Главная / Газета 24 Января 2008 г. 00:00 / Происшествия

Товары народного злоупотребления

В России процветает торговля вещественными доказательствами по уголовным делам

НАТАЛЬЯ КОРЧМАРЕК

Вчера в Алтайском крае было заведено уголовное дело на сотрудницу одного из местных ОВД. Алтайские следователи поймали коллегу на том, что она раздавала фигурантам уголовных дел контрабандные товары, конфискованные как вещественные доказательства их вины. И вот теперь сердобольная женщина-милиционер сама проходит по уголовному делу как подозреваемая в преступлении. За излишнюю щедрость ей грозит до четырех лет тюрьмы. Как выяснили «НИ», свободная торговля вещдоками уже давно стала в нашей стране распространенным и доходным бизнесом.

Алтайская следовательница удивила коллег своей сердобольностью. Два года назад она устроилась в следственный отдел при ОВД по Локтевскому району, а спустя год, в июне 2007-го, решила «усовершенствовать» работу в отделении. Ведя дела о контрабанде, женщина стала возвращать изъятые вещественные доказательства (в основном это были товары народного потребления. – «НИ») их прежним владельцам – фигурантам уголовных дел. Делать этого она не имела права.

«По четырем уголовным делам, которые уже были переданы в суд, следователь составила протоколы выемки контрабандных товаров народного потребления, – рассказала «НИ» старший помощник по связям со СМИ руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Алтайскому краю Людмила Рязанцева. – Они хранились на складе как вещественные доказательства. Речь идет о крупных партиях обуви и одежды китайского производства, которые доставлялись транзитом через Казахстан». По подсчетам прокуратуры, всего следователь вернула бизнесменам, пойманным на контрабанде, товары на сумму более трех миллионов рублей. Коммерсанты уже выпустили вещи в свободную торговлю, обойдя обязательную сертификацию, таможенное оформление и платежи.

По факту «раздачи» вещей 18 января было заведено уголовное дело по статье «превышение должностных полномочий». В качестве меры пресечения для нее избрали подписку о невыезде. Теперь ей грозит до четырех лет тюрьмы. Следователи полагают, что действовала щедрая женщина не в одиночку. Сейчас устанавливается круг лиц, также причастных к преступлению. Однако сама следовательница утверждает, что, возвращая контрабанду, никакой выгоды не получала и делала это «просто так». Коллеги женщине не поверили, однако официальное обвинение еще не предъявили. «Сам следователь ни в коем случае не уполномочен распоряжаться вещественными доказательствами, – пояснил «НИ» следователь по особо важным делам СК при МВД Павел Зайцев. – До суда конфискатом распоряжается Российский фонд федерального имущества (РФФИ), а после него возвращение вещдоков возможно только по судебному решению».

Эксперты утверждают, что за последние десять лет в России продажа вещественных доказательств превратилась в отлаженный бизнес, приносящий нечистым на руку правоохранителям миллиарды рублей ежегодно. «Торговля конфискатом зародилась еще в 1996 году, когда правительство по просьбе таможни постановило, чтобы скоропортящиеся продукты, которые изымаются в качестве вещественных доказательств, реализовывались, – рассказал «НИ» руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Фигуранты дел, которых суд признавал невиновными, жаловались, что их товары, конфискованные когда-то как вещдоки, испортились и они понесли колоссальные убытки». В случае оправдательного приговора бывшим обвиняемым возвращали денежный эквивалент проданного. «Но вскоре было издано новое постановление, которое разрешило продавать не только скоропортящиеся продукты, но и другие товары, – продолжает Кирилл Кабанов. – Так были открыты колоссальные возможности для злоупотребления».

По словам эксперта, в схеме участвуют три заинтересованные стороны – коррумпированные чиновники, следователи прокуратуры и таможенники. «Оперативники получают информацию о нарушениях и задерживают товар, а дело возбуждает «свой» следователь, по просьбе которого товар арестовывается, – рассказал «НИ» Кирилл Кабанов. – Затем товар передается «прикормленным» сотрудникам РФФИ, которые проводят его оценку, занижая стоимость в среднем в 40 раз. А в 2006 году, к примеру, одну партию мобильных телефонов стоимостью в 100 миллионов долларов оценили всего в два миллиона». Впрочем, заниженной цена остается только на бумаге. В продажу товары передаются по рыночной цене, а разница делится между коррупционерами. «Нечистые на руку оперативники, работники прокуратуры и сотрудники РФФИ получают по 30 процентов от вырученной суммы, а еще десять процентов отходят коммерсанту, организовавшему продажу товара», – заключает г-н Кабанов. Исправить ситуацию решили депутаты Госдумы. Группа парламентариев подготовила пакет поправок, согласно которым реализацию конфискованного товара можно будет производить только по решению суда.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 января 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: