Главная / Газета 21 Июня 2007 г. 00:00 / Происшествия

Раб нашего времени

В России растет число преступлений, связанных с использованием труда невольников-мигрантов

АЛЕКСЕЙ ОЛЬШАНСКИЙ, ЮРИЙ КОЧЕМИН

В эти дни Новосибирский суд рассматривает дело о продаже гражданами России в рабство уроженцев Узбекистана. И это далеко не первый случай. Все чаще в нашей стране мигранты попадают в тиски трудового плена. Им сулят хорошую работу и высокую зарплату, но на деле гастарбайтеры попадают в самое настоящее рабство – их лишают паспортов, свободы и еды, их обманывают и лишают заработка. Представители МВД РФ признаются, что год от года число таких преступлений растет. К тому же их трудно вскрыть, ведь мигранты знают, что попадают в страну нелегально, и потому боятся обращаться в милицию.

По-настоящему деловыми людьми удается стать лишь единицам из иностранцев, приехавших в РФ за счастливой долей.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
По-настоящему деловыми людьми удается стать лишь единицам из иностранцев, приехавших в РФ за счастливой долей.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Напуганные и пошатывающиеся от долгой поездки и выпитой водки узбеки выходят из поезда на шумную Комсомольскую площадь в Москве. Прикрикивая, двое русских строят их по парам. «Готовь уже быстрее этих узбеков, документы на них все у меня в барсетке», – кричит славянин, сопровождающий иностранцев, своему «коллеге». – Покупатели долго ждать не будут». Потерянных гастарбайтеров ведут к памятнику Ленина, где их уже ожидают двое москвичей. Почти молча сопровождающие отдают паспорта и усаживают в «уазик» потенциальных работников. «Что в поезде повсюду следить за ними пришлось? Хорошо вы их накачали, – говорит покупатель. – Вот деньги, как и договаривались, по 500 зеленых за каждую голову».

Вся сделка проходит на глазах у тысячи прохожих и дежурящих поблизости милиционеров. «Естественно, мы видим, как продают в рабство иностранцев, но вот помочь, к сожалению, не можем ничем, – признается «НИ» работник вокзала Андрей. – У многих из нас семьи и дети, а если эти преступники узнают, что мы их сдали или как-то помогли этим людям, придется отвечать здоровьем и жизнью наших близких».

У разбитого корыта

Работяг перепродают еще один раз, но уже настоящим хозяевам. Сделки совершают на трассах Подмосковья, подальше от людских глаз. Рабочих снова выстраивают в ряды и предлагают всем желающим. Деньги получают продавцы, выделяя самим гастарбайтерам в среднем около трех тысяч рублей в месяц, а некоторым совсем не платят. Чаще всего на месте рабов оказываются жители Молдавии, Казахстана и Украины.

По статистике департамента МВД России по борьбе с организованной преступностью и терроризмом, за два года в нашей стране число преступлений, связанных с использованием рабского труда и продажей людей, выросло в два раза. В 2005 году в России было зарегистрировано ровно 60 преступлений, предусмотренных статьей «торговля людьми». И еще два десятка уголовных дел было заведено по смежной с ней статье «использование рабского труда». В 2006 году этот показатель остался таким же. А в 2004 году вскрылось всего лишь восемь преступлений, связанных с принудительным трудом. «К сожалению, и в дальнейшем эта проблема будет только усугубляться, – заявил «Новым Известиям» руководитель пресс-службы Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД РФ Евгений Артемов. – Сильный рост числа таких преступлений связан с тем, что они очень тяжело раскрываются. Сами мигранты, привлекаемые к рабскому труду, боятся обращаться в правоохранительные органы, ведь они находятся в стране нелегально. А их «хозяева» пользуются этим и остаются безнаказанными».

«Мы не знаем, на что идем»

Правозащитники убеждены, что это будет происходить, пока сами гастарбайтеры не перестанут клевать на сомнительные предложения так называемых работодателей. Правда, вычислить мошенников не так-то просто. Обычно из столицы в СНГ едет группа из пяти–шести человек и открывает там офис по найму на работу в России. «Очень многие из наших, местных, просто не знают, на что идут, – рассказал «НИ» молдавский рабочий Дмитрий Ерупяну, который вырвался из рук преступников. – У бандитов все поставлено на широкую ногу. Ты приходишь к ним в офис, где тебя встречают как лучшего друга и обрисовывают сказочные перспективы в России. Они показывают тебе фотографии счастливых рабочих и даже дают поговорить с подставным «молдаванином», будто бы приехавшим только что из Москвы и зашедшим сюда специально, чтобы поблагодарить своих спасителей от голода. Обещают достойное проживание, билеты туда и обратно, а на деле все оказывается по-другому». И в этом их основной принцип.

«Преступная схема основана прежде всего на эксплуатации людского доверия, на несбыточных мечтах уроженца какой-нибудь глухомани, – сообщил «НИ» Евгений Артемов. – Предложение горе-посредника всегда покажется гастарбайтеру заманчивым, ведь для него это шанс вырваться из безысходности. Этот человек готов хвататься за любую возможность, лишь бы выбиться в люди. Такой обман мы называем введением в заблуждение на стадии вербовки. Это уже потом выясняется, что обещанная большая зарплата на деле будет совсем другой, если вообще будет. Более того, часто нелегальный мигрант еще и выставляется должником. Ушлый посредник говорит: «Я тебя возил, я тебя кормил, так что давай отрабатывай». Так человек попадает в настоящий капкан, становится полностью зависимым от некоего «хозяина».

По словам Дмитрия Ерупяну, у рабочих, польстившихся на безоблачную жизнь в Москве, забирают паспорта, но не сразу – сначала просят сделать ксерокопии, для покупки билетов. Но как только люди оказываются на вокзале, им объясняют, что документы надо сдать якобы для их быстрой легализации в столице. Иногда мотивировкой служит их большая сохранность. «В дороге нас поили водкой до бессознательного состояния, – продолжает Дмитрий Ерупяну. – Так что в Москву мы приехали, уже плохо соображая. Там нам объяснили, что церемониться с нами не будут, паспорта вернут, только если будем хорошо работать. О больших деньгах разговора уже не было».

Хозяин – барин

Проблема использования рабского труда актуальна по всей стране. «Наиболее остро дела обстоят в Центральном федеральном округе, – считает Евгений Артемов. – Здесь наибольшее количество состоятельных людей, которые хотят, чтобы их обслуживали. В тех регионах, где люди живут бедно, в таких рабочих нет нужды». По словам председателя комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, нелегальных мигрантов чаще всего используют на стройках. «Строительным компаниям невыгодно иметь дело с законными рабочими, проще платить гроши нелегалам, а то и вообще ничего не платить,– заявила «НИ» Светлана Ганнушкина. – Работа гастарбайтеров там основана исключительно на устных договоренностях, которые мгновенно нарушаются. Но изменить ситуацию очень трудно, потому что от таких «кормушек» питаются не только сами «рабовладельцы», но и местные сотрудники милиции, которым гораздо приятнее получить от хозяина стройки «мзду» в свои собственные карманы, чем штраф – в бюджет».

Впрочем, услугами рабов-нелегалов пользуются не только строительные фирмы, но и просто москвичи, которым требуется ремонт на дачах или в квартирах. Как рассказал «НИ» житель Подмосковья Николай Дорохов, он пользовался услугами гастарбайтеров для ремонта на даче. «Работают хорошо и быстро, – говорит Николай. – Жалко было их очень. Я им даже предлагал в милицию обратиться, но они боятся, говорят, их родственников потом на родине «достанут». Документов у них нет. Мы с женой их кормили и одевали, а потом «выбили» через своих знакомых временные документы и отправили на родину».

Жаль, что далеко не всем рабочим так везет с «хозяевами». Могут попасться и менее гуманные москвичи. «Нас отдали под строительство кафе на Ярославском шоссе, – поделился с «НИ» рабочий из Татарстана Аслан Курбаев. – Денег за свою работу мы не получали. Еду – раз в сутки. Если хозяевам не нравилась скорость нашей работы, нас били. Уже потом, когда нас вернули назад, я узнал, что за ту работу, которую мы делали, наши продавцы получили 3 тыс. долларов».

Факт невольничьего труда сложно доказать

Милиция, по большому счету, не в силах справиться с этой ситуацией. Чиновники, которые обязаны контролировать миграционные потоки, сетуют на нехватку сил. «Мы просто не можем вести оперативную работу, позволяющую отслеживать эти «потоки» по перевозке людей, – рассказал «НИ» заместитель начальника отдела по связям с общественностью Федеральной миграционной службы (ФМС) Денис Солдатиков. – Этим должен заниматься департамент по борьбе с оргпреступностью. Самое большее, что можем мы, – это осуществлять миграционный контроль на рынках и стройках. Но доказать, что гастарбайтеры привезены туда незаконно, мы не можем. По-моему, панацеи от проблемы рабского труда нет».

Еще сложнее доказать сам факт принудительного труда. «Даже те рабы-мигранты, которые все же обращаются в милицию, далеко не всегда способны задним числом доказать, что трудились не по своей воле, – добавляет Евгений Артемов. – Как подтвердить, что тебя что-то не устраивало? Доказательствами могли бы быть письма рабочих на родину или следы побоев на телах самих гастарбайтеров».

Правозащитники убеждены, что рабство не удастся побороть, пока в нем заинтересованы потребители дешевой рабочей силы. «Эта проблема столь велика, что тех сил, которые есть у правозащитников, недостаточно, – посетовал «НИ» лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. – Выявлять случаи принудительного труда – государственная задача. Впрочем, если выйдут из тени предприниматели, у которых эти рабы служат, то проблема может решиться». Правозащитники говорят, что выходом из сложившейся ситуации могло бы стать создание закона, позволяющего любому мигранту легко въехать в страну, зарегистрироваться и трудиться легально.


СУДЫ ГУМАННО НАКАЗЫВАЮТ РАБОВЛАДЕЛЬЦЕВ

В ноябре 2006 года в Волгограде гарнизонный военный суд приговорил командиров одной из воинских частей – подполковника Сергея Пелипаченко и майора Александра Романюка соответственно к полутора годам заключения в колонии-поселении и году условно за использование рядовых-срочников в качестве работников на частной ферме.

В сентябре 2006 года Тимашевский районный суд Краснодарского края осудил на два года лишения свободы условно 33-летнего жителя кубанского поселка Комсомольский за незаконное использование труда рядового одной из воинских частей. Командир роты, «продавший» солдата, ранее также получил условный срок.

В апреле 2006 года Октябрьский районный суд города Тамбова приговорил местного жителя Илью Кэлдэрару к двум с половиной годам лишения свободы условно за использование рабского труда безногого инвалида, которого подсудимый заставлял заниматься попрошайничеством.

В начале апреля 2006 года в Ставропольском крае к шести годам лишения свободы условно приговорен житель одного из аулов Туркменского района, который использовал в своем подсобном хозяйстве рабский труд жителя Ростова-на-Дону.

В марте 2006 года Арсеньевский районный суд Тульской области приговорил к четырем с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима директора одного из сельскохозяйственных кооперативов района Разима Ахмедова. Два его сына Асим и Насим Ахмедовы получили условные сроки. Семья несколько лет жестоко эксплуатировала пятерых местных жителей.

В феврале 2006 года военный суд Новосибирска приговорил заместителя командира по тылу Глуховской гвардейской дивизии Ракетных войск стратегического назначения полковника Владимира Контонистова к штрафу в размере 60 тысяч рублей за то, что тот сдавал солдат в аренду коммерсантам.

По данным МВД России, в 2005 году было зарегистрировано 66 преступлений, связанных с торговлей людьми, и 22 факта использования рабского труда, выявлено свыше 2 тыс. человек, причастных к этим преступлениям. Но за 2004–2005 годы по статье «Использование рабского труда» было возбуждено всего 26 уголовных дел и осуждено 12 человек.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 июня 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: