцы, которых милиция задерживала за хранение или распространение наркотиков. «При составлении перечня учитываются данные зарубежных правоохранительных органов: идет информационный обмен с коллегами из Киргизии, Казахстана, Таджикистана, – отметил он. – Если лицо, указанное в «черном» списке, попытается въехать в Россию, пограничники его не пропустят». Юрист Евгений Черноусов заявил «НИ», что процедура, согласно которой мигрант признается нежелательным гостем на территории России, должна быть прописана в федеральном законе. «Иначе ведь в списки могут попасть не только лица, судимые из-за наркотиков, но и те, кто состоит на оперативном учете, – пояснил он. – Список подозрительных лиц, которые могут быть связаны с наркобизнесом (например, если на их поведение жаловались соседи), тоже составляется правоохранительными органами».

Граница на замке

Внести свою лепту в составление всероссийского «черного» списка, по которому пограничники не будут пускать или выпускать людей с территории страны, стремится все больше ведомств. Больше всего скандалов связано с Федеральной службой судебных приставов, которая недавно получила право ограничивать наших сограждан в поездках за рубеж, если они не рассчитались с долгами. Этим правом ведомство воспользовалось сполна – более 60 тыс. россиян «развернули» на границе. Вместе с должниками под горячую руку попадали и невиновные люди. Так, на минувшей неделе в Забайкальском крае из-за предпринимательницы, которая не отдала долг Пенсионному фонду, на границе пострадала вся туристическая группа, направлявшаяся в Китай. А жительнице Нижнего Новгорода не дали улететь из «Домодедово» в Барселону, потому что ее полная тезка из Хабаровска не выплатила долг.

И.о. начальника пресс-службы ФССП Любовь Жокина заявила «НИ», что должников письменно предупреждают о запрете на выезд за рубеж. Вычеркнуть себя из «черного» списка не так легко, как туда попасть. Даже если долг был возвращен, информация об этом долго идет по инстанциям (от конкретного пристава в региональный аппарат ФССП, затем – в центральный и только потом – к пограничникам). Эта бюрократическая процедура может занимать несколько дней, а может – несколько недель. Любовь Жокина утверждает, что ведомство делает все, чтобы сократить проволочку. «Мы пользуемся услугами курьеров, а не обычной почты, – отметила она. – Можно было бы, конечно, высылать документы по электронной почте, но мы не доверяем Интернету».

Свой «черный» список собирается создать и Федеральная миграционная служба (ФМС). Туда войдут мигранты, против которых было возбуждено уголовное или административное дело на территории России. «Эти планы ФМС вызывают огромную тревогу, – поделилась с «НИ» глава Фонда переселенческих организаций Лидия Графова. – Часто милиция придирается к приезжим, незаконно отбирает документы и вымогает взятки». В пресс-службе ФМС «НИ» заявили, что пока ведомство составляет только «черный» список тех мигрантов, которые были выдворены из России. «Они вносятся в базу, если суд запретил им приезжать в нашу страну в течение пяти лет», – пояснили в пресс-службе.

Последнее время все чаще персонами нон грата становятся не мигранты-преступники, а вполне респектабельные иностранцы, которые чем-то не угодили российским властям. Наиболее скандальная история была связана с журналисткой Натальей Морарь. Будучи гражданкой Молдавии, она работала в Москве в оппозиционном журнале The New Times. 16 декабря 2007 года на паспортном контроле в московском аэропорту «Домодедово» журналистку, которая возвращалась из Тель-Авива, задержали сотрудники ФСБ, сообщившие о нежелательности ее пребывания на территории России. «Мы не можем заранее предупредить человека о том, что его не пустят в страну, – рассказал «НИ» источник в МИД РФ. – Мы и сами этого не знаем. Списки таких людей составляет ФСБ». Коллегам г-жи Морарь в МИД заявили, что по закону объяснять свое решение спецслужбы не обязаны.

Правозащитники-экстремисты

Помимо регламентированных законодательством списков иностранцев, которым запрещен доступ в Россию, или невыездных должников, силовики составляют и нелегальные базы данных, о существовании которых известно гораздо меньше. Уже давно говорится о списке так называемых «экстремистов», в который МВД заносит общественных деятелей из числа оппозиционеров. Правда, в самом министерстве факт существования подобных реестров не признают. Правозащитники даже проводили акцию «Поиски черных списков», в рамках которых общественные деятели направляли в МВД запросы о том, есть ли они в базе экстремистов, однако всем пришел одинаковый ответ – подобных списков не существует. Между тем накануне оппозиционных акций в любом регионе милиция оказывает давление на активистов и проводит массовые задержания. «Как они делают это, если не по списку? – заявил «НИ» лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. – Глава администрации Докузпаринского района Дагестана однажды показал мне такой список «экстремистских» организаций, который пришел к нему из МВД. В нем есть наша организация, национал-большевики, «Другая Россия», «Авангард красной молодежи», «Объединенный гражданский фронт»...

По словам г-на Пономарева, на каждый митинг его сопровождают люди в штатском, которые старательно снимают на видео плакаты с лозунгами и убегают, как только их заметили. «Этим летом вместе с женой я полетел в отпуск, – продолжает наш собеседник. – В аэропорту Минеральных Вод мужчин попросили подготовить паспорта для проверки. Я не очень удивился, потому что сталкивался с этим на Кавказе. Как только милиционеры увидели мой паспорт, других сразу перестали проверять, а меня повели в отделение. То есть их целью было задержать меня. В отделении человек в штатском пытался выяснить, зачем я приехал, где я буду отдыхать – в горах или в самом городе. Я отказался отвечать на вопросы, через какое-то время меня отпустили».

Хулиганы в законе

Милиция официально признает только один «черный» список – в него входят футбольные хулиганы. «Мы создаем перечень фанатов, которых задерживают при драках, – сообщили «НИ» в ГУВД Москвы. – С ними проводится профилактическая работа, однако не пустить их на стадион нельзя, ведь подобная мера не прописана в законе». Менеджер по работе с болельщиками клуба «Локомотив», попросивший не называть его имени, признался «НИ», что сам значится в «черном» списке футбольных хулиганов. «Он обновляется ежегодно и высылается перед началом футбольного сезона руководству клубов болельщиков с тем, чтобы обратить внимание руководства на так называемых «неблагонадежных» фанатов команды, – утверждает наш собеседник. – Чтобы попасть в него, достаточно просто прийти пьяным на матч. Выйти из «черного» списка невозможно». Проблем с проходом на внутренние матчи у фанатов из «черного» списка практически не возникает, но когда наша сборная или футбольный клуб играют за рубежом, перечень агрессивных болельщиков передается в посольства принимающих стран, и они могут отказать хулиганам во въезде. «Бывает, что фанатам из списка все же дают визу, но когда они прилетают в страну назначения, их «разворачивают» пограничники, – рассказали «НИ» в Объединении фанатов «Спартака» Fratria. – Такие случаи не раз происходили с нашими болельщиками в Германии и Великобритании. Если же фанат неподобающе вел себя на зарубежном матче, ему грозит не только депортация, но и многолетний запрет на въезд в страны Шенгенского соглашения».

Чужие правила

В ГИБДД тоже есть свои списки. В них заносятся все нарушения ПДД, которые совершил тот или иной водитель. Начальник отдела пропаганды безопасности дорожного движения ГИБДД Москвы Марина Васильева объяснила «НИ», что вычеркнуть себя из этого списка невозможно, он необходим инспекторам, чтобы составить впечатление о нарушителе. «Эту базу данных наши сотрудники обязаны вести по закону, – сообщила «НИ» сотрудница пресс-службы управления ГИБДД по Свердловской области Татьяна Бердникова. – Она помогает контролировать, заплатил ли нарушитель штраф. Кроме того, данные этой базы учитываются, когда у суда есть выбор – лишить нарушителя прав или оштрафовать его».

Опыт автолюбителей, однако, показывает, что доверять базам ГИБДД не приходится. О том, что гаишники на его имя вписали множество «чужих» нарушений, москвич Алексей Крюков узнал случайно. В начале этого года инспекторы ДПС остановили его якобы за пересечение двойной сплошной. «На этой дороге совсем не было разметки, поэтому платить за мнимое нарушение я отказался, и гаишники обратились в суд, чтобы лишить меня прав, – говорит «НИ» Алексей. – На суд они принесли карточку водителя со всеми моими нарушениями. Но три года назад я уже получал подобную карточку. Сравнив их, я понял, что нарушения за 2004–2005 годы не совпадают. Например, в марте 2004-го меня якобы задержали на автомобиле «ВАЗ» за то, что я не прошел техосмотр. Мало того, что я никогда не управлял этой машиной, но в старой карточке такого нарушения нет. Выяснилось также, что те штрафы, которые по старой карточке я оплатил, в новой были записаны как неоплаченные. За июнь 2005 года мне приписали целых три уплаченных штрафа без каких-либо пояснений, но я даже не знаю, что это были за нарушения, потому что я ничего не платил». Возмущенный москвич обратился к начальнику местной ГИБДД. Тот признал, что расхождения действительно есть, обещал разобраться и отправить официальный ответ в течение месяца. «Но я так ничего и не дождался», – сетует Алексей Крюков.

Президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин рассказал «НИ», что множество ошибок в базах ГИБДД появилось тогда, когда ведомство переводило бумажную картотеку в цифровой вид. «Да и сейчас они заносят данные неаккуратно, – убежден он. – Главное, чтобы фамилия была та же. Если год и место рождения не совпадают – неважно. Я рекомендую всем водителям ежегодно получать выписки из реестра о своих нарушениях в ГИБДД. Ручаюсь, каждый увидит там много интересного». С «чужими» нарушениями стоит разбираться не только потому, что они могут быть признаны отягчающими обстоятельствами в суде. «Страховщики сейчас лоббируют внесение изменений в закон об ОСАГО – они хотят увеличивать стоимость страховки не только тем, кто часто попадает в ДТП, но и всем нарушителям. Попался на непристегнутом ремне безопасности – страховка будет в полтора раза дороже».


В Германии «черные» списки составляют даже коммунальщики
В немецкой юриспруденции есть такое понятие – «хаусфербот». Так именуется штрафная административная мера, которую на законных основаниях могут вводить даже без санкции суда охранные службы торговых, спортивных, развлекательных и других заведений ФРГ. На русский это слово переводится как «запрещение на посещение моего дома». Для 29-летнего маляра Олафа К. первым таким «домом» оказался Олимпийский стадион в Берлине. Буйный футбольный фанат раздобыл билет на финал Чемпионата мира-2006, но вынужден был наблюдать за игрой по телевизору. «К тому времени в моем послужном списке было два задержания во время разборок наших ребят с польскими и английскими болельщиками», – объясняет «НИ» печально известный в Потсдаме дебошир. – Вот ко мне и приставили полицейский патруль». В дальнейшем Олафа заносили в «черные» списки продавцы и секьюрити магазинов, охранники спортзалов и дискотек. Во всех этих местах он отмечался мелкими кражами. Впрочем, есть в Германии «черные» списки и серьезнее. В город Фленсбург земли Шлезвиг-Гольштейн стекается вся информация на игнорирующих ПДД автолюбителей и велосипедистов. А в компьютеры коммунальных служб некоторых немецких городов вносятся данные людей, неоднократно пойманных за курение в неположенных местах и игнорирующих мусорные урны на площадях. Более того, в Кельне, например, всего за один брошенный под ноги окурок можно нарваться на штраф в несколько сотен евро. Наиболее же серьезные «черные» списки формируются по решениям судов и касаются подозреваемых в тяжких уголовных преступлениях. Эти данные есть в германских аэропортах, на пограничных постах и в портативных компьютерах всех полицейских экипажей.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

В польском «черном» списке – все госслужащие времен социализма
Созданная в Польше за время правительства Ярослава Качинского атмосфера подозрительности, по сути, воссоздала ситуацию, существовавшую в стране в социалистические времена. Под подозрение может попасть каждый, кто достиг совершеннолетия в дореформенной Польше. Это все те, кто сотрудничал с тогдашним режимом, то есть работал на госслужбе. В списке – преподаватели вузов, учителя, журналисты, научные работники. Правительство Дональда Туска, критикуя «кэгэбэшные начинания» братьев Качинских, по мнению польских правозащитников, ничего не сделало, чтобы изменить ситуацию. Пример тому – активные нападки на легендарного лидера «Солидарности» и первого президента новой Польши Леха Валенсу (в эту субботу отмечалось 25-летие вручения ему Нобелевской премии мира. – «НИ»). Политический лагерь братьев-революционеров до сих пор обвиняет Валенсу в связях со спецслужбами социалистической Польши. Рядовых граждан, правда, эти бури не затрагивают. Ни алиментщики, ни должники банков давления со стороны правоохранительных органов не испытывают и могут свободно ездить по всему миру. Правда, польская полиция, по примеру Западной Европы, создает список общественно опасных футбольных фанатов. Футбольные хулиганы, попавшие в «черную» базу, не имеют права ходить на матчи национального первенства. Список пока невелик – всего 15 человек. Но в полиции подозревают, что он может здорово расшириться в рамках подготовки к Евро-2012, который будет проходить в Польше.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 8 декабря 2008 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: