Главная / Газета 14 Февраля 2008 г. 00:00 / Происшествия

На волю, в петлю

Задержанные часто сводят счеты с жизнью, так и не дождавшись приговора суда

МАРГАРИТА ВЕРХОВСКАЯ

Вчера во Владивостоке было возбуждено уголовное дело против двоих сотрудников милиции, которые проглядели самоубийство задержанного. У сидевшего за решеткой наркомана прямо в камере началась «ломка». Он повесился на рукавах собственной одежды. Стражей порядка обвиняют в превышении должностных полномочий. Теперь им грозит до десяти лет тюрьмы. Эксперты фиксируют увеличение количества суицидов в местах лишения свободы, и в особенности в СИЗО. Специалисты убеждены: до самоубийства задержанных часто доводят сотрудники правоохранительных органов.

Сорокалетнего приморского наркомана сотрудники милиции задержали ночью 5 февраля. «Его поместили в камеру, в то время когда он находился в состоянии так называемой ломки и нуждался в медицинской помощи, – сообщила старший помощник руководителя по связям со СМИ следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России по Приморскому краю Аврора Римская. – Задержанный просил о помощи, однако его просьбы были проигнорированы. В итоге мужчина повесился». Уголовное дело по статье 286 УК РФ «превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий» было заведено вчера в отношении начальника смены дежурной части УВД по Советскому району Владивостока и его оперативного помощника. Как пояснил «Новым Известиям» адвокат Виктор Смилянец, теперь милиционерам грозит до десяти лет лишения свободы. «Они должны были вызвать врача, провести медицинское освидетельствование и, если мужчина был в тяжелом состоянии, срочно везти его в стационар», – рассказал он «НИ».

По данным ФСИН России, количество обитателей мест лишения свободы, склонных к различным формам деструктивного поведения, в том числе к суициду, ежегодно растет. Сейчас таких нестабильных заключенных более 400 тысяч. Специалисты уверены: наибольшее желание свести счеты с жизнью возникает у человека во время следствия и суда. Попадая за решетку, он испытывает колоссальный стресс. А возможный огромный срок заключения отбивает у него всяческое желание жить дальше. Так, в конце января этого года в народном суде Заводского района Саратова чуть было не случилась трагедия. 26-летний подсудимый, которого обвиняли в умышленном убийстве, хотел покончить с собой прямо в зале заседаний. Он принес с собой обломок лезвия от одноразовой бритвы и попытался перерезать себе горло. Конвоиры помешали ему сделать это, оказали медицинскую помощь и снова поместили в СИЗО.

Директор Центра содействия реформе уголовного правосудия «Тюрьма и воля» Валерий Абрамкин уверен, что технически проконтролировать возможные попытки суицида в местах лишения свободы очень сложно. «Если человек решил совершить самоубийство, он сделает это, тем более что возможности для этого есть, – рассказал «НИ» эксперт. – Сделать веревку из собственной одежды не так сложно. Другое дело, что не надо доводить людей до такого шага». Правозащитники утверждают, что для подследственных нужно создавать специальные психологические службы, которые бы начинали работать с ними с первого дня. Сейчас психологи в изоляторах есть, но их катастрофически не хватает. Особенно необходима психологическая помощь вновь прибывшим обитателям СИЗО. Например, в СИЗО №1 города Перми 24-летний мужчина, которого милиционеры задержали по подозрению в убийстве, не провел и ночи. 29 января этого года, как только молодого человека поместили в одиночную камеру, он тут же повесился.

Еще одной причиной суицидов в изоляторах правозащитники считают давление со стороны сотрудников правоохранительных органов. «Постоянно растет напряженность между заключенными и тюремщиками, – отмечает Валерий Абрамкин. – Довольно часто заключенные совершают суицид, потому что их доводят до этого стражи порядка. Мало того, что находиться в тюрьме в ожидании приговора – само по себе огромный стресс, а когда на человека при этом еще и давят, это может окончательно подтолкнуть его к сведению счетов с жизнью».


УКРАИНСКИЕ СИЗО ИМЕНУЮТ «ФАБРИКАМИ СМЕРТИ»

Лукьяновский СИЗО в центре Киева уже называют «фабрикой смерти». По данным киевской прокуратуры, только в прошлом году в «Лукьяновке» по разным причинам погибли 19 заключенных. По данным Международной лиги защиты прав граждан Украины, это число еще больше – 26. В январе этого года Генпрокуратура Украины сообщила об очередной смерти, произошедшей в Киевском СИЗО №13. В конце прошлого года здесь покончила с собой осужденная Лариса Цыганкова. Она обвинялась в убийстве своей свекрови. 24 декабря Соломенский райсуд признал ее виновной и приговорил к 8 годам лишения свободы. Женщина вернулась в изолятор в подавленном настроении и следующей же ночью повесилась. В камере вместе с ней находилась еще одна подследственная, которая почему-то ничего не заметила. Цыганкова оставила предсмертную записку, в которой объяснила причину своего поступка: якобы она не виновна и не может смириться с приговором суда. Проведенная прокурорами проверка показала, что должностные лица СИЗО нарушили закон о предварительном заключении. Они ослабили контроль над поведением Цыганковой, которая состояла на учете как «склонная к суициду». Тюремная психологическая служба практически с ней не работала. Прокуратура Киева направила начальнику управления Госдепартамента по вопросам исполнения наказаний представление о привлечении к дисциплинарной ответственности психологов СИЗО. В условиях содержания женщины правоохранители никаких нарушений не нашли. В прошлом году обитатели «Лукьяновки» несколько раз сводили счеты с жизнью. В сентябре покончил жизнь самоубийством бывший сотрудник милиции. Накануне он попросил перевести его в другую камеру. Пока администрация решала, что с ним делать, мужчина долгое время провел в одиночестве в санпропускнике, где он и убил себя заточенной ложкой. Правозащитники уверяют: ситуация в киевском изоляторе не уникальная. Просто этот СИЗО всегда в центре внимания, как только тут что-то происходит, сразу же поднимается шумиха. Не менее пагубная картина и в других СИЗО. Например, в Донецком и Харьковском изоляторах только в прошлом году было зафиксировано около 20 смертей. Не лучше положение и в тюрьмах. Правда, об этом мало кто знает, а прокурорские проверки обычно ничем серьезным не заканчиваются. Осенью от должности был отстранен начальник «Лукьяновки», однако в СИЗО после этого мало что изменилось.

Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Опубликовано в номере «НИ» от 14 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: