Главная / Газета 4 Февраля 2008 г. 00:00 / Происшествия

День открытых дверей

Судебные приставы становятся новыми силовиками с широкими полномочиями

АНАСТАСИЯ БЕРСЕНЕВА

1 февраля вступил в силу закон, согласно которому россиян, задолжавших государству, ждут новые меры воздействия. Теперь судебные приставы смогут запрашивать данные о доходах граждан у банков, входить в квартиры для описи имущества в отсутствие хозяев, а также будут запрещать выезд за границу неплательщикам алиментов, банковским должникам и автовладельцам, забывшим оплатить штрафы ГИБДД. Впрочем, в самой службе приставов говорят, что входить в квартиры – это крайняя мера, и прибегать к ней будут только в самых исключительных случаях.

Эксперты боятся, что приставы начнут давить на коммерсантов.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Эксперты боятся, что приставы начнут давить на коммерсантов.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Служба судебных приставов России давно мечтала о расширении полномочий. Поэтому появление в Госдуме поправок в закон «Об исполнительном производстве» было принято с восторгом. Проект был предложен в конце 2006 года президентом России, а к лету 2007 года депутаты Госдумы уже его приняли. Однако поспешность привела к тому, что Совет Федерации отклонил законопроект, указав депутатам на пробелы. Причем часть положений могла привести к нарушению прав рядовых граждан. В частности, не был проработан вопрос об уведомлении должника о произведенной оценке его имущества, а значит, человек не мог обжаловать эту сумму. Как отмечают эксперты, полномочия судебных приставов были расширены таким образом, что это ведомство фактически возвели в ранг новой спецслужбы.

В частности, обновленный законопроект официально закрепил ограничение выезда должников за рубеж. «Временные ограничения на выезд из России будут касаться как неплательщиков алиментов и банковских должников, так и граждан, имеющих долг по коммунальным услугам или неоплаченные штрафы из ГИБДД, – пояснил «НИ» руководитель пресс-службы Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Игорь Комиссаров. – К ним может быть применено ограничение на полгода, в том случае, если имеется решение суда о принудительном взыскании долга». Кроме того, сведения о должниках будут передаваться в миграционную службу, чтобы кредиторы не могли даже оформить загранпаспорт.

Также теперь судебным приставам разрешено затребовать в банках информацию о должниках, устраивать выемки финансовых документов и вскрывать жилые помещения без согласия собственников. Для этого им потребуется всего лишь разрешение старшего судебного пристава и два понятых. Закрыта также лазейка для должников, связанная с якобы недостроенными домами. Раньше граждане, задолжавшие крупные суммы, не регистрировали на себя коттеджи и дачи, объясняя это тем, что еще идет стройка. Теперь судебные приставы смогут принудительно регистрировать имущество. Кроме того, должников будут искать, там, где раньше не искали – в мировой сети. «Судебные приставы, действительно, будут искать должников с помощью Интернета, в частности, на таких сайтах, как «одноклассники» и «в контакте», – подтвердил «НИ» Игорь Комиссаров.

Депутаты, оценивая закон, признают, что он дает судебным приставам необходимые для их работы рычаги. «Проблема взыскания долгов стоит в России очень остро, – сообщил «НИ» член комитета по безопасности Госдумы Геннадий Гудков. – Но надо задуматься, не будет ли сейчас много злоупотреблений со стороны приставов». Уже сейчас видно, что действие закона будет сопряжено с нарушениями прав граждан.

«Не понимаю, зачем создавать еще одну спецслужбу, – заявил «НИ» адвокат, президент Института верховенства права Станислав Маркелов. – Вот, например, возможность входить в квартиры должников. Законность действий приставов внутри квартиры будет крайне сложно контролировать». Конечно, в законе указано, что вместе с приставом в квартиру должны войти два понятых, но даже Геннадий Гудков согласился с тем, что в качестве понятых в России нередко привлекаются заинтересованные люди.

Представители ФССП на вопрос о праве приставов внедряться в жилища людей отвечают однозначно. «Если у приставов есть такое право, то это вовсе не означает, что они будут им пользоваться каждый день, – заявил «НИ» Игорь Комиссаров. – Взлом двери – это крайняя мера, на которую приставы пойдут только в том случае, если другие меры бессмысленны. Например, если хозяин квартиры скрывается. Но таких должников – ничтожное меньшинство, а большинству россиян не нужно опасаться этой «страшилки». И еще – перед тем, как судебные приставы постучатся в дверь, каждый должник будет несколько раз извещен о том, что в его отношении есть судебное решение».

Однако как раз эта система и не нравятся экспертам. «Извещение об этом решении может не дойти до гражданина, – продолжает Станислав Маркелов. – А в новом законе прописано, что даже если гражданин не получил лично извещение, даже если он сменил место жительства, то он все равно считается извещенным». То есть получается, что гражданин лишен права опротестовать решение суда о штрафе в десятидневный срок. «А если человек стал жертвой мошенников? – спрашивает Станислав Маркелов. – Может, он потерял документы, и аферисты на его паспорт взяли огромный кредит, а ему приходит извещение о том, что он не сможет вылететь за границу. Или того хуже – он узнает об этом только на границе, теряя дорогостоящую путевку, ведь оплатить на месте штраф нельзя. Я сейчас представляю в суде интересы нескольких клиентов, которым не разрешили вылет за границу из-за долга, о котором они не знали. Один оспаривает сумму долга, другой пытается доказать, что его не известили вовремя. Но шансов на победу у нас мало».

Уже сейчас многие граждане России сталкиваются с такими проблемами. «Я считаю, что долг, о котором человек ничего не знает, – это средство борьбы с оппозицией, – заявил «НИ» председатель общественного движения «Мы» Роман Доброхотов. – На днях я с удивлением обнаружил, что судебные приставы грозят мне невыездом за границу из-за неоплаченного долга. Еще летом я и мои коллеги участвовали в разрешенном митинге. Однако нас задержали, и два дня мы провели в камере. Оказалось, что был суд, и я был оштрафован на две тысячи рублей. Но постановление суда, которое должно было быть вручено мне лично, не приходило даже на почту. А повестку приставов о том, что я в списке, обнаружили мои родные, которые случайно зашли на почту». В такую же ситуацию попали и друзья Романа. «Я подозреваю, что у членов оппозиционных движений, которых постоянно задерживают за проведение публичных акций, просто нет шанса узнать о штрафе – им не дают ни повестки в суд, ни протокола о задержании, что является прямым нарушением закона», – жалуется Роман Доброхотов.

«Не забывайте и о том, что подобный закон может быть использован для давления на коммерческие структуры», – добавляет Станислав Маркелов. Впрочем, депутаты Госдумы не считают, что судебные приставы сразу начнут пользоваться лазейками в законе. «На общем фоне злоупотреблений судебные приставы в России не выделяются, – сообщил «НИ» Геннадий Гудков. – Скорее всего, в первое время не будет очень серьезных нарушений, ведь к приставам будет приковано внимание общественности. Если будут выявлены недостатки закона, то можно будет внести в него некоторые поправки».

Опубликовано в номере «НИ» от 4 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: