Главная / Газета 11 Сентября 2007 г. 00:00 / Происшествия

«А руки – в ожогах от сигарет»

Осужденный за дезертирство солдат пытается доказать, что он сбежал от издевательств сержантов

НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург, ЕВГЕНИЙ ШИПИЛОВ

В Санкт-Петербурге за дезертирство осужден солдат Антон Ефименко, которого ранее заставили перейти на контрактную службу. Офицеры предложили парню – либо спать зимой в палатках как срочник, либо в теплых казармах как контрактник. Однако на оплачиваемой службе солдата мучили и отбирали зарплату. Не выдержав такой жизни, Антон сбежал. На суде не стали разбираться в причинах дезертирства и отправили парня на 1,5 года в дисбат. Сейчас адвокаты готовят апелляцию. Представители организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» утверждают, что с подобными историями они встречаются часто.

В декабре 2005 года Антону Ефименко оставалось недолго служить до увольнения в запас. И тогда он не знал, что ему предстоит провести в армии еще пару лет. «2 декабря нас привезли в штаб и стали настаивать на подписании контракта, – рассказал «НИ» Антон. – Говорили, что если мы не подпишем, то будем жить в палатке». Жить в палатках на улице во время декабрьских морозов ребятам не хотелось и многие из них, и в том числе Антон, дали согласие на контрактную службу на три года. Их, как и обещали, незамедлительно поселили в новенькой казарме в одну из воинских частей в печально известном поселке Каменка Ленинградской области. Первый месяц службы прошел без инцидентов. Неприятности начались после первой зарплаты, которая составляла около семи тыс. рублей. «Сержанты под предлогом покупки телевизора собрали с нас по четыре-пять тысяч рублей, – продолжает Антон. – Чем дальше, тем больше денег приходилось отдавать, а под конец сержант стал забирать всю зарплату, запугивая и угрожая».

Солдатам не хватало денег. Мать Антона Екатерина Ефименко призналась «НИ», что ей приходилось посылать сыну деньги и продукты. Вскоре начались и избиения. На Антона напал пьяный сержант. Удары были такой силы, что у парня сломалась челюсть. Двое суток ему не оказывали медпомощи. Когда инцидент открылся, Антона отправили в госпиталь. Второй раз парень попал в больницу с воспалением легких – его вместе с другими солдатами заставили три часа стоять без плащей под дождем. Когда Антон вернулся в часть, он столкнулся с уже уволившимся сержантом. «Он приходил в часть и «снимал» с солдат деньги, – говорит Антон. – Стал требовать деньги и у меня. Приказал, чтобы я приехал к нему в Санкт-Петербург для «разговора».

Испугавшись, солдат оставил часть и пришел домой. «У него на обеих руках были множественные ожоги, – рассказала «НИ» мать Антона Екатерина Ефименко. – Это были следы прижиганий сигаретами. Антон никак не хотел называть имена своих мучителей – боялся мести». Вскоре молодого человека нашла милиция и отправила в ту же часть, где над ним издевались сослуживцы, «для проведения следственных мероприятий». Парня месяц держали в комнатушке для хранения оружия. После протестов «Солдатских матерей» и адвоката, Антона на время следствия прикомандировали к другой части. К конце августа Выборгский гарнизонный военный суд приговорил молодого человека к полутора годам службы в дисциплинарном батальоне.

Мама Антона уверена, что военные не стали разбираться в причинах, толкнувших ее сына на побег. «Наш адвокат сейчас готовит апелляцию, мы будем бороться, и это последний шанс, – говорит она. – Вся беда из-за того, что сын попал в Каменку, из этой части ребята бегут, потому что там творятся зверства».

Представители организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» давно говорят о том, что солдат-срочников насильно заставляют переходить на службу по контракту. «Из командования округа присылают разнарядку, сколько надо контрактников, а офицеры в частях выполняют поручение, заставляя солдат подписывать контракты», – заявила «НИ» глава организации Элла Полякова. В свою очередь, представители военкоматов, воинских частей и военных прокуратур хором утверждают, что солдаты идут в контрактники добровольно. Тем не менее уже отслужившие солдаты признались «НИ», что и они сталкивались с трудным выбором. «Через полгода после призыва мне и моим сослуживцам командир роты предложил подписать контракт на три года, – рассказал «НИ» бывший солдат-срочник Сергей Изотов. – Всех отказников, в том числе и меня, перевели служить в другой город, дальше от дома, в одну из самых «проблемных» частей».

Опубликовано в номере «НИ» от 11 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: