Главная / Газета 25 Декабря 2007 г. 00:00 / Происшествия

Не угнаться

В соревновании между охранными системами и автомобильными ворами преступники уверенно выигрывают

НАТАЛЬЯ КОРЧМАРЕК, ЕВГЕНИЙ ШИПИЛОВ

Правоохранительные органы предупреждают – к Новому году ожидается всплеск автоугонов. Россияне, впрочем, привыкли к тому, что и в обычные дни ничто не гарантирует безопасность их автомобиля. Рынок краденых машин в России третий по доходности после наркотиков и оружия. Милиционеры разводят руками: у преступников столько денег, что они могут купить оборудование, вскрывающее любую, даже саму дорогостоящую сигнализацию. А чисто символическое наказание по статье за угон автомобиля делает борьбу с охотниками «покататься» и вовсе бессмысленной.

Закон так мягок к «любителям покататься на чужих авто», что надежно спрятать машину от угона можно только на выставках.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Закон так мягок к «любителям покататься на чужих авто», что надежно спрятать машину от угона можно только на выставках.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Статистики за год у милиционеров еще нет, однако только за последние 11 месяцев в России было совершено почти 94 тысячи краж и угонов автомобилей. Это примерно на 9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, но радоваться рано – к Новому году количество украденных авто традиционно увеличивается. «Преступники тоже пытаются подзаработать денег на праздничные дни», – поясняют милиционеры. Больше всего исчезает авто в столице, Московской области и в Санкт-Петербурге. «Поставить на учет угнанную машину не так сложно, – поясняет начальник отделения оперативно-розыскного бюро Департамента уголовного розыска (ДепУР) МВД Ильмир Мухамадияров, – нередко с помощью своих связей преступники просто регистрируют автомобиль в другом регионе, так появляются так называемые машины-двойники».

Еще осенью в Госдуму был внесен законопроект об ужесточении ответственности за похищение машин. Авторы проекта предлагают увеличить штраф за угон со 120 тысяч до 250 тысяч рублей, причем применять денежные санкции исключительно к несовершеннолетним, угоняющим недорогие машины (стоимостью менее 250 тыс. рублей). Взрослых же угонщиков авторы документа предлагают сажать на пять лет, а при угоне дорогостоящих авто (дороже 250 тыс. рублей) – на семь лет, так как подобные преступления, по мнению депутатов, совершают профессиональные преступники. Однако пока законодательная инициатива застряла на Охотном Ряду без особых перспектив на скорое принятие.

Абсолютное большинство угнанных автомобилей к владельцам уже не возвращаются. «Удается найти около 30% похищенных автомобилей, – рассказал начальник отделения организации розыска транспортных средств УГИБДД ГУВД Москвы Сергей Куренинов. – Но наша основная задача – найти лиц, совершивших преступление». Поэтому, чтобы отыскать машину, автовладельцам приходится обращаться к частным детективам. Однако и здесь можно наткнуться на мошенников. «В среднем услуги по поиску машины стоят около 12 тысяч рублей. Если речь идет об очень дорогом авто, то в качестве гонорара выплачивается от 5% до 10% от стоимости машины. Но уважающие себя детективы берутся за поиски автомобиля только если есть хоть какие-то зацепки, так как найти машину, угнанную с улицы без каких-либо свидетелей или лиц, которых подозревает сам владелец, практически невозможно. Однако есть недобросовестные сыщики, которые берут около 250 долларов просто за то, что они предпримут попытку поиска, при этом ничего не обещая».

На водителях, желающих вернуть свой автомобиль, наживаются и нечистые на руку работники правоохранительных органов. «В органах владельцу говорят, что поиск машины может занять и год, и два года, а может и больше, а в страховых компаниях затягивается выяснение обстоятельств, – рассказал «НИ» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – И зачастую человек просто хочет побыстрее опять получить возможность ездить на машине. В этом случае некоторые сотрудники правоохранительных органов, используя свои связи в криминальном мире, предлагают ускорить процесс примерно за 20% от стоимости автомобиля. Хотя таких людей не так много, ведь не так велико число подразделений, занимающихся розыском. По всей стране таких поисковиков – несколько сотен».

Гонка технологий проиграна

Все новые технологические средства, призванные защитить машину от угона, появляются на рынке, но число автомобильных краж только растет. «К сожалению, угонщики все время идут на шаг впереди, – рассказал «НИ» Ильмир Мухамадияров. – Есть преступники, которые не экономят на техническом оснащении и готовы купить специальную аппаратуру, которая стоит до 10–15 тысяч долларов».

Как только в продажу поступает новое средство защиты, угонщики тут же изобретают к нему «противоядие». «Владелец авто выходит из салона, нажимает на брелок сигнализации, а в это время угонщики с помощью сканера считывают посылаемый код, с помощью которого потом открывают авто, – рассказал Ильмир Мухамадияров, – сканер обычно выполняют в виде пейджера или мобильного телефона, чтобы он не привлекал внимание». По словам экспертов, купить такой сканер можно в Интернете или на одном из технических рынков. «Такой код-грабер стоит на черном рынке от трех до семи тысяч долларов», – уточнил «НИ» коммерческий директор группы компаний, занимающейся разработкой и предоставлением услуг по защите автотранспорта от угона, Сергей Беляев.

Если на автомобиле стоит электронный или биометрический иммобилайзер, для угонщиков-профессионалов это тоже не проблема. «Для электронного иммобилайзера преступники просто прописывают вторую, дублирующую метку, делается это в «своих» сервисных центрах, процедура стоит для угонщиков не очень дорого и занимает всего 15–30 минут», – рассказал Сергей Беляев. – А при биометрической защите ищут способы проникнуть в уже открытый владельцем автомобиль, и внутри отключают реле блокировки».

Даже спутниковая противоугонная система не гарантирует сохранность авто. «Эти системы в случае угона отправляют сигнал тревоги на пульт диспетчера, – рассказал Сергей Беляев. – Однако они используют открытые сети связи, которые «гасятся» с помощью специального глушителя. Это небольшая коробочка, приобрести которую можно в Митино или на Горбушке за 300–800 долларов. Этот прибор позволяет глушить сигнал в районе до двух метров». Чтобы снизить количество угонов, эксперты предлагают использовать для спутниковых сигнализаций специальный закрытый канал и шумоподобные сигналы, которые почти невозможно заглушить и раскодировать. Некоторые утверждают, что проблема в незаинтересованности милиции в поиске угнанных транспортных средств.

Некоторые группировки угонщиков с выходом новой модели дорогостоящей марки, к примеру, Lexux, покупают автомобиль только с целью изучить его противоугонные средства и затем изобрести «ключи». Только изобретением новой аппаратуры для угонщиков занимаются в России тысячи людей. «Это в большинстве своем очень талантливые люди, на которых так богата наша страна», – отмечает представитель ДепУРа.

Талантливые люди

«Чтобы угнать автомобиль, не оборудованный спутниковой системой, нужно примерно 20 секунд, – признается представитель ДепУРа, – есть угонщики-одиночки, но чаще работают группой от трех до пяти человек. К примеру, один из преступников отвечает за сканирование, второй идет за хозяином авто, чтобы тот не вернулся раньше времени, третий садится за руль и увозит «добычу». Еще один член группировки может, к примеру, ехать следом за угнанной машиной на другом авто и, если на пути встречается пост ДПС, машина-спутник совершает правонарушение, чтобы отвлечь внимание дорожных инспекторов».

По словам самих преступников, на реализацию автомобиля уходит не больше месяца. «После угона перебиваются номера двигателя, и в течение примерно тридцати дней машина либо идет на рынок, либо разбирается полностью и продается по запчастям, – рассказал «НИ» бывший угонщик со стажем Роман. По словам других «специалистов», на «потроха» идут чаще всего отечественные авто. «Запчасти от наших машин потом гораздо легче реализовать, чаще всего продаются они на авторынке, – рассказал «НИ» автослесарь Сергей, специализирующися на разборе «подозрительных» авто, – работаем в обычном гараже, разбираем втроем-вчетвером. Это задача на день от силы. А сумма заработка на автозапчастях одного украденного авто – примерно половина от стоимости новой машины этой марки».

Взяли покататься

«Сложность здесь заключается в том, что в нашем Уголовном кодексе по-прежнему сохранились два состава преступления – «кража» и «угон», – рассказал «НИ» адвокат Евгений Черноусов. – За кражу, которая совершается с целью присвоения чужого имущества, наказание выше. Однако этот состав сложнее доказать. Ведь чаще всего похитители в голос утверждают, что взяли машину они просто покататься. И привлечь их можно только за «угон», за который, как правило, дают только условные сроки. Особенно если совершено преступление впервые и машина не пострадала. Чтобы сократить число краж машин, лучше вовсе убрать состав угона из УК, а за кражу увеличить ответственность. Тогда, возможно, похитители уже несколько раз подумают, прежде чем сесть за руль чужого авто».

«Ужесточение законов мелких угонщиков может и испугает, а профессионалы, как правило, многие из них рецидивисты, они больше ничего не умеют, – возражает экс-угонщик Роман, – им без разницы, насколько законы суровы».

Между тем некоторые юристы полагают, что ввести законодательные изменения надо, но скорее в отношении милиции, чем угонщиков: «Правоохранительные органы абсолютно не стимулированы, – рассказал «НИ» адвокат, представитель правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский. – Если бы милиционеры получали за обнаружение автомобиля премию от страховых компаний, это могло бы повысить эффективность их работы».


УЛЬЯНОВСК: ПОГОНЯ ЗА ТРАМВАЕМ

В Ульяновске угонщики патриотичны: чаще всего здесь угоняют «Жигули» десятой модели и «уазики». В областной ГИБДД поясняют, что злоумышленники предпочитают орудовать у казино, ресторанов, супермаркетов и торговых центров. Не столь давно местные оперативники обезвредили сразу две группы профессиональных угонщиков. Как пояснили «НИ» в пресс-службе регионального УВД, одна из банд после угона засылала к хозяевам посредника, который предлагал выкупить автомобиль за полцены. Если хозяин машины отказывался от подобного предложения, то машину попросту разбирали на запчасти. Представители правоохранительных органов с прискорбием признают, что зачастую угонщики отделываются чересчур мягким наказанием: пойманный вор наверняка заявит, что он просто взял машину на время – покататься. «В этом, пожалуй, и заключается беда – угонщики отлично знают все эти юридические тонкости и с удовольствием пользуются ими, – говорит ульяновский адвокат Игорь Иванов, – в итоге многие из преступников остаются и вовсе безнаказанными». Чаще всего угонщики сами «наказывают» себя. К примеру, однажды ульяновский угонщик сумел увести милицейский «уазик». Правда, далеко уехать на нем он не смог – врезался во встречный автомобиль. Был в городе и случай, когда 58-летний инвалид угнал трамвай. Пришлось даже отключать электричество на линии и заявлять в милицию об угоне. Подоспевшие инспекторы ДПС задержали злоумышленника – оказалось, что инвалид просто хотел воплотить детскую мечту, стать хотя бы ненадолго водителем трамвая.
Михаил БЕЛЫЙ, Ульяновск

САМАРА: УГНАТЬ НА МЕТАЛЛОЛОМ

Самарские угонщики предпочитают угонять вазовские модели, из иномарок же преступники выбирают – BMW, Toyota Land Cruiser и Volkswagen. Каждую неделю только в областном центре угоняют в среднем порядка 30 автомашин. За 8 месяцев этого года 1211 автомобилей украдено и лишь 171 автомобиль (14,1%) найден. В УГИБДД ГУВД по Самарской области отмечают, что добычей угонщиков в основном становятся машины, оставленные на улице. В 10 раз реже крадут машины из гаражей, еще реже – с парковок и стоянок. Как правило, угонщики автомобилей отделываются условными сроками. Машины редко находят – их угоняют за пределы области, чаще всего на Кавказ. Так, в марте 2007 года Самарский областной суд вынес приговор по громкому делу – преступная группа похитила около 30 автомобилей, переправляя их в Дагестан. Некоторые автомобили возвращались владельцам за вознаграждение, которое составляло 30% от стоимости авто. В области не сомневаются, что у преступников была «крыша» в милиции, возможно, именно это позволяло им изготавливать поддельные документы на машину, липовые доверенности. Безнаказанность делает угоны настолько привлекательным занятием, что на преступление нередко идут даже из-за грошовой прибыли. Так, правоохранителям удалось разоблачить целую группировку, которая поставляла автомобили на цветмет. Причем скупщики умудрялись принимать даже не снятые с учета машины с госномерами.
Сергей ИШКОВ, Самара

ПОЛЯКИ САМИ ЗАКАЗЫВАЮТ СВОИ МАШИНЫ УГОНЩИКАМ

Бывшая в девяностых годах главной перевалочной базой для украденных на сытом Западе автомобилей, Польша постепенно уходит от темного прошлого. Если в 2000 году угон регистрировался каждые семь минут, то в 2007 году этот показатель снизился почти вдвое. Правда, из полицейских рапортов следует, что раскрываемость этого вида преступлений с начала века практически не изменилась – к владельцам возвращается только каждое третье похищенное авто. Все потому, что львиная доля похищенных автомобилей – до 90% – продается в разобранном виде как запчасти. Другой головной болью для полиции, а еще в большей степени для страховых компаний являются фиктивные кражи: владелец сам договаривается с ворами о похищении его автомобиля и, помимо страховки, получает еще и долю от продажи разобранного на запчасти авто. По осторожным прикидкам полиции, 30% краж автомобилей в Польше инспирированы их владельцами. Страховые компании настоятельно рекомендуют владельцам автотранспортных средств оснащать их навигационными системами, но поляки, чей автопарк на 90% состоит из купленных на Западе недорогих подержанных автомобилей, не горят желанием вкладывать в своего «железного коня» еще половину от его стоимости.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

С РАСШИРЕНИЕМ ЕС ИСКАТЬ УГОНЩИКОВ СТАЛО ПРОЩЕ

Угон автомашины во Франции, как и в Бельгии, не рассматривается как некое особое преступление. Автомобиль – такое имущество, как швейцарские часы или чемодан. Как объяснили корреспонденту «НИ» в министерстве юстиции Бельгии, наказание зависит от обстоятельств и результата: применение силы или угроза таковой, нанесение телесных повреждений, материальный ущерб. Самый распространенный случай – это угон машин молодыми людьми, желающими приятно провести время. Немало и угонов на продажу. В основном, это гастролеры из стран Восточной Европы. Машину, угнанную за шенгенскую границу, можно считать наверняка потерянной. С 21 декабря шенгенская граница отодвинулась далеко на восток, поэтому у полицейских стало больше времени на поиски. Но это если речь идет о «неорганизованных» угонщиках. Хуже, когда автомобиль попадает в организованную сеть и переделывается на месте. Дурную славу снискал бельгийский промышленный город Шарлеруа, где в последние годы раскрыли не одну банду, занимавшуюся переделкой и перепродажей угнанных машин за границы ЕС.
Александр МИНЕЕВ, Брюссель


«Новые Известия» спросили пострадавших от угонщиков звезд: верят ли они в возможность защитить свой автомобиль?

Олег ГАЗМАНОВ, эстрадный певец:

– Один мой знакомый чиновник предположил, что автомобильному угону можно противостоять только следующим образом: завернуть кирпич и стукнуть со всей силы им по капоту. Покореженные машины никто угонять не будет. Других вариантов просто нет, потому что по мере совершенствования противоугонных технологий повышается и профессионализм взломщиков. Даже закон на их стороне, сегодня любому разрешено похулиганить – взять машину, чтобы покататься. Мое мнение, что законы против угонщиков нужно ужесточить, вот к примеру, в Узбекистане ситуация иная: там за это наказывают серьезно, и никто не будет угонять машину, даже если водитель – человек рассеянный и забыл закрыть двери. Складывается такое впечатление, что в нашей стране чиновники стараются изо всех сил, чтобы закон об угоне не изменялся.

Алексей ГЛЫЗИН, эстрадный певец:

– Я уверен, что совершенное средство против автомобильного угона не изобретено, машину можно увести с любой, даже с охраняемой стоянки, было бы желание. Сейчас в автомобили активно вживляют спутниковые системы слежения, но угонщики даже на это находят противоядие. Это такое соревнование производителей со взломщиками, причем последние нисколько не отстают. Нужно менять наши законы против угонщиков, будь это моей волей, я бы вообще установил наказания за угоны, такие же, как на Востоке, где за преступление отрубают руки или вовсе лишают жизни. Не понимаю, почему мне не дают спокойно спать и я должен постоянно беспокоиться из-за какой-то «железки»?

Владимир ВИНОКУР, артист:

– У моего знакомого в Ташкенте была, наверное, самая оригинальная противоугонная система. Помню, вышли мы из его старенького «Мерседеса», смотрю – там человек остался сидеть. Спрашиваю: «Кто это там?» Он отвечает: «Это мой знакомый, пенсионер, я ему плачу, а он сидит в машине. Так хотя бы какая-то гарантия есть, что машину не угонят. Хотя сейчас могут стукнуть по голове и выкинуть из машины». Проблема в том, что против угонщиков нет подходящей статьи. Их можно наказать, к примеру, за хулиганство, но все это несерьезно. Оставлять машину даже на охраняемой стоянке тоже практически не имеет смысла: охранника могут подкупить, и машина все равно уедет без вас.

Опрос провел Руслан ГИРФАНОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 25 декабря 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: