Главная / Газета 30 Октября 2007 г. 00:00 / Происшествия

Сумасшедшая преступность

Милиции приходится бороться с последствиями плохой профилактики психических болезней

ЕВГЕНИЙ ШИПИЛОВ

Вчера Мосгорсуд приговорил Александра Пичушкина, известного как «Битцевский маньяк», к пожизненному заключению и назначил ему принудительное амбулаторное наблюдение у психиатра. По результатам медико-психиатрической экспертизы у Пичушкина было выявлено шизопатическое расстройство и алкогольная зависимость второй степени.

Между чудаками и социально опасными типами зачастую грань может провести только специалист.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Между чудаками и социально опасными типами зачастую грань может провести только специалист.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Сколько аналогичных общественно опасных носителей «расстройств» ходит на свободе, неизвестно, но по статистике каждый четвертый человек в мире страдает тем или иным психическим расстройством. В России, где профилактики таких болезней практически не существует, проблема потенциальных серийных маньяков стоит особенно остро.

По данным Минздравсоцразвития ежегодно за психиатрической помощью обращаются почти 8 млн. человек – но это только небольшая часть от общего числа психически больных людей. Сколько среди них будущих маньяков – не знает никто. И не пытается узнать, ведь профилактикой психических болезней у нас никто не занимается: «В советское время психиатрию называли полицейской, тогда была распространена принудительная госпитализация, а теперь другая крайность – теперь психопата начинают лечить только после того, как он уже встал на путь преступления, – рассказывает «НИ» руководитель Центра правовой психологической помощи Михаил Виноградов и цитирует старую частушку: «Убьют – тогда придете». По его словам, больные со скрытыми формами психической патологии (которая еще не очень видна окружающим, но понятна психиатрам) отказываются от лечения: «Рано или поздно он начинает убивать – кто-то как Пичушкин, кто-то в порыве злобы или ревности, кто-то убивает соседей, потому что голоса ему приказали – убей соседей».

Эксперт уверен, у нас уже есть возможность выявлять маньяков и предупреждать преступления: «В свое время я предложил ввести психолого-психиатрическую диспансеризацию. Но от этого отказались. Если сегодня, имея совершенное оснащение, будем проводить профилактику на уровне общей диспансеризации, начиная со школы, сможем предупредить большое число преступлений, которые совершают психические больные. Если бы Пичушкиным занялись, когда он был освобожден от службы в армии по психическим заболеваниям, то всех этих убийств удалось бы избежать», – уверен Михаил Виноградов.

В обычной жизни выявить маньяка непросто: «В большинстве случаев маньяк вполне преуспевающий обыватель, – рассказывает президент Независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко. – Диагноз психопата даже не совсем болезнь, это то, что приравнивается к болезни». Риск же оказаться пациентом психиатрической лечебницы есть у любого жителя планеты. «К сожалению, такая беда может коснуться каждого, – рассказал «НИ» директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураб Кекелидзе. – По официальным данным, 25% людей в мире страдает тем или иным психическим расстройством. А половина людей рискуют хоть раз в жизни заболеть психически».

Эту статистику подтверждает и глава фонда «Нет алкоголизму и наркомании» психиатр Олег Зыков: «Академик Снежневский утверждал, что границы между здоровым и психически больным – нет. Это относится и ко всем нам: где заканчиваются особенности нашей личности и начинаются заболевания – ни один психиатр определить не может». По мнению эксперта, многие болезни не просто сложно выявить, но почти невозмжно лечить: «Если у человека уже сформированы какие-то поведенческие штампы, и норма его самореализации – садизм, то вряд ли он изменится. Особенно это касается сексуальных форм отклонений в поведении. Так, люди склонные к педофилии, не меняют своих наклонностей и остаются педофилами до конца своих дней».

И все таки как-то проблему нужно решать. В сентябре в России началась реформа психиатрической службы, в результате которой стационарное лечение многих душевнобольных будет заменено на амбулаторное. Уже к 2012 году планируется около 750 тыс. больных перевести в специальные общежития для психохроников или отпустить домой. Специалисты подчеркивают, что речь в данном случае идет исключительно о пациентах, не представляющих опасности для окружающих и способных к социальной адаптации. «Лечить на дому – правильный подход, – полагает Михаил Виноградов. – Многие больные не нуждаются в госпитализации. Реформа же коснется отдельных категорий больных. Клиника может десоциализировать человека – больной привыкает бежать за помощью в клинику. В стационарах же лечить нужно больных с психозами и главное предупреждать обострение болезни».

Как-то в СМИ начальник управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Евгений Гильдеев заявил, что после реформы «разгребать» все придется нашей милиции. После этого на него обрушились журналисты, и теперь он вовсе отказывается комментировать эту тему. Психиатры же успокаивают, как могут: «Количество преступлений, совершаемых психически больными, ненамного больше, чем среди обычных граждан», – полагает Зураб Кекелидзе. Но общество стоит перед сложной дилеммой: быть гуманным в отношении душевнобольных людей и дать им шанс на выздоровление внутри социума или обезопасить и оградить себя от душевнобольных. «Всюду говорят: «Больным надо помогать, не надо их держать на цепях, но только – не у меня и не рядом со мной», – удивляется г-н Кекелидзе. Так что же делать? Создавать другой мир для душевнобольных? Но нельзя быть добрым за чужой счет. А пренебрежительное отношение к психиатрии очевидно, когда больницу еще называют «психушкой» – все начинается с этого».

Мировой опыт реформы системы психиатрического лечения противоречив, скажем, в США он дал нежелательные побочные эффекты. «Такая реформа чревата увеличением количества бомжей, – переживает Юрий Савенко. – Резкое сокращение числа психиатрических больниц, когда в наших условиях все-таки преобладала стационарная помощь, должно проходить очень медленно, потому что нам некуда деть больных. Когда в США сократили больницы, больные просто превратились в бродяг, а потом попадали в тюрьму. Но содержание в тюрьме – в три раза дешевле, чем в больнице. Здесь уже экономический механизм. К сожалению, мы идем в фарватере, не учась на чужих ошибках».

«Психиатрия всего мира стремится, чтобы как можно меньше содержать пациентов в психбольницах и как можно больше лечить амбулаторно в домашних условиях, временных стационарах или в ночных профилакториях, – говорит г-н Кекелидзе. – Полтора процента больных во всем мире страдают шизофренией, не считая других психических недугов. Сколько коек должно быть в больнице? Любой врач стремится к тому, чтобы пациент хотя бы на день-два меньше лежал в больнице, ведь если человек долго находится в стационаре, то потом его уже невозможно социализировать». Но даже качественное и своевременное лечение не может быть панацеей от душевных расстройств. «Нет совершенных методов, которые могут стопроцентно указать, когда у психически больного внезапно изменится состояние»,– констатирует Зураб Кекелидзе.

Все специалисты солидарны в том, что в нашей стране должно больше внимания уделяться проблеме душевнобольных людей. «Маньяки, первертные психопаты – не больные, а по большей части патологические личности, – говорит Юрий Савенко. – Их не лечат, а корректируют с помощью приема индивидуально подобранных лекарств, смягчают эти проявления. Здесь очень важен контроль таких лечений, то есть грамотная и полноценная амбулаторная помощь, которая вооружена такими новыми лекарствами, которые позволяют это минимизировать. Но это дорого стоит. Хотя в 70-х все европейские страны начинали с одинакового бюджета на психиатрическую помощь, и за эти 37 лет Россия осталась в самом низу с большим отрывом».


ГЕРМАНИЯ – КАЖДОМУ БОЛЬНОМУ ПО ПОЛИЦЕЙСКОМУ
На всю Германию прогремел недавний скандал, связанный с неким Фрэнком О. Свою первую жертву он забил молотком еще в 17 лет. Последующие три десятилетия этот уроженец восточногерманского городка Кведлинбург периодически попадал за новые тяжкие преступления то в тюрьму, то в психиатрическую лечебницу. Сейчас же новоявленная «знаменитость» раскатывает на велосипеде по улочкам своего детства, а за ним неотступно следует полицейский патруль. Стражи порядка вынуждены дежурить у дома досрочно освобожденного и по ночам. Тратя на это 125 тыс. казенных евро в год. А все потому, что медики в очередной раз посчитали Фрэнка исцеленным. И у тюремщиков нет пока оснований принимать рецидивиста-«мокрушника» под свою опеку. Вообще-то в послевоенной Германии к людям с отклонениями в психике наблюдается чрезмерно предупредительное, просто болезненно деликатное отношение. Сказывается, видимо, воспоминание о нацистской программе эвтаназии Т-4, унесшей жизни 275 тысяч человек. Так что о разного рода происшествиях, связанных с неадекватными личностями, местные СМИ сообщают почти еженедельно. Совсем недавно, к примеру, во франкфуртской церкви Святого Павла на президента ФРГ Хорста Келлера набросился некий выходец из Румынии, страдающий, как оказалось, маниакально-депрессивным психозом. Как больного судить его не могут. Зато поместили на принудительное лечение. Хотя психиатры вовсе даже не гарантируют, что после выписки этот «выздоровевший» снова чего-нибудь да не сотворит.
Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

ГРУЗИЯ – РЕФОРМА ПОКА НЕ ПОМОГЛА Опасные сумасшедшие для Грузии – не редкость. Страдают от них и обычные граждане, и врачи. Не так давно невменяемый Темур Диасамидзе открыл стрельбу из пистолета в кабинете заведующего отделением Хонской психиатрической больницы, где проходил курс принудительного лечения после убийства. Жертвой Диасамидзе стал его же конвоир, два других полицейских получили ранения. В ходе перестрелки была ранена и медсестра клиники. Памятен тбилисцам и случай, произошедший в офисе телекомпании «Рустави-2», куда ворвался 34-летний Варлам Немсицверидзе и взял в заложницы одну из сотрудниц телекомпании. Полиция ликвидировала преступника на месте. По заявлению правоохранителей, у них не оставалось иного выхода, так как Немсицверидзе создал реальную угрозу жизни не только заложнице, но и другим сотрудникам компании. Позднее выяснилось, что он находился на учете в психиатрической больнице с диагнозом параноидальная шизофрения. Действия душевнобольного человека угрожали и безопасности католикоса-патриарха всея Грузии Илии Второго. Охрана задержала мужчину, который пытался пробраться в резиденцию католикоса-патриарха в селе Руиси. При обыске у него нашли череп и муляж гранаты-лимонки. Мужчину, который оказался неким Горгодзе, препроводили в полицию, но вскоре отпустили на свободу. В Грузии многие считают, что психически больные люди зачастую лишены возможности получать необходимые им лечение и уход. Дело в том, что в Грузии уже давно началась та реформа психиатрического лечения, которая сейчас начинается в России. Однако простые граждане с неодобрением восприняли решение властей закрыть в Тбилиси все профильные психиатрические больницы. Теперь больных из клиник решено перераспределить в многопрофильные городские больницы.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси




УЛЬЯНОВСК: «ВСЕ ДЕЛО В МАССОВОМ ПСИХОЗЕ»
Психологи Ульяновска обеспокоены не столько наличием самих маньяков, сколько массовым психозом обывателей, которые, насмотревшись телепередач, начинают видеть этих маньяков везде и всюду. «Люди с неустойчивой психикой начинают всерьез опасаться входить в подъезды и лифты, им постоянно кажется, что где-то рядом затаился маньяк, – говорит психолог Наталья Мишина. – К сожалению, невероятный поток информации об убийствах, изнасилованиях и похищениях детей доходит и до реально психически больных людей, которые запросто могут перейти в разряд потенциальных преступников. При этом профилактика подобных преступлений сегодня практически не ведется». Психически неуравновешенных преступников в Ульяновске порядочно, но вот маньяки появляются редко, да и те в воспаленном сознании горожан. Так, два года назад Ульяновск был взбудоражен известием о том, что в городе появился серийный убийца, который насилует женщин, а затем жестоко расправляется с ними. Об этом заговорили после того, как в городе обнаружили труп 42-летней женщины, изнасилованной, но не ограбленной, а на следующий день в том же районе обнаружили труп зарезанной 56-летней женщины (правда, на этот раз уже без признаков сексуального насилия). Вскоре произошло еще одно убийство – на этот раз погибшей оказалась женщина без определенного места жительства. Хотя следователи сообщили, что причиной ее смерти стало употребление суррогатного алкоголя, слухи о маньяке только усилились, в прессе появился даже фоторобот «маньяка». В региональном УВД «Новым Известиям» сообщили, что тогда ульяновцы буквально оборвали телефон, которые якобы встречали маньяка. Правда, показания звонивших кардинально расходились, и в милиции решили, что речь попросту идет о массовом психозе. В региональной прокуратуре говорят, что люди тогда попросту выдумали себе маньяка. «Людям не хватает экстрима, – говорит старший помощник прокурора Ульяновской области Василий Зима. – У тех трех убийств не было никаких общих черт, что позволило бы говорить об их серийном характере».

Михаил БЕЛЫЙ, Ульяновск

САРАТОВ: НЕВМЕНЯЕМЫЕ ПРЕСТУПНИКИ
Число преступлений, совершаемых психически больными людьми в Саратовской области, впечатляет. Только за последние полтора года удалось довести до суда 41 уголовное дело, фигуранты которых были признаны психиатрической экспертизой невменяемыми. Большая часть этих преступлений – тяжкие: 10 сумасшедших обвиняются в убийстве, 13 – в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекших смерть, еще пятеро – в изнасилованиях. Как рассказал «НИ» руководитель отдела процессуального контроля следственного управления Следственного комитета при прокуратуре по Саратовской области Иван Иванов, количество преступлений, совершенных этой категорией людей, уже несколько лет держится примерно на одном уровне: «Сейчас мы не можем говорить о каком-то всплеске, но ситуация все же серьезная, ведь, к сожалению, эта категория людей склонна к совершению тяжких преступлений», – предупреждает г-н Иванов. О том, насколько опасны невменяемые люди, в этом году узнали в Саратове все. В феврале в городе был задержан 40-летний маньяк Вячеслав Сахаров, обвиняющийся в 30 изнасилованиях и разбойных нападениях – в том числе и на девочек школьного возраста.

Константин ФОМИЧЕВ, Саратов

КУБАНСКИЙ МАНЬЯК: ЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОМОГАЕТ
На Кубани каждый знает, чем угрожает плохой надзор за психически больными людьми. В апреле 2002 года в Краснодаре был задержан маньяк, убивший десять женщин за два года. Им оказался 32-летний водитель Аршак Ароян. Убийца на служебной автомашине подсаживал голосующих на дороге женщин и в пути убивал их. Все свои жертвы преступник душил, тела двух из них сжег после убийства. Найденные у мертвых женщин деньги и ценные вещи преступник брал себе. Одну из своих жертв преступник, по его признанию, посадил в машину у стен родильного дома. По данным правоохранительных органов, Ароян за три года до ареста уже привлекался к уголовной ответственности за совершение краж и незаконное хранение оружия. В ходе следствия было установлено, что он страдает психическим заболеванием. Некоторое время назад он состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Тогда приговором суда преступник был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение. Целый год убийца не мог реализовать свои планы, но, по его словам, в результате «лечения» решение убивать молодых женщин у него только окрепло. Выйдя на свободу, Ароян начал душить женщин, а когда его поймали, он снова был признан невменяемым и отправлен на излечение в хорошо знакомую ему психбольницу закрытого типа в городе Орел.

Сергей ПЕРОВ, Краснодарский край

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ: МИЛИЦИЯ ХОДИТ С ПОРТРЕТАМИ МАНЬЯКОВ ПО ШКОЛАМ
В Петербурге поимкой опасных маньяков занимаются сотрудники 3-го отделения (по раскрытию преступлений сексуального характера) и 1-го («убойного») отдела угрозыска криминальной милиции, возглавляемого Владимиром Мельничуком. Как сообщил «НИ» сотрудник службы информации криминальной милиции ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Анатолий Штомпель, только за этот год третье отделение задержало нескольких маньяков, орудующих в Петербурге и Ленинградской области. «Отделение небольшое по численности, но по следам их работы развернута огромная профилактическая работа в школах, – поясняет Анатолий Штомпель, – мы разработали специальную памятку по мерам безопасности для родителей и для детей. С портретами маньяков сотрудники милиции ходят по школам, проводят занятия с учителями, отдельно с детьми, инструктируют и предупреждают об опасности».

Наталья ШЕРГИНА, Санкт-Петербург


ИЗ ЖИЗНИ САМЫХ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ МАНЬЯКОВ

В городе Копейске Челябинской области много лет не может завершиться суд над «копейским маньяком» – 33-летним Вячеславом Яиковым, который обвиняется в изнасиловании и убийстве шести женщин. Проблемой являются разноречивые медицинские экспертизы о вменяемости подследственного. В марте 2007 года следствие было вынуждено освободить Яикова из-под стражи под подписку о невыезде, так как истекли предельные сроки, отведенные на следствие.

15 марта 2007 года Свердловский облсуд приговорил к пожизненному заключению 28-летнего Дмитрия Каримова, который с 2004-го по 2006 год в Екатеринбурге совершил 7 изнасилований и убийств женщин в возрасте от 15 до 56 лет. Еще одной жертве удалось выжить. В качестве возмещения морального вреда Каримова обязали выплатить по 500 тысяч рублей в пользу родственников погибших и 50 тысяч рублей – выжившей жертве.

4 августа 2006 года в Челябинской области приговорен к 10 годам лишения свободы в колонии общего режима 17-летний Дмитрий Копылов, которого признали виновным в убийстве четырех женщин и мужчины и нападении еще на одну женщину. Всех женщин маньяк насиловал и зверски пытал.

24 мая 2006 года суд Красноярского края приговорил к 25 годам лишения свободы 32-летнего гражданина Таджикистана Абдуфатто Замонова, убившего с особой жестокостью 14 человек, в том числе 13 женщин. Многие из жертв были его сожительницами.

В июне 2005 года Московский городской суд приговорил к пожизненному заключению «коптевского маньяка» 25-летнего гражданина Молдавии Сергея Застынчану, убившего четырех пожилых женщин, в квартирах которых он снимал комнаты.

В апреле 2005 года в Свердловской области был вынесен пожизненный приговор «новоуральскому маньяку» Евгению Петрову, изнасиловавшему 12 девочек и женщин от 9 лет и старше. Десять из его жертв погибли.

2 декабря 2004 года суд Новосибирской области приговорил к пожизненному заключению 28-летнего «бердского маньяка» Михаила Юдина, которого признали виновным в убийстве в период с 1999-го по 2003 год пяти женщин в возрасте 16–23 лет и изнасиловании еще десяти.

14 ноября 2002 года Челябинским областным судом осужден к пожизненному заключению 25-летний Андрей Мелюха. С 1996-го по 2002 год он занимался грабежом пожилых женщин. Всего была доказана его причастность к 10 убийствам и еще 10 нападениям, после которых жертвам удалось выжить.

В мае 2001 года Новосибирский областной суд приговорил к 19 годам заключения 66-летнего некросадиста Виктора Фокина, который насиловал, а затем убивал и разрезал на части женщин «бомжеватого вида». В суде удалось доказать причастность маньяка к убийству девяти женщин. Через два года заключения преступник скончался в тюрьме.

14 февраля 1994 года был казнен последний перед введением в России моратория на смертную казнь преступник – Андрей Чикатило. С 1978-го по 1990 год он убил 53 человека: 21 мальчика в возрасте от 7 до 16 лет, 14 девочек в возрасте от 9 до 17 лет и 18 девушек и женщин. Его причастность еще к трем убийствам следствию доказать не удалось.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: