Главная / Газета 8 Сентября 2008 г. 00:00 / Происшествия

В бой без «боевых»

Чтобы оправдать нахождение солдат-срочников в Цхинвали, офицеры предлагают им стать контрактниками

АНАСТАСИЯ БЕРСЕНЕВА

В минувшую субботу члены российских Комитетов солдатских матерей обсудили с сотрудниками Минобороны РФ и высокопоставленными следователями военных следственных органов целый ряд накопившихся проблем. Правозащитники объявили, что никак не уменьшается число больных призывников, признанных годными к службе в армии. Но особенно солдатские матери оказались взволнованы тем, что во время августовских боевых действий в Южную Осетию были незаконно брошены российские солдаты-срочники.

Нередко молодые ребята оказываются в «горячих точках» незаконно.<br>Фото: АР
Нередко молодые ребята оказываются в «горячих точках» незаконно.
Фото: АР
shadow
О том, что российские солдаты-срочники были переброшены в Южную Осетию, уже известно. «Но военнослужащие, пришедшие в армию по призыву, не могут находиться на территории других государств, если это не военная база, – напоминает ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей (КСМ) Валентина Мельникова. – Тем не менее они там были и пополнили ряды погибших и раненых». Очевидно, что часть офицеров все же решилась на аферу. «В последнее время нам позвонили 10–12 родителей солдат-срочников, – поделилась с «НИ» председатель Волгоградской правозащитной организации «Материнское право» Нина Пономарева. – Офицеры сообщили их сыновьям, что за участие в боевых действиях они не получат денег, но могут рассчитывать на выплаты, если подпишут заявление на переход в контрактные войска. Разумеется, задним числом. Мы сразу сказали родителям, что это крайне подозрительно. Во-первых, никаких «боевых» им не выплатят. Максимум – командировочные плюс надбавку за нахождение в опасных условиях. А во-вторых, ребятам придется провести еще пару лет в армии. В этом случае очевидна лишь выгода офицеров, которые смогут заявить, что срочников у них в Южной Осетии не было».

Участвовавшие в дебатах офицеры заверили солдатских матерей, что ситуация с нахождением солдат-срочников на территории другого государства детально изучается. «Также в Южной Осетии созданы военные прокуратуры и военно-следственные управления, которые будут собирать информацию обо всех случаях гибели российских военных, чтобы выяснить, есть ли среди погибших срочники, – пояснил заместитель руководителя военно-следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ Павел Демиденко. – С этим возникнут проблемы, так как ношение военной одежды в регионе распространено. И если при погибшем не обнаружат документов, то установить его личность будет трудно».

Еще один вопрос, тревожащий правозащитников, касался здоровья солдат. «Повсеместно молодых людей отправляют в армию больными, – сообщила Валентина Мельникова. – Уже с весеннего призыва часть ребят была отправлена домой из-за выявленных во время службы заболеваний». По данным г-жи Мельниковой, 85% всех обратившихся к ним военнослужащих нуждаются в медицинском обследовании и направлении на лечение в больницы. В КСМ считают, что в первую очередь это недоработки докторов на призывных комиссиях. «К сожалению, часть ребят просто раньше не ходили по врачам, а на призывной комиссии их спрашивают: «Есть жалобы? Нет? Значит годен!» – говорят солдатские матери. – Те же призывники, которые знают о своих диагнозах, слышат от врачей: «Да ты откосить хочешь!»

Сомневаются правозащитники и в компетентности врачей, работающих на призывных комиссиях. «Военно-врачебная комиссия при военкоматах должна иметь лицензию, но такого документа у них нет, – объяснила представитель Союза КСМ Людмила Воробьева. – На этом основании решение о годности парня к службе можно оспорить». «Кроме того, попадаются и медики со странными специализациями, – сообщила председатель КСМ Нижнего Новгорода Наталья Жукова. – У нас, например, старший врач – анестезиолог по профессии».

Представители Центральной военно-врачебной комиссии заявили, что согласны с правозащитниками лишь в том, что касается квалификации врачей и их отношения к своим обязанностям. Но тема больных призывников, по их мнению, не является острой. «По статистике, сейчас идет снижение числа призывников, необоснованно признанных годными к службе по состоянию здоровья, – рассказал «НИ» старший инспектор ЦВВК Министерства обороны РФ Гурий Столяров. – В 2007 году таких было всего 0,33% от общего числа призывников – 612 человек. Это очень мало». Чтобы решить проблему диагностики, Минобороны намерено оснастить призывные комиссии диагностическими аппаратами. «Это и аудиометр для лора, и скалиометр, и 12-канальный электрокардиограф, и аппараты для выявления наркомании и психических заболеваний, и еще ряд приборов, – уточнил Гурий Столяров. – И если нынешние специалисты не научатся работать на новой технике, то мы их будем менять».

Вместе с тем в армии, как правило, обостряются незначительные нарушения здоровья. Легкий гастрит из-за стресса может перерасти в язву. Особенно яркий пример – с психическими расстройствами. «Во время призыва врачи в основном сталкиваются с умственной отсталостью, а неврозы встречаются крайне редко – 1,3% от всех заболеваний, зато в армии за первые полгода львиная доля всех выявленных психических заболеваний – это психопатия и неврозы, развившиеся на службе», – добавил Гурий Столяров. Чтобы эта проблема исчезла, нужно решить вопрос с условиями жизни в армии и, в частности, с дедовщиной и озлобленностью офицеров, прошедших через несколько войн. Однако все собравшиеся на совещании стороны признали, что об этом пока нет и речи.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: