Главная / Газета 21 Июля 2008 г. 00:00 / Происшествия

Воля убивать

Мужчина, отсидевший срок за кражи, совершил тяжкое преступление сразу после освобождения

АЛЕКСЕЙ ОЛЬШАНСКИЙ

В конце минувшей недели в селе Верхнебелое Амурской области был задержан 21-летний мужчина, который сознался в убийстве пятилетней девочки. Подозреваемый в жестоком преступлении против ребенка только за 10 дней до этого освободился из тюрьмы, где отбывал наказание за кражи. В России в целом остается высоким число так называемых «преступных элементов», рецидивистов. Для них повторное попадание за решетку – путь к решению жизненных проблем, ведь, выходя из мест лишения свободы, эти люди часто не имеют ни крыши над головой, ни семьи, ни профессии. А система психологической реабилитации бывших заключенных у нас в стране почти не развита.

В конце прошедшей недели в селе Верхнебелое Ромненского района Амурской области было раскрыто по горячим следам убийство пятилетней девочки. В четверг к сельскому участковому уполномоченному с заявлением о пропаже внучки обратились пожилые супруги. В последний раз их соседи видели малышку около 17.00 в среду: она собирала малину недалеко от дома. Когда первые поиски ребенка результатов не принесли, на прочесывание территории был поднят личный состав РОВД и военнослужащие из расположенной рядом воинской части. Вскоре по подозрению в совершении преступления был задержан 21-летний мужчина. Как пояснили «НИ» в УВД Амурской области, предполагаемый убийца малышки сознался в содеянном. Он показал милиционерам и место, где закопал труп своей жертвы. Немаловажно и то, что он оказался рецидивистом: всего десять дней назад задержанный отбыл срок за кражи и вышел на волю.

«Судя по почерку, это преступление, характерное скорее для маньяка, – дал «НИ» экспертную оценку психиатр-криминалист, руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов. – Если, конечно, за ним не стоит мотив мести. Например, вышедший на свободу мужчина мстил родителям убитой девочки или же ее бабушке и дедушке. Начинающие маньяки, кстати, практически сразу сознаются в убийствах». Отметим, что, по официальной статистике МВД РФ, рецидив, то есть совершение преступлений ранее судимыми лицами, все последние годы держится в нашей стране на уровне 21–23%. 30% – таков рецидив с учетом тех лиц, которые идут на новое преступление, еще не будучи наказанными за первое. Эксперты видят здесь огромную проблему, связанную как с жестокостью, которая сплошь и рядом царит сегодня в исправительных учреждениях, так и с тем, что вышедшие на волю заключенные часто оказываются предоставлены сами себе. «Система колоний в нашей стране жестока, – продолжает Михаил Виноградов. – Избиения и всяческие издевательства, которые ощущают на себе арестанты, формируют в людях озлобленность к окружающему миру». «Задача перевоспитания в российских тюрьмах не решается вообще, – выразил «НИ» свое мнение глава Российского общественного движения социально-психологической помощи Марк Сандомирский. – Человек с криминальными наклонностями, попавший за решетку, проходит там настоящую школу преступной деятельности. Зэки начинают даже гордиться своими ходками». По словам собеседника «НИ», часто бывало так, что, получив первый срок за незначительные проступки, люди, освобождаясь, совершали новое преступление. Причем, как правило, еще более тяжкое, чем первое.

«Выходя из колоний, люди лишаются всего – семьи, ведь мало кто будет десятки лет ждать грабителей и убийц, крыши над головой, профессии, – отмечает Михаил Виноградов. – Они не знают, как жить в изменившихся условиях, а система реабилитации заключенных, призванная вернуть их к нормальной жизни, в стране отсутствует. В исправительных учреждениях должно быть налажено тюремное производство, чтобы отсидевший покидал колонию с рабочей специальностью, был востребован и имел хоть какие-то накопления, которые позволили бы выжить в первое время – пока он не нашел постоянного жилья и работы». Эксперты также указывают на то, что в России, в отличие от многих развитых стран, так и не сложилась система поручительства. Она подразумевает, что волонтеры посещают места заключения, знакомятся с теми, кто готовится к выходу на волю, и помогают им после отсидки адаптироваться к нормальной жизни.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: