Главная / Газета 20 Декабря 2007 г. 00:00 / Происшествия

На запасном пути

Следствие по делу «Невского экспресса» зашло в тупик

АЛЕКСЕЙ ОЛЬШАНСКИЙ

Вчера стало известно, что по делу о взрыве «Невского экспресса» задержаны двое новых подозреваемых – уроженцы Ингушетии Саламбек Загиев и Башир Котиев. Правда, последний вчера был отпущен: выяснилось, что силовики взяли его по ошибке. Сама процедура задержания выглядела странно – мужчин захватили вооруженные люди и повезли в сторону границы с Северной Осетией, однако на границе их «отбили» ингушские сотрудники милиции. Новых задержанных теперь называют «запасными», ведь ранее следствие уже арестовывало подозреваемых. Правда, дело начало рассыпаться.

Напомним, что поезд №166 сообщением Москва–Санкт-Петербург потерпел крушение 13 августа этого года в Маловишерском районе Новгородской области. Причиной аварии стал взрыв самодельного устройства мощностью около двух килограммов в тротиловом эквиваленте. В результате катастрофы никто не погиб, но более 60 человек пострадали, а 19 из них были госпитализированы. Уголовное дело было возбуждено по статье 205 УК РФ «терроризм».

Двоих новых подозреваемых в подрыве «Невского экспресса» – жителей Ингушетии Саламбека Загиева и Башира Котиева – задержали во вторник вечером в Назрани, но уже в среду утром Котиева отпустили – его причастность к теракту не подтвердилась. Загиев тем временем уже отправлен в Москву. Правозащитники считают процедуру задержания весьма странной. «Ребят захватила группа вооруженных людей, – рассказал «Новым Известиям» руководитель правозащитной организации «Чеченский комитет национального спасения» Руслан Бадалов. – На машинах задержанных повезли в сторону границы с Северной Осетией, но вскоре в дело вмешались сотрудники ингушской милиции, которые «отбили» обоих задержанных. После этого и нападавших, и задержанных доставили в ГОВД Назрани для проведения разбирательства. «Там выяснилось, что Загиева и Котиева взяли сотрудники МВД и оперативники ФСБ Северной Осетии, – продолжает Руслан Бадалов. – Затем стало известно, что эти люди якобы причастны к подрыву «Невского экспресса».

По словам Руслана Бадалова, эта акция – «похищение людей, причем специально инсценированное силовиками с одной- единственной целью – задержать парней в качестве подозреваемых во что бы то ни стало». В чем именно подозревается г-н Загиев и какова была его роль в подрыве «Невского экспресса», следствие пока не раскрывает. В Генпрокуратуре решительно отказались комментировать «НИ» эту ситуацию. В правоохранительных органах Ингушетии и вовсе «не знают» о задержании: «У меня таких данных нет», – заявил «НИ» и.о. начальника пресс-службы МВД Ингушетии Юсуп Таршхоев.

В Следственном комитете при Генпрокуратуре отказались говорить и о возможной связи новых задержанных с теми, кто уже проходил по делу «Невского экспресса» раньше. А таковых, кстати, было уже немало. Первыми арестованными по подозрению в совершении этого теракта были члены петербургского движения анархистов Андрей Каленов и Денис Зеленюк, а также уроженец Чечни, житель Новгородской области Хасан Дидигов. Ранее следователи предполагали, что анархисты работали с Дидиговым в связке: якобы чеченский парень был исполнителем теракта, а Каленов и Зеленюк – его организаторами. Однако впоследствии в деле возникли доказательства их невиновности, и всех троих освободили. Дидигову, правда, следствие «припомнило» грабеж и участие в драке многолетней давности, и его снова отправили в СИЗО. Как заявлял «НИ» адвокат Хасана Дидигова Мурад Юнусов, «это было сделано для того, чтобы обвинить парня любой ценой». 23 октября в Ингушетии были задержаны еще двое подозреваемых в подрыве злополучного поезда – братья Хидриевы, 29-летний Макшарип и 30-летний Амирхан. Их взяли в поселке Экажево Назрановского района Ингушетии. Официально было объявлено, что братья Хидриевы задержаны за «совершение разбойных нападений в центральных регионах России».

Братья Хидриевы до сих пор находятся под стражей. «Недавно я был в Новгороде, относил им передачу – еду и одежду, – поделился с «НИ» старший брат Макшарипа и Амирхана Аюп Хидриев. – Никаких подвижек в их деле нет, администрация СИЗО меня к ним даже не пустила. Я не верю в причастность братьев к подрыву экспресса, но не хотел бы говорить об этом». Тем временем многие правозащитники, работающие на Северном Кавказе, выражают обеспокоенность тем, как силовики проводят расследование дел о терактах. «Применение таких методов ведения следствия, как захват людей, стало на Северном Кавказе системным, – жалуется «НИ» Руслан Бадалов. – В делах о терактах правоохранительные органы намеренно отыскивают ингушский или чеченский след. В большинстве таких дел подозреваемыми оказываются не те люди, которые действительно причастны к преступлениям. Уроженцы Чечни или Ингушетии кажутся силовикам незащищенными, на них легче «повесить» обвинение. Самое главное для силовиков – отчитаться перед руководством, как продвигается расследование». Сходного мнения придерживаются и правозащитники общества «Мемориал». «Эти методы практикуются не первый год, – заявил «НИ» сотрудник представительства «Мемориала» в Назрани Тимур Акиев. – Они заключаются в постоянном хаотичном задержании тех людей, которые впоследствии оказываются невиновными. У меня складывается впечатление, что правоохранители не знают, где искать преступников, и действуют «на ощупь».

Опубликовано в номере «НИ» от 20 декабря 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: