Главная / Газета 4 Апреля 2007 г. 00:00 / Происшествия

Кулак дружинника

В России может появиться народная милиция – непрофессиональная и безжалостная

ЛЮДМИЛА НАЗДРАЧЕВА

На улицы российских городов все активнее возвращаются дружинники, исчезнувшие было вместе с Советским Союзом. Но если сегодня люди с красными повязками на руках получают только бесплатный проездной билет за свой непыльный труд, то скоро у них появятся гораздо более серьезные права. Депутаты Госдумы хотят дать дружинникам полномочия силовых структур и разрешить применять физическую силу при задержании.

Привлекательные дружинницы в состоянии обезоружить преступника лишь своей красотой.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Привлекательные дружинницы в состоянии обезоружить преступника лишь своей красотой.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
А те нарушители, кто откажется подчиняться требованиям помощников милиции, будут попадать под уголовную ответственность. Правозащитники считают, что этими полномочиями могут воспользоваться в первую очередь националисты, которые сегодня стремятся установить контроль над различными районами крупных городов. В новые отряды наверняка попадут и просто случайные люди, психическую полноценность которых сегодня никто не проверяет.

В том, что московские дружинники не в силах дать отпор преступникам, корреспондент «НИ» убедился на собственном опыте. Половина бригады дружинников, патрулировавшая столичный район Богородское, состояла из пяти уставших женщин лет 45. У каждой на рукаве была красная повязка с желтой надписью «Дружинник». Вместе с корреспондентом «НИ» и тремя участковыми они осматривали местный рынок. Дружинницы по очереди заглядывали в каждый торговый ларек – искали мигрантов. Дамы, притомившиеся от двухчасовой прогулки по рынку, посматривали на часы и тихо вздыхали, убеждаясь, что нести дежурство им предстоит еще два часа. Каждому дружиннику нужно отработать по четыре часа четыре раза в месяц. В это время к ним присоединилась вторая половина бригады – четверо пожилых мужчин. Они проверяли дальние ларьки. «Там все чисто, – сообщил 53-летний Михаил, пряча в карман семечки. – Я здесь знаю каждый закуток, работаю дружинником восемь лет – с основания дружины. С женой дома сидеть устаешь, и после работы – я столяр – прогуляться хочется. Здесь все собрались из рабочего класса, так сказать, клуб по интересам».

Пока что народные помощники представляют собой именно «клуб по интересам». «В Москве 17 тысяч дружинников, большинство которых – люди старше 40 лет, – рассказал «Новым Известиям» начальник штаба народной дружины Восточного округа Москвы Владимир Каверзин. – Порядка 40 процентов – женщин, а молодежи всего 18 процентов. Чего скрывать, в дружину идут для того, чтобы получить бесплатный проездной на городской транспорт, который выдается вместе с удостоверением».

Однако скоро все может измениться. Законотворцы решили, что если такое явление, как дружинники, существует, то нужно его сделать более эффективным. Но для этого необходимо, чтобы красные повязки надели мужчины и активные молодые люди. А чтобы работа народного дружинника стала для них привлекательной, законотворцы решили дать им такие же полномочия, как у милиционеров.

Для этого депутаты Государственной думы подготовили законопроект «Об участии граждан РФ в обеспечении правопорядка». Рассмотреть его парламентарии планируют уже этой весной. Новый закон будет регламентировать деятельность дружин, казачьих формирований и иных государственных общественных объединений, участвующих в охране порядка и государственной границы. Предполагается, что дружинники будут делать примерно то же, что и участковые – обходить дома неблагополучных семей, навещать судимых. Но самое главное, дружинники смогут применять физическую силу при задержании и «пресечении насильственных преступлений или административных правонарушений». За неподчинение требованиям дружинников нарушителям грозит уголовная ответственность.

С одной стороны, улицы российских городов только выиграют оттого, что число бдительных глаз будет увеличено. Но с другой, никто не сможет обезопасить горожан от произвола новых дружинников, наделенных властью милиционеров. «У нас милиция применяет силу достаточно жестко, а теперь это будут делать неквалифицированные люди, – заявила «НИ» председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. – Я однажды защитила человека от нападок дружинников. Его выволокли за шкирку из вагона, где он продавал ручки, и пытались отвести в опорный пункт. Делали это все с необоснованным применением силы. Это было еще семь лет назад. А еще большее увеличение полномочий приведет к тому, что молодежь начнет самоутверждаться, устраивая бои, как это делали в Краснодаре казачьи дружины. Никто не против, чтобы люди помогали милиции. Вопрос в том, как они будут это делать».

В столичном штабе народных дружин говорят, что они не в силах обнаружить и отсеять тех, кто будет злоупотреблять силой. «Мы берем к себе всех, не обращая внимания на пол, национальность и политические пристрастия, – говорит «НИ» начальник штаба народной дружины Восточного округа Владимир Каверзин. – Однако впоследствии проверяем самых подозрительных, посылаем запросы в УВД, психоневрологические и наркотические диспансеры. Обычно это касается молодежи».

Правозащитники тут же вспомнили о тех, кому выгодно получить статус стражей порядка – о националистах. Такой прецедент уже был. Так, в конце 90-х годов прошлого века активисты РНЕ записывались в народные дружины. Они патрулировали улицы Раменского, Балашихи, Капотни, Кузьминок, Новогиреева. Доходило до такого, что большую часть дружин в Восточном и Юго-Восточном округах составляли националисты.

А в Движении против нелегальной миграции уже сейчас настоятельно рекомендуют своим представителям внедряться в дружинники. «Дежурство с идеологически направленными людьми намного эффективнее, – заявил «НИ» лидер ДПНИ Александр Белов. – Но в некоторых районных дружинах наших людей разоблачали, и они были вынуждены уходить».

Одним из способов контроля над дружинниками пока что считается совместное патрулирование улиц с милиционерами. «Конечно, планируется, что большую часть работы дружинники будут по-прежнему осуществлять совместно с милицией», – рассказал «НИ» один из авторов законопроекта Геннадий Гудков. И тут же высказал свои сомнения: «Но, если говорить откровенно, то у милиции не всегда хватает времени возиться с дружинниками. Зачастую милиционеры дают им задания, и те их сами выполняют. Но мы все же настаиваем, чтобы все задания выполнялись совместно». В столичном штабе народной дружины добавляют, что они запрещают бригадам патрулировать улицы самостоятельно. «Мы, когда узнаем о вольностях, сразу же увольняем из рядов», – признался «НИ» заместитель начальника московского штаба народной дружины Вячеслав Харламов.

Тем не менее рядовым сотрудникам милиции несение службы с дружинниками не очень нравится. Ведь общественники могут стать свидетелями преступлений, которые совершают правоохранительные органы. «Разве мне нужны рядом лишние люди, когда я проверяю мигрантов? – признался «НИ» рядовой сотрудник УВД одного из округов Москвы. – Я без посторонних должен с ними договариваться. А с дружинниками все дежурство насмарку. Приходится придумывать, как избавится от их непрестанного присутствия. Иногда приходится просить, например, заглянуть в соседний ларек».


КСТАТИ

В Мурманске, как передает корреспондент «НИ» Элина БИЛЕВСКАЯ, народные дружины существуют около трех лет. Дежурят в основном студенты. У мурманских дружинников своя эмблема и обмундирование. Общественники патрулируют улицы, занимаются профилактической работой, стоят в оцеплении на праздничных мероприятиях. Новичков тщательно инструктируют и наблюдают за ними в течение испытательного срока. «Поток желающих записаться в отряд дружинников увеличивается осенью, а вот к весне ряды дружинников редеют на глазах. Связано это с тем, что у студентов начинаются летняя сессия и каникулы», – признались «НИ» в штабе дружинников.
В Краснодаре, как выяснил собкор «НИ» Сергей ПЕРОВ, в основном действуют казачьи дружины. Казаки патрулируют улицы совместно с милицией и борются с нелегальными мигрантами. В последние годы число жалоб от иностранцев на казаков снизилось. «А раньше, особенно во время рейдов, казаки могли подойти к турку-месхетинцу или другому человеку неславянской внешности, проверить документы, оскорбить национальное достоинство, ударить плетью, как бы между прочим, с ухмылкой: мол, это тебе казачья прописка», – заявила «НИ» представитель новороссийского комитета по правам человека Тамара Карастелева.
В Санкт-Петербурге, как передает собкор «НИ» Наталья ШЕРГИНА, в этом году начали работать над созданием народной дружины, которая будет бороться с наркотиками и наркомафией. Дружинники намерены работать совместно с Госнаркоконтролем и милицией. А петербургские казаки готовятся создать казачью экологическую полицию. Общественники планируют следить за санитарным состоянием лесов и водоемов.
В Великом Новгороде, как выяснила корреспондент «НИ» Светлана РАССМЕХИНА, особое значение созданию народных дружин придают в районных центрах. Проблема нехватки профессиональных правоохранительных кадров в глубинке стоит достаточно остро. Но дружинников в области пока немного – всего 92 человека. Конечно, при отборе в дружину предпочтение отдается молодым людям, прошедшим армию. Но в селах таких мало, поэтому в рейды выходят и женщины, и пожилые люди.


ДИЛЕТАНТЫ-ПРАВООХРАНИТЕЛИ ГЕРМАНИИ НЕ НУЖНЫ

Бытовавшая в ГДР практика по привлечению народных дружинников в помощь милиции современным немцам кажется не только не эффективной, но и опасной. «Меня четыре года учили разным тонкостям в полицейской академии, – разъясняет Рольф, давний знакомец корреспондента «НИ», получивший недавно повышение по службе. – Но прежде, чем стать оберкомиссаром криминальной полиции, я еще пять лет набирался опыта у более знающего напарника. Однако и теперь могу совершить ошибку, за которую расплачиваются здоровьем, а то и жизнью».
В Германии уважают собственную полицию, но при этом всегда подчеркивают: без активности самих граждан эффективность правоохранительных органов снизилась бы на порядок. «Всего лишь» выброшенная из машины упаковка или пустая банка в девяносто пяти случаях из ста вызовет чей-нибудь «сигнал» в полицию. Чего уж тут говорить об очень высокой раскрываемости в Германии таких тяжких преступлений, как убийство. Практически всегда поиск подозреваемого ведется с широчайшим привлечением СМИ и бдительного населения. Ведь то, что мы презрительно называем доносительством или стукачеством, для Германии является нормой жизни. Так называемые хаусмайстеры, отвечающие за порядок на вверенной им территории, непременно сообщат «куда надо» о любом подозрительном жильце либо его госте.
Нужда в патрулировании силами народных дружинников отпадает в Германии еще и потому, что все «криминогенные зоны» здесь находятся под тщательным видеоконтролем. А маршруты полицейских патрулей продуманы настолько грамотно, что на место происшествия немецкие стражи порядка прибывают, как правило, уже через пару минут.

Сергей ЗОЛОВКИН, Гамбург


В ШВЕЦИИ В ДРУЖИННИКИ ИДУТ ЗЭКИ И ПЕНСИОНЕРЫ

В ночных вагонах стокгольмского метро и на улицах, в районах баров часто можно увидеть молодых людей в синих куртках с надписями на спинах «Спокойная улица». Это – шведские народные дружинники. Обычно это безработные 20-летние парни. За наведение порядка в шведской столице они получают пособие. Приоритетно в дружину берут тех, у кого есть «проблемное прошлое» и даже тюрьма за спиной. Власти исходят из того, что «крутые» ребята легче утихомирят бузотеров. Дружинникам запрещено применять насилие. Их задача – успокоить нарушителей спокойствия словесно либо вызвать полицию. Однако в большинстве случаев, оказывается, достаточно психологического воздействия. Накачанные дружинники с серьгами в ушах и с тюремными татуировками на запястьях легко находят доводы для вразумления хулиганов.
В тихих пригородных районах вилл работает другая категория помощников полиции. Это пенсионеры, одетые в желтые жилеты и раскатывающие на красных лимузинах. Перед каждым дежурством они проходят инструктаж в местном полицейском отделении. На улицах пенсионеры следят за тем, чтобы в дома не проникли воры, и в подозрительных случаях звонят в полицию. В их задачу также входит выемка почты и уборка мусора из контейнеров вилл, чьи хозяева надолго уехали. Таким образом, они мешают преступникам заметить пустующие дома и ограбить их. Эта тактика уже дала результат: взломы вилл уменьшились в прошлом году в сравнении с 2005 годом на треть. В отличие от юных дружинников, пенсионерам не положено денег. Однако вознаграждение все же есть – за свою работу пенсионеры получают еду и кофе. Питание, машины и форму помощникам полиции предоставляют страховые компании, которые выплачивают гигантские суммы обворованным жителям вилл.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм


ИСТОРИЯ НАРОДНЫХ ДРУЖИН

Первые добровольные народные дружины появились в России в 1918–1922 годах. Однако добровольности в этом было мало. В ДНД привлекали по разнарядке, спущенной предприятиям из местных партийных комитетов. Дружинники получали три отпускных дня, путевку в санаторий и привилегии при получении жилья. В 1989 году система ДНД развалилась. Но уже в середине 90-х годов прошлого века дружинники стали возрождаться. Однако теперь – на добровольной основе. В Москве в 2001 году эти народные помощники милиции получили право на льготный проезд в транспорте. Им приходится дежурить по четыре часа каждую неделю. Тех, кто в течение месяца не появляется в штабе, исключают и блокируют проездной. Сейчас в России действует более 36 тыс. народных дружин.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 апреля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: