Главная / Газета 10 Апреля 2008 г. 00:00 / Происшествия

Частное дело

В России коммерческие детективные агентства все чаще берут на себя работу оперативников и следователей

ЛЮДМИЛА НАЗДРАЧЕВА

Сейчас парламентарии совместно с сотрудниками правоохранительных органов готовят поправки в законопроект об ужесточении требований к деятельности частных детективов и охранников. Депутаты утверждают, что сотрудники МВД изобретают для сыщиков более суровые условия работы потому, что видят в них потенциальных конкурентов, которых хотят таким образом устранить.

Влюбленные и не подозревают, что за ними может следить не только милиционер, но и детектив.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Влюбленные и не подозревают, что за ними может следить не только милиционер, но и детектив.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Ведь в последнее время в нашей стране наметилась новая тенденция: не получая положительного результата от труда милиции, люди все чаще обращаются к частным детективам. Специалисты, работающие на коммерческих основах, с охотой берутся за так называемые висяки – дела, которые представители госорганов считают гиблыми.

В последнее время из-за недоверия правоохранительным органам за помощью к частным детективам обращаются все больше людей. И если раньше подавляющее большинство клиентов приходили к сыщикам, чтобы проверить своих супругов на неверность, то теперь в разработку к частникам «перетекают» из правоохранительных структур все «висяки» – дела о потерявшихся людях, которых милиция ищет годами, материалы по угнанным машинам, случаи с заблудшими в секты адептами и многое другое. «В МВД стали чувствовать жесткую конкуренцию с частными структурами, – признается «НИ» зампредседателя комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков. – Потому и появилась идея хоть как-то повлиять на этот процесс при помощи ужесточения лицензирования».

По данным столичного ГУВД, в Москве работают 230 частных детективов. «Но есть и те, кто, не получая официальной лицензии, так и ведет расследования без нее, хотя это и запрещено, – жалуется «НИ» начальник отдела по работе с печатными СМИ Управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Владимир Коробков. – Поэтому в реальности людей, которые занимаются частным сыском, гораздо больше». Детективы, работающие на коммерческих основах, говорят, что люди к ним тянутся вереницей, и у них образуются очереди из клиентов.

Отыскать за три дня

По мнению экспертов, россияне начинают привыкать к тому, что правоохранительные органы бесплатно их проблемы решить не могут. «Силовики все хуже стали выполнять свои профессиональные обязанности, поэтому люди теряют доверие к государственным правоохранителям и обращаются к частным, – рассказала «НИ» директор правозащитного фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. – Потерпевшим зачастую трудно добиться того, чтобы сотрудники милиции оперативно провели необходимые мероприятия, а за дела, возбужденные по некоторым статьям УК, которые особенно трудно расследовать, силовики и вовсе берутся неохотно. Такие дела годами лежат без движения». Вот почему чаще всего к частным детективам обращаются с просьбами отыскать пропавших родных. Оперативники сами признаются, что искать «потеряшек» очень трудно из-за бумажной волокиты и отсутствия средств. «Если человек пропал, то сразу же отправляются запросы в те регионы, где он может пребывать, – заявил «НИ» один из оперативников. – Этот документ может месяц идти до места назначения. А там такой же оперативник возьмет да и напишет, что информация о нахождении там человека не подтвердилась. Поэтому если кто-то захотел скрыться в другом регионе и не связался с родными, отыскать его очень сложно. Никто из нас в командировку для этого не поедет».

«НИ» стал известен такой случай. Несколько месяцев сын не мог найти свою 80-летнюю мать, которая уехала с дачи на машине. Кто знает, сколько бы искали оперативники пожилую женщину, если бы родственники, совсем отчаявшись, не обратились к частному детективу. «Мне пришлось выехать в тот район, откуда исчезла старушка, – поделился с «НИ» частный детектив Игорь Разжибин. – Поговорил с местными сотрудниками ГИБДД, и выяснилось, что неподалеку произошла авария, в которой она погибла. У нее даже были документы, но родственников так и не нашли. В одном РОВД хранилось два дела, которые не могли раскрыть: одно – о без вести пропавшей, другое о смерти неопознанной старушки. Самое удивительное, что следователи по этим делам сидели в соседних кабинетах и выходили курить в общий коридор, но так и не сопоставили эти два факта! Мне же для этого понадобилось всего три дня».

Обезоружить сектантов

Большое количество вопросов, которые россияне надеются разрешить только с помощью частных структур, касается деятельности сект. Родители, заподозрившие, что их дети попались на крючок сомнительных духовных лидеров, бегут в милицию и прокуратуру. Но стражи порядка лишь разводят руками – в России, мол, свобода вероисповедания, и уголовное дело, по закону, могут возбудить, если в органы обратится сам адепт. Поэтому последней надеждой для родственников остаются частные детективы.

Так, родители 23-летнего Александра Кравченко (фамилия изменена. – «НИ») стали замечать, что их сын замкнулся в себе, бросил любимые увлечения и работу и поссорился со старыми друзьями. Все это произошло после занятий йогой в одной из религиозных организаций. «Мы сразу написали заявление в прокуратуру, – сообщила «НИ» мама Александра Елена. – Однако вместо того чтобы разобраться в ситуации и помочь нам вызволить сына из секты, следователь предупредил духовного лидера о слежке. Уголовное дело, естественно, не возбудили. Все, что мы получили, – это еще большее отчуждение сына от нас. Странные методы у силовиков». Теперь Елена надеется, что частный детектив поможет ей вытащить сына из рядов адептов.

В коммерческих структурах способы работы, конечно, отличаются от установленных в прокуратуре. «Убедить приверженца секты невозможно, поэтому единственной возможностью остается разрушить эту религиозную организацию, – рассказал «НИ» частный детектив Вячеслав Демин. – Для этого нужно узнать, в каких криминальных делах замешан лидер той или иной организации. Столь кропотливой работой бесплатно вряд ли станут заниматься в милиции. А я сейчас «покопаю», и всю информацию передам следствию. Там все процессуально оформят и задержат директора организации. Без него секта распадется. И у меня будет задание выполнено, и у следователей галочка появится».

Частники – дорогостоящие оперативники

Сами сотрудники госорганов признаются, что в их системе много проблем, поэтому оперативники и следователи зачастую и уступают частным структурам. Ведь детективам, работающим на коммерческих основах, которых спонсируют их клиенты, не приходится «выбивать» транспорт и расследовать сразу по десять уголовных дел. «Вся проблема в том, что сыщики из МВД в отличие от высокооплачиваемых детективов получают от семи до 27 тысяч рублей, – пояснил «НИ» следователь по особо важным делам МВД РФ Павел Зайцев. – Люди трудятся на одном энтузиазме и часто выполняют работу неэффективно. Поэтому многие и уходят из государственной структуры заниматься частным сыском. Ведь почти все частные детективы – это бывшие оперативники и следователи». Для сравнения скажем, что детективы в столице только за первоначальный сбор информации берут от 30 тыс. рублей. За оперативные действия сумма возрастает в зависимости от сложности задания. В регионах услуги сыщиков стоят гораздо дешевле. «Конечно, все зависит от трудности поручения, – рассказывает «НИ» частный детектив из Великого Новгорода Владимир Бочкарев. – К примеру, за найденную за три дня девочку я взял с ее родителей 1500 рублей».

«Самое плачевное, что, не выдержав испытания низкими зарплатами, из органов в частный сыск уходят именно высокопрофессиональные сотрудники, а на их места приходят молодые и неопытные оперативники, которых приходится всему обучать, – выразил «НИ» свое мнение сотрудник Московского уголовного розыска Вадим Колесников. – Большинство из них задерживаются в оперативниках лет на пять. Постоянная текучка кадров сказывается на нашей работе». Эксперты в один голос говорят, что если не реформировать систему правоохранительных органов, частные структуры могут занять место государственных следователей и оперативников. «Этого очень боятся в МВД, поэтому решили устранить конкурентов законным способом и ужесточить правила получения лицензии, запретив пользоваться оружием сотрудникам частных структур, – заявил «НИ» источник в Государственной думе РФ. – Если поправки к закону «О частной детективной и охранной деятельности в РФ», которые сейчас готовятся, все же примут, то многим коммерческим структурам придется просто закрыться. Тогда за висяки и за розыск потерявшихся людей вряд ли кто-то возьмется. А пострадают в итоге, как водится, простые люди».

Будни рядового сыщика

В принципе, работа частного детектива по методам мало отличается от деятельности обычного оперативника. Только делают они ее более тщательно. Ловко обгоняя машины и зажав под мышкой карту дорог Подмосковья, частный детектив Вячеслав Демин спешит в город Видное, где планирует последить за местным таксистом. Сыщик надеется, что водитель поможет вывести его на пропавшего режиссера Алексея Иванова (фамилия изменена. – «НИ»), которого он ищет около месяца. «Честно говоря, найти его – дело не из простых, – поправляя на голове черную обтягивающую шапку, рассказывает «НИ» Вячеслав Демин. – Ко мне его родители обратились. Потерялся Алексей пять месяцев назад. Просто исчез, и никто не знает, жив ли он вообще, или из-за многочисленных долгов решил спрятаться от всех родных. Вот сейчас собираюсь с этим таксистом поговорить, может, он на Алексея выведет».

На первый взгляд сыщик Демин совсем не похож на частного детектива: потертая куртка, черная вязаная шапка, натянутая на голову. Во всем этом наш собеседник скорее напоминал оперативника. Действительно, этот образ сохранился из прошлой профессиональной жизни: г-н Демин почти 25 лет проработал оперативником в МУРе. А частным детективом решил стать, когда понял, что в системе правоохранительных органов быстро раскрывать уголовные дела невозможно. Постоянно мешали бумажная волокита и отмашки сверху. «Нам нужен упитанный кавказец, – бормочет Вячеслав Демин, доставая из бардачка огромную лупу, с помощью которой разглядывает на карте дорогу в Домодедово. – Этот таксист возил Алексея в Домодедово на дачу к другу, только он сможет показать, где находится тот дом. По моим предположениям, режиссер там спасается от кредиторов. Признаться, так тщательно проверять все версии сейчас оперативники вряд ли будут за те гроши, которые получают. А иначе добиться результата невозможно, если, конечно, не повезет».

С заднего сиденья сыщик достает видеокамеру. Прислонив «электронный глаз» прямо к незатемненному лобовому стеклу своей «Нивы», он начинает, не стесняясь, снимать всех таксистов. «Чем больше прячешься, тем быстрее засекут, – говорит Вячеслав. – А так – как будто и должно быть. Главное, конечно, нашу птицу не спугнуть. Съемка нужна для отчетности, все материалы родителям режиссера собираюсь показать. Для них частный детектив – последняя надежда на то, что увидят своего сына. Милиция, как и в 90% других похожих случаев, так и не смогла отыскать режиссера. Я его надеюсь найти в ближайший месяц».

«НИ» будут следить за тем, как закончится эта история.


НЕМЕЦКИЕ ЧАСТНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ НЕ ОТБИРАЮТ У ПОЛИЦЕЙСКИХ ИХ ХЛЕБ

Только Международный союз сыщиков (BID) со штаб-квартирой во Франкфурте-на-Майне насчитывает более 150 фирм в ФРГ и Австрии. Еще более многочисленная организация – Союз немецких детективов (BDD) под началом Эвелины Випперман из города Билефельд. Действует на территории страны и Международная комиссия детективных союзов, и другие кампании. Сегодня в Германии частные детективные услуги предлагают от 1500 до 2000 профессионалов, прошедших специальную выучку в полиции или других службах. Почти у каждой такой конторы есть свой сайт в Интернете, многие выпускают газеты и журналы. А наиболее креативные сыщики ведут на ТВ так называемые уроки антиворовства, демонстрируя в магазинах и на улицах то, как легче совершить кражу или мошенничество, и каким способом от этих преступлений защититься. Деятельность частных детективов регламентирована параграфом 193 немецкого УК. Законом она определяется так: детектив работает в тех случаях, когда можно и не подключать к делу полицейского. Перечень услуг необъятен: это и сбор компромата на неверного супруга, и установление отцовства, и поиск должников. Детективов нанимают даже для проверки обоснованности больничного листа работника. Ведется и приватное дознание в связи с кражами, недобросовестной конкуренцией и плагиатом. Впрочем, в работе частных детективов есть и ограничители, ведь в отличие от полиции или прокуратуры они не вправе арестовывать, открыто обыскивать людей и вербовать агентурный аппарат. Сделка оформляется как контракт по правилам Гражданского кодекса. Расценки оговариваются загодя. Час наружного наблюдения, к примеру, обходится от 40 до 50 евро. Самый минимальный гонорар за пустяковое задание не должен опускаться ниже 150 евро. Зато и качество услуг высокое. Немецкие частные детективы работают надежно и, главное, в рамках закона. Иначе министерство юстиции немедленно отзовет у фирмы лицензию.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

ВО ФРАНЦИИ СЫСКНЫЕ БЮРО ОТКРЫВАЮТ ПОЛИЦЕЙСКИЕ-ПЕНСИОНЕРЫ

Французы утверждают, что профессия частного детектива родилась в их стране под названием «частной полиции». Первые такие бюро были созданы в 1825 году префектом Парижа, госминистром Делаво. В 1998 году во Франции было уже 2905 контор частного сыска. Это одна из самых распространенных свободных профессий наряду с адвокатами, нотариусами, бухгалтерами и врачами. Сыщикам необходимо сдавать экзамены и получать лицензию. Они обязаны пройти двухлетний курс обучения в заведениях, которые получили разрешение у МВД. Обычно частные сыскные бюро открывают, выходя на пенсию, следователи полиции и жандармерии. Но полицейский и сотрудник прокуратуры получают твердое жалование, доход же частного детектива зависит от профессионализма и удачи. Принято считать, что детективы занимаются в основном слежкой за неверными женами. «Это действительно часть их работы, – сообщили «НИ» в парижском бюро «Омаксьон». – Но не главная». До 1975 года во Франции адюльтер был уголовно наказуем. Расследования супружеской неверности полиция вела по мандату судьи. Сейчас это область частной жизни, и если она интересует богатых «рогоносцев», то они могут прибегнуть только к услугам платного сыщика. Главная же сфера действия французских детективов – экономика. Конкуренция между официальными органами и частным сыском – это миф, ведь в реальности между ними есть четкое разделение труда. Первые занимаются уголовными и административными делами, вторые – гражданскими и коммерческими. То есть полиция и жандармерия защищают интересы общества, а детективы – частные интересы. Полиция не имеет права вмешиваться в гражданские и коммерческие споры. Услугами частных детективов широко пользуются руководители фирм, адвокаты, нотариусы и судебные приставы. Без них не могут обойтись и страховые компании, которые вынуждены защищаться от мошенничества со стороны клиентов. Во Франции частные сыщики могут вмешаться в уголовный процесс, пока в нем не участвует полиция. Выявив мошенничество, детектив устраняется в тот момент, когда клиент передает дело полицейским. Или наоборот: если после вынесения приговора человек добивается пересмотра дела, он нанимает сыщика для поиска необходимых оснований.

Александр МИНЕЕВ, Париж

ПОЛЬСКИЕ ДЕТЕКТИВЫ ЧЕРПАЮТ В ПОЛИЦИИ ЦЕННУЮ ИНФОРМАЦИЮ
Сейчас на польских экранах идет популярный телесериал «Детективы», рассказывающий о частных сыщиках. Герои фильма мгновенно расследуют сложные преступления, освобождают заложников, находят потерявшихся людей, возвращают наследство, а вместе с ним и веру в справедливость закона. Как рассказали «НИ» в варшавском приватном детективном агентстве «Адер», на вольные хлеба из полиции уходят, как правило, наиболее опытные следователи, сделавшие себе имя на государственной службе. Причина банальна – частные «Шерлоки Холмсы» зарабатывают гораздо больше своих коллег в госсекторе. К ним обращаются в основном состоятельные люди, которые могут покрыть розыскные издержки детектива. А это порой просто астрономические суммы. Да и зарплата у частников не в пример выше. Они имеют хорошие связи в правоохранительных органах, откуда, естественно, не бесплатно черпают необходимые для своих расследований сведения. Всего в двухмиллионной Варшаве работают более 100 частных детективных агентств, и ни одно из них не имеет проблем с заказами. Львиная доля работы поступает от ревнивых супругов. Тяжкие преступления (убийства, вооруженные нападения, грабежи) имеют право расследовать только госслужащие. Хотя в целом дел хватает на всех. На днях стало известно о смерти взятого в заложники семь лет назад сына крупного польского бизнесмена Олевника, за которого похитители все эти годы требовали большой выкуп. Впоследствии оказалось, что его убили еще в 2003 году. Полиция так и не смогла освободить узника. Как утверждает отец погибшего, правоохранители халатно отнеслись к расследованию преступления, заказчик которого по-прежнему не известен. Комментируя ход следствия по нашумевшему делу в телеинтервью, широко известный в Польше детектив Кшиштоф Рутковский отметил, что для частных сыщиков найти злоумышленников и вызволить пленника не составило бы труда. Эта история на руку коммерческим агентствам. Теперь, помимо полицейских, родные похищенных будут привлекать к их поиску и частников.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 10 апреля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: