Главная / Газета 25 Октября 2007 г. 00:00 / Происшествия

«Отцу ничего не сказали»

Хава ДАЧАЕВА

Спросите в Ачхой-Мартане, где улица Заречная, никто толком не скажет. А если поинтересоваться, где живут Бураевы, любой укажет на большой кирпичный дом на этой самой улице. Хозяин этого дома – Шамиль Бураев много лет был главой Ачхой-Мартановского района – не раз спасал село от боевиков, от бомбежек федеральной авиации, артобстрелов и зачисток. А сейчас Шамиль обвиняется в организации убийства Анны Политковской. Вчера Мосгорсуд оставил Шамиля Бураева под стражей, отклонив его просьбу выпустить из-под ареста. Корреспондент «Новых Известий» побеседовала с отцом Шамиля Бураева – Дуси, которому этой осенью исполнилось 106 лет.

– Дуси, говорят ваша жизнь была очень непростой. Как вам удалось сохранить бодрость до столь преклонных лет?

– В моей жизни все было как у людей. Ничего особенного. Всю жизнь работал в совхозе чернорабочим. Раньше, если у тебя не было никакой специальности, большого выбора не было. Мы народ трудовой, в начальниках не ходили. К тому же я неграмотный. Только медресе (мусульманская средняя школа. – «НИ») закончил, читаю Коран.

Но детям постарался дать хорошее образование. Дочь окончила техникум. Старший сын, Шерип, поступил на юридический факультет Московского университета. Тогда, в конце шетидесятых, чеченскому мальчику, окончившему обычную сельскую школу, это было нелегко. Но он успешно сдал экзамены. Младший сын, Шамиль, закончил Горский сельскохозяйственный институт во Владикавказе. Все, что мог, я для них сделал. Но в живых, кроме одного Шамиля, никого не осталось. Шерипа давно с нами нет: его насмерть сбила машина на Крымском мосту, когда он возвращался с занятий. Дочь тоже рано умерла. Хорошо, что Шамиль живет рядом, по соседству со мной. У него прекрасная семья, трое дочерей и сын. Старшие учатся в Москве, мальчик изучает иностранные языки. Шамиль сейчас с ними в Москве, сноха тоже поехала их проведать.

– Муж ничего не знает о задержании сына, – поясняет жена Дуси, Зулпа, заметив мое удивление. – Шамиль сам просил ничего ему не говорить. Вчера получили новое письмо, где он опять настойчиво просит не сообщать отцу о том, что он под стражей. Надеется, что скоро все прояснится и его выпустят. Письмо написано очень осторожно, видимо, боялся, что не дойдет. Говорит о том, что у него новый следователь, принципиальный и известный сложными расследованиями. Он очень надеется на него. Шамиль для нас – все. Он помогал не только своей семье, но и всему селу. Жители до сих пор вспоминают его как спасителя. И это действительно так.

Зулпа, относительно молода – ей всего шестьдесят. Дуси женился на ней, когда несколько лет назад умерла мама Шамиля. Говорят, мать всегда находилась рядом с ним во время переговоров, на митингах, в период противостояния с боевиками, понимая, что сын ежеминутно подвергается смертельной опасности. Вот сердце и не выдержало.После ее смерти Шамиль сам настоял на том, чтобы Зулпа вошла в их дом. Более того, два года уговаривал ее, потому что старику нужна поддержка. Так в возрасте 101 года Дуси стал «молодоженом».

– Дуси, в вашем роду еще были долгожители?

– Да почти все долгожители. Мой дед прожил 110 лет, отец, правда, меньше – всего 84 года. На его здоровье повлияла депортация, а так жил бы дольше. Вот мне сейчас идет 107-й год, но я иногда забываю об этом. Даже по самочувствию. Жена склонна считать, что все дело в питании. Очень люблю молочные продукты, каждое утро ем сметану с творогом, мясо почти не употребляю. Не пью, не курю, с 1954 года ни капли спиртного во рту не было. Мать сильно переживала из-за того, что я и младшие братья иногда употребляли спиртное. Это было в Казахстане, где мы жили в депортации. Как-то подходит ко мне мать и говорит: «Дуси, мне не нравится, что ты выпиваешь. Я успокоилась бы, если бы ты бросил, хотя бы пока я жива». Я тогда матери слово дал и на Коране поклялся, что не буду больше пить. И вот держу слово до сих пор.

Память действительно не та, что раньше. А так чувствую себя нормально. В доме всегда есть еда, питье, молюсь сам, без посторонней помощи. Смог побывать в Мекке три раза, о чем в советское время и не мечтал. Лет пять назад даже подтягивался несколько раз на турнике.

– А что вам вспоминается о том времени, когда вашу семью выселяли и вам приходилось жить в депортации?

– Что может чувствовать человек, которому в лицо глядит дуло автомата, и ему говорят: «Выходи»? Впопыхах ничего не успели схватить. В чем были, в том и вышли в морозный февральский день на улицу. Потом, правда, разрешили забрать теплые вещички. Загрузили всех в эшелоны и повезли в Среднюю Азию. Жить в тех условиях было невыносимо трудно. Но нам, можно сказать, повезло больше других, потому что никто не умер, мы вернулись домой всей дружной семьей. С тех пор я живу здесь и даже во время недавних войн никуда из родного села не выезжал.

Его самого, правда, вывозили – это было. Дуси успел побывать пленником перед самым столетним юбилеем. Шамиль тогда был главой Ачхой-Мартановского района – одного из самых крупных в республике. Вот боевики и решили наказать его за сотрудничество с федеральными властями, похитив ни в чем не повинного старика. Дуси продержали в подвале 45 дней, пока Шамиль не вызволил его из плена. Говорят, без выкупа.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: