Главная / Газета 8 Февраля 2007 г. 00:00 / Происшествия

Широко закрытые глаза

Камеры видеонаблюдения, объявленные панацеей от террористов, на самом деле ничего не видят

ЮРИЙ КОЧЕМИН, ЛЮДМИЛА НАЗДРАЧЕВА

В различных регионах России начинается масштабное освоение денег, выделенных на внедрение систем видеонаблюдения. Закупаются видеокамеры, которые должны помогать бороться с преступниками.

За пассажирами метро наблюдают и с высоты птичьего полета.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
За пассажирами метро наблюдают и с высоты птичьего полета.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
В Самаре, например, на покупку камер будет потрачено больше 30 миллионов рублей. А в Москве за три года только на установку камер было потрачено полмиллиарда рублей. Однако жителям Самары еще придется столкнуться с суровой реальностью: по всей России системы видеонаблюдения не справляются со своей главной задачей.

Что и, главное, кто мешает эффективно работать системам видеонаблюдения, выясняли корреспонденты «НИ».

Каждый день сотрудница одного из центральных пунктов видеонаблюдения Москвы Людмила Викторовна, не отрываясь, смотрит в монитор компьютера. Центр Москвы виден в нем как на ладони. За тем, что происходит в городе, женщина наблюдает с помощью 48 камер, которые выводят сигналы на три монитора. Если камеры зафиксируют преступление, она тут же сообщает о нем в столичные спецслужбы. В пункте видеонаблюдения – три комнаты, уставленные мониторами. А ответственность за видеопоиск преступников возложена на 15 женщин.

Корреспондент «Новых Известий» попробовал вместе с операторами посмотреть, что происходит на улицах Москвы. Под прицелом камер – подъезды, тротуары, входы в метро. Мутное изображение на некоторых экранах заставляет напрягать глаза, но все равно можно разглядеть происходящее. Тусклая картинка показывала размытый силуэт молодого человека, который болтал по мобильному телефону. На другой картинке регулировщик безуспешно пытался разрулить создавшуюся пробку на пересечении Тверской и Страстного бульвара. «Сейчас, слава Богу, все спокойно – никто никого не грабит и не дерется. А плохо видно потому, что камера установлена слишком высоко, – говорит Людмила Викторовна. – На некоторых улицах по-другому монтировать не получится. Зато с камерами, которые закреплены над подъездами, можно разглядеть даже лица».

Очень дорогое видео

Как оказалась, почти вся столица окутана сетью наблюдающих «глазков». По данным ГУВД Москвы, в городе установлено более 50 тыс. камер, сигналы с которых стекаются в специальные центры наблюдения и на пульты спецслужб. Правда, к милицейским пультам подключены всего около 30% городских камер.

Больше всего видеокамерами нашпигован центральный округ. «Буквально в прошлом году была завершена программа по установке систем видеонаблюдения, – рассказала «Новым Известиям» руководитель пресс-службы префектуры ЦАО Москвы Екатерина Золотарева. – На сегодняшний день в каждом из десяти районов ЦАО созданы центральные пункты видеонаблюдения, на которые передается изображение с 8620 видеокамер, установленных в подъездах жилых домов. С их помощью мы не только наблюдаем за работой дворников, но и предотвращаем пожары и преступления».

Как рассказала «НИ» председатель комиссии Московской городской Думы по безопасности Инна Святенко, за три года на установку камер из бюджета было потрачено более 500 млн. рублей. «В принципе, камеры окупили себя сполна, – призналась «НИ» Инна Святенко. – Правда, пять лет тому назад, когда в городе только начали их устанавливать, качество картинки оставляло желать лучшего. Постепенно такие камеры заменяют новыми, с более высоким разрешением. В этом году кампанию по установке продолжили, правда, сейчас трудно подсчитать, сколько на это будет потрачено денег».

Кривой угол съемки

Несмотря на то, что буквально вся столица нашпигована видеокамерами, они зачастую не выполняют своей основной функции. Причин этому множество. Но главная проблема кроется в самой камере. Как уже признались «НИ» в Мосгордуме, первоначально город закупил камеры с плохим разрешением. То ли тогда было решено сэкономить, то ли просто в России не было лучших камер. И те «слепые» аппараты работают до сих пор. Их меняют только в том случае, если камеру похищают или разбивают.

«По изображению с камер, установленных в подъездах и на улицах, вряд ли можно узнать человека, находящегося в розыске, – подтвердил «НИ» менеджер фирмы, занимающейся монтажом камер в Центральном округе столицы, Станислав Егоров. – Для этого нужны совсем другие камеры. Они более дорогие. На улицах обычно устанавливают камеры отечественного производства стоимостью около пяти тыс. рублей».

Эксперты говорят, что расширение камеры связано с ценой – чем выше качество картинки, тем дороже аппарат. Однако городские чиновники не раскрывают информацию о том, какие именно камеры были закуплены для города. В столичных фирмах, выигравших тендер на установку, заявили лишь, что в основном они монтируют камеры класса SMB и DCM. Как выяснили «НИ», оптовая стоимость разных моделей камер этого класса варьируется от одной до семи тыс. рублей.

Но работу даже самой превосходной камеры может легко испортить неправильная установка. По словам инженера фирмы, занимающейся продажей и установкой комплексной системы безопасности Сергея Коженкова, часто у камер так ограничен угол обзора, что за кадром может остаться самое главное. Эта их «особенность» сослужила однажды плохую службу темнокожему машинисту метро Ильме Мидекссе Тебеко. Как-то в метро он повздорил с двумя пассажирами, которые смеялись над его цветом кожи. «Я стоял рядом с ними на платформе и старался не обращать на них внимания, но когда пошли оскорбления, то я не выдержал и ударил одного из парней, – рассказал «НИ» машинист. – Случайно я задел женщину – ударил ее по щеке». Дама написала заявление в милицию о том, что ее якобы жестоко избили, и требовала большой компенсации. «Но ведь я ее не избивал! – восклицает машинист. – Мне бы помогли записи видеокамеры, но, увы, она стояла под таким углом, что ни я, ни пассажирка, ни двое молодых людей не вошли в ее обзор». К счастью, избежать неправомерного обвинения помогли показания двух женщин, видевших инцидент.

Работа вхолостую

Как ни странно, но еще одной причиной, из-за которой камеры не помогают ловить преступников, является нежелание милиционеров работать со съемкой. Как признался «НИ» один из сотрудников фирмы по установке камер, не во всех районах сотрудники милиции рады их появлению. «Мы сталкиваемся с милиционерами во время установки систем видеонаблюдения – они входят в состав специальной комиссии, определяющей место для очередной камеры, – пояснил сотрудник фирмы. – Так вот, зачастую правоохранительные органы проявляют недовольство: запись преступлений не только добавляет им работы, но и накладывает на милицию дополнительную ответственность».

shadow «Работа с камерами очень трудоемкая, – подтвердил «НИ» генерал-майор милиции, начальник УВД на Московском метрополитене Николай Иванов. – Чтобы просмотреть информацию с одной камеры, требуется до 15 часов. А на некоторых станциях установлено аж 36 камер».

Сотрудники милиции могут даже проигнорировать звонок из Центрального пункта видеонаблюдения и не выехать на вызов. «Мы, к примеру, видим преступление, звоним, а там никто трубку не берет, – признается «НИ» сотрудник пункта видеонаблюдения Людмила Викторовна. – Или пообещают выехать, а мы видим на мониторе, что никто не приезжал. Такие случаи фиксируются и передаются в вышестоящие органы». Судя по записям в журнале одного из ЦПВН, за прошлый год без внимания милиции остались около 20% всех чрезвычайных случаев.

В свою очередь, правоохранительные органы пеняют на нерасторопных операторов пунктов наблюдения. «Информация от операторов поступает не всегда вовремя, – поведал «НИ» начальник отдела управления информации по связям с печатными СМИ ГУВД Москвы Владимир Коробков. – Естественно, это влияет и на время прибытия дежурной машины на место происшествия». По словам Владимира Коробкова, камеры все равно помогают в раскрытии преступлений.

Впрочем, некоторые милиционеры не жалуют камеры по личным причинам – «всевидящее око» легко фиксирует и те преступления, которые совершают сами стражи порядка. Сейчас жители Краснопресненского района пытаются доказать в суде, что к ограблению их квартиры приложили руку милиционеры. Доказательством служит запись видеокамеры, установленной на лестничной площадке у квартиры. «Я просматривала запись камеры и увидела, что несколько мужчин обследовали двери квартир, – рассказала «НИ» москвичка Ирина Трубина. – Они заглядывали в замки и ковырялись в них. Обнаружив камеру, они залепили ее глазок газетным обрывком». Соседи мне рассказали, что их в этот день ограбили. Бдительные жильцы других этажей, заметив подозрительных личностей, вызвали милицию. Быстро приехавшие стражи порядка схватили воров на месте преступления – у открытой квартиры. Но преступники были отпущены – милиционеры заявили, что те не успели ничего стащить. Однако соседи, проверив вещи, обнаружили, что пропала дорогая коллекция старинных монет. Некоторые экземпляры стоили по пять тыс. долларов». Соседи поняли, что милиционеры либо были в сговоре с преступниками, либо присвоили монеты, дожидаясь в открытой квартире жильцов. Пострадавшие воспользовались записью видеокамеры, и сейчас обратились в суд.

Наступление «большого брата»

Несмотря на откровенное несовершенство работы систем видеонаблюдения, их сейчас начинают устанавливать во многих российских городах. ГУВД Самарской области уже приняло 135 млн. рублей на программу «Электронный город» и решило первым делом потратить 30 млн. рублей на закупку четырех тыс. камер.

Однако прежде чем развертывать масштабную систему контроля типа «большой брат», государство должно подумать о правах рядовых граждан. Правозащитники утверждают, что видеосъемка нарушает право на частную жизнь. «Сейчас в России ни один закон не ограничивает спецслужбы, которые вправе ставить где угодно камеры и использовать потом съемку, – говорит президент «Комиссии по свободе доступа к информации» Иосиф Дзялошинский. – А все потому, что у нас нет специального закона о праве на защиту частной жизни».

По мнению правозащитника Льва Пономарева, проблема в том, что даже закрытая информация очень плохо защищена и может оказаться в свободной продаже. «Все мы видели в свободной продаже базы данных из МВД и ГИБДД, – сказал «НИ» Лев Пономарев. – И никто не может сказать, как они туда попали. И в каких целях ее могут использовать преступники. Разве не могут туда попасть еще и записи?»

Тем не менее, говоря о многочисленных недостатках системы видеонаблюдения в Москве, специалисты, опрошенные «НИ», хором добавляют, что без телеконтроля никак нельзя. «Камеры нужны, несмотря на то, что они ни в коем случае не являются панацеей от террористов и хулиганов, – заявил «НИ» независимый эксперт, бывший руководитель Центра по исследованию проблем международного терроризма Владимир Замковой. – Но все-таки с камерами будет больше шансов поймать преступников. Однако пока вся система слежения не будет приведена в норму, сильного толка и большой пользы от нее не будет».


КАК ИСПОЛЬЗУЮТ ВИДЕОКАМЕРЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ

На днях в Лондоне начал вещание телеканал Shoreditch TV, который в режиме реального времени транслирует видеозаписи с 400 камер наружного наблюдения в районе Ист-Энд. Основной лозунг всех трансляций звучит как «боритесь с преступностью, сидя на диване». Раньше прерогатива просмотра камер слежения принадлежала исключительно лондонским полицейским. Теперь же каждый телезритель, увидев что-нибудь подозрительное, может послать в полицию письмо. Кроме того, в планах канала – открыть доступ к базе данных с именами и фотографиями британцев, которых ранее задерживали за правонарушения. Некоторые эксперты утверждают, что на Великобританию приходится 10% камер наблюдения всего мира. В стране их приблизительно четыре миллиона – по одной на каждые 14 человек. Омбудсмены обеспокоены чрезмерным вмешательством в личную жизнь. По их подсчетам, за день под прицел камер каждый житель Лондона попадает около трехсот раз. Однако с помощью камер наблюдения удалось выследить, например, террористов в Лондонском метро 7 июля 2005 года, когда погибли 52 человека.
А в США камеры уже давно сканируют людей в казино, аэропортах и вокзалах. Полученные цифровые фотографии сравниваются с базами данных преступников, и определенное время хранятся в службах безопасности. Правозащитники были против сканирования. Однако после терактов 11 сентября американская общественность стала более терпимо относиться к тотальной видеослежке.
Правительство Китая решило оборудовать все публичные места Пекина камерами видеонаблюдения, чтобы усилить безопасность в городе перед подготовкой к Олимпийским играм 2008 года. На данный момент в столице Китая уже размещено 263 тыс. камер, и работы далеко не завершены. Аналогичная система видеонаблюдения на Олимпиаде в Афинах в 2004 году обошлась властям этой страны в 260 млн. евро. Кроме того, с помощью спецавтомобилей, оборудованных видеокамерами, которые способны вести съемку даже удаленных на 250 метров предметов, жителей Пекина пытаются отучить плевать на улице. Пойманного на месте «преступления» китайца препровождают в салон машины, демонстрируют запись, а потом штрафуют на 20 юаней (2,5 доллара).


В ГЕРМАНИИ КАМЕРЫ СОКРАТИЛИ ПРЕСТУПНОСТЬ ВДВОЕ

Первый масштабный эксперимент по скрытному видеонаблюдению немецкая полиция провела на вокзале Лейпцига в 1996 году. «С той поры контроль стал вездесущим и по всей стране, – грустно констатирует газета «Ди Вельт». – Миллионы и миллионы камер установлены повсюду». Сейчас каждые восемь из десяти нарушений на автобанах ФРГ фиксируются с помощью электронных приспособлений. Даже мелкие лавочки, не говоря уж о супермаркетах, пытаются бороться с воровством при помощи видеонаблюдения. Многие особняки в современной Германии с согласия их владельцев находятся под чутким электронным «колпаком». Физиономия грабителя, набросившегося недавно на бывшего солиста «Modern Talking», оказалась запечатленной на пленку частной охранной видеосистемы.
Но и государство наращивает темпы. Только в районе главного вокзала и на станциях метро Мюнхена стоят около семисот объективов. Но, по мнению Штефана Шраута, главного криминального комиссара Южной Германии, даже тысячи видеокамер недостаточно для эффективной борьбы с терроризмом.
Немецкая интеллигенция, опасаясь всевластия «большого брата», пытается возражать: мол, в каждый чемодан телекамеры не пристроишь, а вот личные свободы граждан могут быть нарушены. Но большинство немцев эти страхи не разделяют. Ведь факты свидетельствуют: с введением видеоконтроля только над площадью Штахус в Мюнхене хулиганства и карманных краж за год стало на 20% меньше. А на главном вокзале Мюнхена число преступлений сократилось вдвое. Именно видеоконтроль летом прошлого года помог выявить двух юных ливанцев, пытавшихся самодельными бомбами уничтожить пригородные поезда под Кобленцом и Дортмундом. А в Гамбурге пьяный хулиган, толкнувший под электричку женщину, успел бы скрыться у себя в Турции, если бы его не сняла видеокамера.

Сергей ЗОЛОВКИН, Мюнхен


ЗА ШВЕДАМИ ПРИСМАТРИВАЮТ «ЭЛЕКТРОННЫЕ ГЛАЗА»

Швеция с 1998 года вступила в эпоху тотальной слежки за населением. Граждане страны разделились на два лагеря. Одни, надеясь на эффективную борьбу с преступностью, требуют увеличения числа камер, другие добиваются жестких ограничений на применение систем технического контроля.
Чтобы защитить права своих граждан, власти Швеции принимают специальное решение о месте установки каждой камеры, времени работы и порядке хранения снятого материала. Например, в автобусах разрешено снимать круглосуточно только водителя, а пассажиров – лишь с 8 часов вечера до 6 утра, когда увеличивается риск совершения преступлений. Отснятый материал хранится трое суток. В метро камеры работают круглые сутки, но на станции должны быть предупреждения о том, что ведется видеонаблюдение. Снятый в подземке материал хранится месяц.
Порядок передачи информации органам власти так сложен, что Технический центр полиции Стокгольма, куда должны стекаться все данные с видеокамер, предпочел отключиться от большинства устройств слежения. «Камеры торчат, где им и положено, пусть люди думают, что за ними следят. Мы же не можем воспользоваться этой информацией из-за множества ограничений», – признался в интервью газете «Дагенс нюхетер» комиссар полиции Пер-Уве Олссон, возглавляющий Технический центр. При этом полиция подтверждает, что видеонаблюдение помогает предотвратить преступления. Например, из-за камер, установленных на парковках, почти в два раза снижается число краж из автомобилей и их угоны.
Видеонаблюдение все шире применяется и в процессе контроля за дорожным движением. В прошлом году в Стокгольме проходил эксперимент по установке видеослежения за въездом в центральную часть города. Все машины фотографировались камерами, а их владельцы должны были заплатить налог за въезд. С апреля эта система заработает на постоянной основе. Правда, разработчикам придется перепрограммировать «электронных сторожей»: власти Стокгольма не разрешили снимать лица людей.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 8 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: