Главная / Газета 27 Октября 2008 г. 00:00 / Происшествия

Красавицы и чудовища

В России модельный бизнес все активнее приобретает криминальные черты

МИХАИЛ БЕЛЫЙ, НАТАЛЬЯ ВОЛКОВА

Надвигающийся кризис и угроза массовых сокращений могут внести свою лепту в такую, казалось бы, далекую от экономики сферу жизни, как модельный бизнес. Тысячи девушек, которые лишатся перспективы делать карьеру в учебе или на работе, решат добиться успеха на подиуме. Несмотря на то, что скандалы в модельном бизнесе происходят регулярно, число желающих окунуться в этот мир блеска и красоты не уменьшается.

Редкой девушке удается въехать в красивую жизнь без потерь.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Редкой девушке удается въехать в красивую жизнь без потерь.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
По оценкам социологов, каждая третья девушка России хочет стать манекенщицей, принять участие в захватывающих дух дефиле и в ярком свете вспышек множества фотокамер ловить восхищенные взгляды публики. Но путь на заветный подиум оказывается тернистым. Мало кто из соискательниц подозревает, чем на самом деле может обернуться такая мечта.

В детстве Аня Т. больше всего любила листать глянцевые журналы и смотреть показы мод. А с 12 лет начала ходить в модельную школу, которая находилась буквально под окнами. В Нижнем Ломове, городке Пензенской области, многие выпускницы этой школы либо благополучно заканчивали здесь свою так и не начавшуюся карьеру, либо уезжали в столицу. О приглашении поработать в московском агентстве мечтает каждая девушка. При этом представители модельной индустрии и сами не скрывают, что российские регионы в этом смысле – золотое дно. «Красивых девушек в провинции и вправду очень много, но их запросы, как материальные, так и профессиональные, гораздо ниже, чем у столичных моделей, – рассказал «НИ» заместитель гендиректора модельного агентства Станислав Кершнер. – Это обычная практика, когда мы приезжаем в какой-то город и в местных агентствах выбираем манекенщиц для работы у себя. Каждая сторона получает свои бонусы. Девушка – высокооплачиваемую работу в Москве, а агентство – новую сотрудницу». Так случилось и с Аней. Она привлекла внимание представителей столичного агентства с непроизносимым названием. Посмотрев дефиле девушек, они обратились к ней с предложением, от которого, по их словам, она просто не могла отказаться…

«Уже в Москве мне прямо сказали – мол, не надо думать, что ты приехала из своей голодной деревни, чтобы по подиуму ходить, – призналась «НИ» Анна Т. – В достаточно жесткой форме мне дали понять, что придется начинать с черновой работы. До меня и не сразу дошел смысл этих слов». Вскоре Ане поступило недвусмысленное предложение – столичный бизнесмен, собирающийся на деловой ужин, обратился в агентство с просьбой «подобрать ему симпатичную девушку в качестве сопровождения». Тогда начинающая модель впервые столкнулась с понятием «эскорт-услуги». Как выяснили «НИ», обычно под таким «сервисом» понимается исключительно сопровождение на ужин, важную беседу или встречу с деловыми партнерами. Но зачастую только этим дело не ограничивается. Сами модели, попадавшие в схожие ситуации, признаются, что в основном клиенты настаивают на «продолжении банкета». «Вопрос интима обсуждается между девушкой и мужчиной, который ее нанял. Следовательно, отдельно идет и оплата», – рассказала нам Анна. Представители модельного бизнеса признаются, что большинство бюро в Москве предлагают своим клиентам такие услуги.
Модельный бизнес – это не всегда улыбки.
Фото: AP
shadow

«Крупные агентства дорожат своей репутацией и не связываются с сомнительными делами, – заявила «НИ» генеральный директор модельного агентства Point Елена Ермолаева. – Между тем не секрет, что львиная доля участников этого рынка не брезгуют работать не по профилю». В прошлом году в Москве действовало около 120 модельных агентств, но поручиться, по словам г-жи Ермолаевой, можно только за десяток из них. Поэтому очень часто некоторые такие компании в силах похвастаться только вывесками, поскольку ничем другим они, по сути, не отличаются от публичных домов.

«Популярность эскорт-услуг нетрудно объяснить: мужчины очень любят, когда рядом с ними находится эффектная дама, – выразил «НИ» свое мнение психолог Павел Пономарев. – Они полагают, что длинноногая красавица – всегда хороший козырь на деловом приеме. Печально лишь то, что очень часто они относятся к таким девушкам как к вещи, с которой можно обращаться как угодно». По мнению г-на Пономарева, ситуация опасна не только тем, что очень часто за вывесками модельных агентств скрываются банальные притоны. «Иногда девочки действительно верят, что это лишь этап их карьеры, – говорит психолог. – А на деле это тупик».

В правоохранительных органах нам пояснили, что отдельной статистики преступлений в модельном бизнесе не существует. «Обвинить агентства в вовлечении девушек в занятие проституцией крайне сложно, – сказал «НИ» руководитель отдела по работе с печатными СМИ ГУВД Москвы Владимир Коробков. – Кроме того, люди, связанные с этим бизнесом, предпочитают не поднимать шума и не любят ходить с заявлениями в милицию».



Няня для папы

Модельный бизнес как в нашей стране, так и за рубежом давно превратился в настоящую индустрию. Если первые агентства занимались исключительно fashion-показами, то теперь к услугам манекенщиц прибегают в самых разных случаях, иногда даже более чем экзотических. Карьера петербургской модели Ксении П. на подиуме складывалась довольно удачно. Съемки и показы следовали друг за другом. Все началось с обычного телефонного звонка от владельца агентства, в котором тогда работала девушка. «Когда я услышала, что мне предлагают, я не знала плакать мне или смеяться», – вспоминает Ксения. Дело в том, что в агентство обратился мужчина, которому требовалась... няня для маленького сына. Требования к кандидаткам были вполне определенными: возраст не старше 25 лет, рост не ниже 175 сантиметров и стандартные для моделей параметры. Наличие специального образования и опыт работы с детьми значения не имели. По словам Ксении, предложенная зарплата соответствовала среднемесячному заработку модели из крупного агентства. При этом жить няня должна была в семье своего нанимателя, у которого, ко всему прочему, была жена. Из разговора с потенциальным работодателем сразу стало ясно, что дело тут не в желании любящего отца с детства окружить отпрыска не только красивыми вещами, но и красивыми людьми. Няня нужна была не столько ребенку, сколько его родителю. «Я должна была сопровождать его во время деловых встреч, в том числе и за городом. Сюда входили и услуги интимного характера. Сколько это будет стоить, оговаривалось сразу – 100 долларов за один половой контакт», – рассказала «НИ» Ксения. – После этой истории шокированная девушка решила закончить карьеру модели.

Если внимательно посмотреть интернет-сайты многих агентств, понимаешь, что мнение, будто девушка может быть либо умной, либо красивой, уже давно неактуально. Дело в том, что очень часто такие фирмы размещают объявления следующего содержания: «Девушки-модели с высшим или неоконченным высшим образованием приглашаются на должность помощника руководителя в крупные российские и западные агентства». Подобные предложения с достаточно сомнительным контекстом встречаются и на сайтах поиска работы. Но на вполне определенные мысли наводит то, что трудоустройством красавиц «не по профилю» занимаются почему-то модельные агентства. «Не надо питать иллюзий, ни о какой работе помощника руководителя речи в большинстве случаев не идет, – пояснила «НИ» Елена Ермолаева. – Если человек хочет получить работу, то он обращается на биржу труда, а не в модельное агентство».

Юристы уверены, что подобные предложения поработать за границей – чистой воды проституция. «Часто девушек обманным путем вывозят в сексуальное рабство за рубеж, например в арабские страны. Там они рискуют попасть в гарем, где их никто никогда не найдет, – поделился с «НИ» московский адвокат Петр Домбровицкий. – Фактически речь идет о латентной проституции – бордели прикрываются вывесками агентств, чтобы их не трогала милиция. Все же прекрасно понимают, что из тысячи девушек профессиональной моделью в лучшем случае становится одна. А куда идут остальные?» По мнению г-на Домбровицкого, проблема заключается в нежелании российских правоохранителей бороться с этим видом преступности. «Если в США даже самому мелкому сутенеру грозит наказание в виде 20 лет лишения свободы, то у нас организаторы притонов отделываются смехотворным наказанием, – говорит адвокат. – Им дают три-четыре года, а за примерное поведение отпускают еще раньше».



Убийственная красота

«Сегодня в модельном бизнесе, к сожалению, превалируют две составляющие – деньги и секс, – признался «НИ» один из организаторов целого ряда конкурсов красоты в России Дмитрий Смирнов. – Случается, что призовые места отдаются участницам, готовым идти ради этого даже на интимную близость». По словам нашего собеседника, он знает несколько случаев, когда моделей-победительниц сразу после окончания конкурса сажали в машины и развозили по соответствующим адресам «отдавать долги».

24-летняя бывшая красноярская модель Анастасия Проскурова (фамилия по понятным причинам изменена. – «НИ») вспоминает, как сама невольно оказалась в центре неприятной истории. «Мне предложили участие в одном из конкурсов красоты. Я отходила на все репетиции, организаторы все время хвалили меня. За два дня до конкурса мне намекнули, что я займу первое место в том случае, если проведу ночь с главным организатором конкурса, поскольку очень ему понравилась, – заявила «НИ» девушка. – Я отказалась».

Иногда конкурсы красоты превращаются в самый настоящий триллер. Например, в Мордовии два года назад с интервалом в месяц были убиты две школьницы – 15-летняя Анна Мезина и 16-летняя Светлана Кручинкина. Девушки состязались за звание самых обаятельных и привлекательных. Они погибли вскоре после конкурса. Близкие и друзья убитых красавиц уверены, что причины трагедии следует искать именно в злополучных соревнованиях. Правоохранительным органам пока не удалось найти убийц школьниц. «Работа по этим делам ведется до сих пор. Не исключается и версия о том, что преступления могли быть связаны с конкурсами красоты», – подтвердил «НИ» руководитель отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Мордовия Матвей Казаков.

Путь к славе тернист и обманчив, и модельный бизнес зачастую оборачивается трагедией для самих девушек. Завоевавшая титул «Мисс Россия-96» Александра Петрова была застрелена в Чебоксарах пять лет назад. Финалистка того же конкурса Светлана Котова убита в Афинах в 1997 году. При загадочных обстоятельствах погибла модель и участница реалити-шоу «Дом-2» Оксана Аплекаева. В конце августа этого года она уехала с Московского международного автосалона, на котором работала, в компании бизнесмена. Спустя неделю ее тело обнаружили на обочине автотрассы Москва – Рига. Начинающую модель из Сочи Элеонору Кондратюк в 1999 году на глазах у подруг облили серной кислотой. Похожая трагедия произошла три с небольшим года назад и с тверской моделью Людмилой Ткаченко. «Истории, когда моделей обливают кислотой конкуренты или бывшие супруги, ужасны, но в принципе объяснимы, – говорит «НИ» психолог Анна Карташова. – Красота – главное преимущество этих девушек. Лишившись ее – они автоматически теряют все».

Не надо забывать и еще об одном аспекте проблемы. Сегодня, когда и Россия, и мир охвачены экономическим кризисом, сотни, а то и тысячи девушек, могут пополнить ряды этой группы риска. В поисках работы они пойдут сначала на подиум, а потом и на панель.


ПОЧТИ ДВЕ ТРЕТИ УКРАИНСКИХ МОДЕЛЕЙ ПОДРАБАТЫВАЮТ «НА СТОРОНЕ»
По словам звезды украинской светской хроники, организатора нескольких крупных конкурсов красоты Валида Арфуша, около 70% украинских моделей подрабатывают проституцией. Год назад управление МВД по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми, разоблачило в Харькове модельное агентство, которое вербовало девушек для поездки в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) с целью предоставления интимных услуг. Руководителями и сотрудниками фирмы оказались граждане Украины и России. Была раскрыта и преступная схема. Девушкам в возрасте от 15 до 23 лет предлагали работу моделей в ОАЭ. После прохождения всех необходимых этапов подписывался договор. В нем оговаривалось, что за проведение двухнедельных показов мод каждая девушка получит гонорар – 500 долларов. Компания обеспечивала билеты на самолет и сопровождала претенденток в киевский аэропорт «Борисполь». В Эмиратах их встречали люди, отбиравшие у них паспорта и отправлявшие на медицинский осмотр. Затем девушкам объясняли, чем в действительности им придется заниматься. Через две недели сексуального рабства харьковчанок возвращали на родину. Милиция обнаружила более 100 девушек, которые попали в этот переплет. В 2006 году многие украинские издания перепечатывали статью одной из районных газет под названием «Рабыни». Речь в ней шла о мелитопольском модельном агентстве Silver Star. Начальник криминальной милиции Мелитопольского горотдела Олег Егоров тогда рассказал журналистам, что эта контора, помимо обучения юных красавиц дефиле и другим тонкостям профессии, еще и трудоустраивала их. Моделям предлагали работу за границей – от официантки до танцовщицы. «Многие девушки знали, что на самом деле их увозят торговать своим телом, однако доказать это невозможно, ведь единственная официально признанная потерпевшая впоследствии отказалась от претензий», – пояснил Олег Егоров. Буквально несколько недель назад в одном киевском ночном клубе проходил конкурс красавиц. «Среди участниц выделялись профессиональные модели, – заявила «НИ» Мария – сотрудница общественной приемной одной из украинских партий, которой было поручено вручить победительнице зрительских симпатий приз от имени лидера партии. – Я еле досидела до конца этого действа рядом с возбужденными бизнесменами бандитского вида. Во время шоу они выбирали себе красоток на ночь, громко обсуждая их достоинства и цену с представителями агентств». На Украине ежегодно регистрируется не менее 400 преступлений, связанных с работорговлей. И этот показатель неумолимо растет.
Яна СЕРГЕЕВА, Киев
НЕ КАЖДАЯ «НОЧНАЯ БАБОЧКА» СПОСОБНА ВЕРНУТЬСЯ К НОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНИ
Вернуться к нормальной жизни удается менее чем половине девушек, поработавших в борделях. У остальных, помимо множества других болезней, нарушается психика. Девушек преследуют кошмары, свое тело бывшие работницы секс-индустрии воспринимают как предмет, а всех мужчин – как стремящихся этим предметом воспользоваться. 22-летнюю Дарью год назад вызволили из Турции после пяти месяцев работы в борделе. Теперь у нее часто болит голова, а когда девушка подходит к окну, ее охватывает желание выброситься вниз. «Со мной работали психологи, но они ничего не смогли сделать, – поделилась с «НИ» Дарья. – Сказали, что мои припадки – следствие серьезных изменений в психике». Недавно девушка устроилась на работу – мыть полы в магазине. «Случаев успешного завершения реабилитации мало. Из общего числа обратившихся не более 40–45% выходят если не полностью здоровыми, то по крайней мере воспринимающими себя как личность», – пояснил «НИ» юрист международной коалиции «Ангел» Афсона Кадырова. Для них возвращение домой часто оказывается еще одной травмой. По словам г-жи Кадыровой, близкие вместо сострадания их презирают, и им не с кем поговорить о пережитом. В этом году в реабилитационный центр для жертв торговли людьми Международной организации по миграции (МОМ) уже обратились 270 девушек. Первые три недели в Реабилитационном центре девушками занимаются психологи. Их задача – убедить пострадавшую, что теперь она находится в безопасности. После преодоления психологического кризиса девушек направляют на медицинское обследование. «У нас разработана схема выявления болезней, которые характерны для жертв сексуальной эксплуатации, – говорит «НИ» сотрудница МОМ Анна Рубцова. – Это венерические болезни, воспаления половых органов, остеохондроз, вегетативно-сосудистая дистония и посттравматическая энцефалопатия (воспаление головного мозга. – «НИ»)». По словам нашей собеседницы, выздоровление нередко растягивается на два-три года. 20-летняя Кристина после освобождения из борделя сразу же попала на операционный стол. «Я так и не смогла восстановиться после операции, и поэтому вряд ли смогу в будущем завести ребенка», – признается «НИ» девушка. Еще недавно она училась в одном из столичных вузов. Теперь не учится, не работает, не может спать по ночам из-за кошмаров и не пытается налаживать отношения с мужчинами. «Личной жизни у меня нет. Я подсознательно остерегаюсь всех особей мужского пола, так как они могут причинить мне боль. Еще мне противно смотреть в зеркало, даже прикасаться к себе», – продолжает Кристина. Схожие чувства испытывают и другие потерпевшие. «Мне кажется, что любой мужчина хочет меня использовать. Я чувствую себя не человеком, а какой-то куклой. Наверное, я никогда не смогу выйти замуж», – говорит Дарья. «Девушки называют свое тело «грязным» и воспринимают себя предметом», – подтверждает Афсона Кадырова. Даже те, кто смог вернуться к нормальной жизни, не в силах порвать с прошлым секс-рабыни. 26-летняя Татьяна трудится референтом в одной из фирм и учится на психолога на заочном отделении вуза. Она вышла замуж и рассчитывает вскоре стать мамой. Но трехмесячное пребывание в израильском борделе то и дело дает о себе знать. «Мне удалось избежать инфекционных заболеваний, но я стала погружаться в себя и терять чувство реальности. Разговариваешь с человеком, и вдруг в голове возникают какие-то образы, ты отключаешься и ничего не можешь вспомнить», – объясняет «НИ» Татьяна.
Марина ВОЛОБУЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2008 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: