Главная / Газета 15 Мая 2008 г. 00:00 / Происшествия

Да гори она огнем

В России растет число учеников, поджигающих собственные школы

АЛЕКСЕЙ ОЛЬШАНСКИЙ, АННА СЕМЕНОВА, АНАСТАСИЯ ЯМЩИКОВА

Вчера представители Мурманской областной прокуратуры сообщили о том, что вступил в силу приговор в отношении 22-летнего жителя города Мончегорска Антона Обтюга. Молодой человек не один раз поджигал здание школы № 4, которую окончил несколько лет назад. Пиромана признали невменяемым, его направят на принудительное лечение. В последнее время в нашей стране участились поджоги общеобразовательных учреждений. В большинстве случаев стереть свою школу с лица земли стараются ее действующие и вполне вменяемые ученики. Причем пик покушений на школы всегда приходится на май или сентябрь.

Желающих пройтись огнем по школьным коридорам становится все больше.
Желающих пройтись огнем по школьным коридорам становится все больше.
shadow
Суд над 22-летним жителем города Мончегорска Мурманской области Антоном Обтюгом завершился еще в конце апреля, однако в законную силу решение судьи вступило сейчас. Мончегорский городской суд признал его виновным в умышленном уничтожении чужого имущества. «Бывшему ученику школы № 4 вменялись в вину четыре случая умышленного поджога, – заявила «НИ» старший помощник прокурора Мурманской области по связям со СМИ Галина Машьянова. – Уже не будучи учеником этой школы, он дважды поджигал ее и еще два раза пытался спалить квартиры двух работников учебного заведения. К счастью, во всех этих случаях с огнем удавалось быстро справиться либо прибывшим на место пожарным, либо соседям». Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы юный поджигатель был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в психиатрический стационар.

В Управлении образования Мончегорска «НИ» пояснили, что школа № 4 – коррекционная, и учатся в ней умственно отсталые дети. «По моим данным, осужденный пытался спалить школу не менее пяти раз в течение трех лет, – сообщил нам начальник отдела охраны труда и правового обеспечения Павел Зернов. – В нем жила настоящая страсть к пиромании. Администрация школы была вынуждена трижды менять свои телефонные номера, ведь он буквально осаждал телефон, угрожая поджогом». Директор школы и бывший педагог Антона Обтюги Татьяна Савич рассказала, что странности в поведении этого ученика были всегда.

«На парня очень серьезно повлияла трагедия в Беслане, после которой он начал играть в боевиков, – призналась «НИ» Татьяна Савич. – Мальчик стал подсовывать под двери классов записки с угрозами сжечь или подорвать всех. Антон прошел курс лечения в больнице, но это не помогло, и он перешел к действиям». По рассказам директора, личной неприязни к социальному педагогу и бывшему школьному главе, квартиры которых подросток намеревался спалить, у него не было. «Просто он заигрался, и кончилось это плохо», – добавляет г-жа Савич.

Отметим, что эта история далеко не единичная. Поджоги школ их же учениками уже приобретают характер тревожной тенденции. Причем в большинстве случаев свою alma mater уничтожают несовершеннолетние и абсолютно здоровые хулиганы.

Так, 20 марта этого года в Перми четверо юных пироманов 13 и 14 лет купили в хозяйственном магазине горючую жидкость и посреди бела дня подожгли школьное помещение, где хранились лакокрасочные строительные материалы. В этот момент в школе №6 проходили родительские собрания и внеклассные занятия. К счастью, пожарные подоспели быстро, и ущерб от действий поджигателей ограничился оконной рамой. Двое были поставлены на учет в комиссию по делам несовершеннолетних. Буквально через месяц, в конце апреля, поджог был объявлен официальной причиной пожара в школе №32 города Костромы. Экспертиза показала, что открытый источник огня находился в мебельном шкафу одного из кабинетов. А несколько дней назад, в ночь на 12 мая, была подожжена деревянная поселковая школа в Белоярском районе Свердловской области. Сгорело крыльцо, входные двери и крыша спортзала. Обошлось без пострадавших. Начальник пресс-службы ГУВД Свердловской области Валерий Горелых пояснил «НИ», что это преступление пока не раскрыто, но, по одной из версий, поджог могли совершить и учащиеся.

Специалисты отмечают, что потенциальные поджигатели школ – это дети, ставшие жертвами насилия в семье. «Тинейджеры не могут дать достойный отпор тем, кто их притесняет, и выбирают более доступный объект, – консультирует «НИ» психолог Владислав Зверев. – Так детская агрессия проецируется на школу». По мнению экспертов, ситуацию могли бы исправить школьные психологи, но здесь есть свои сложности. «Психологическая работа невозможна без мотивации, – объясняет «НИ» психолог Галина Колпакова. – Помочь трудному подростку, если он сам этого не захочет, не получится. Такие пациенты составляют очень непростой контингент, и не всякий психотерапевт с ними справится». По наблюдениям сотрудника центра медицины катастроф Российского корпуса пожарных и спасателей МВД РФ Марии Самойлович, пик активности трудных подростков приходится на начало и конец учебного года.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: