Главная / Газета 4 Декабря 2006 г. 00:00 / Происшествия

Ваше дело гиблое

Несмотря на усилия своего министра, милиция отказывается регистрировать заявления граждан

АЛЕКСЕЙ ОЛЬШАНСКИЙ, ЛЮДМИЛА НАЗДРАЧЕВА

Проблема сокрытия преступлений для нашей страны – одна из самых острых. Дошло до того, что глава МВД России Рашид Нургалиев недавно выпустил инструкцию, в которой написано, как милиция обязана работать с гражданами. Отныне любое устное обращение должно фиксироваться в журнале дежурной части, а если человек подает письменное заявление, то ему выдают специальный талон. Правозащитники уверены: чтобы заставить милиционеров принимать все заявления о преступлениях, необходимо перестроить саму систему МВД и создать общественный контроль деятельности милиции.

Милиция делает все, чтобы рядовой гражданин лишний раз не приближался к отделению.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Милиция делает все, чтобы рядовой гражданин лишний раз не приближался к отделению.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
В 2006 году милиционеры Самарской области умудрились скрыть от учета 846 преступлений. Как заявило на днях руководство регионального ГУВД, в милиции просто не принимали от граждан заявления или не возбуждали по заявлениям уголовные дела. И это только то, что смогли обнаружить сотрудники прокуратуры и служба собственной безопасности милиции. Проблема укрытия преступлений действительно существует. Это признают сами милиционеры. «Что бы там ни говорили в нашем министерстве, оперативную работу милиционеров всегда оценивали по числу раскрытых преступлений, – рассказал «Новым Известиям» на условиях анонимности один из сотрудников центрального аппарата МВД. – Поэтому в отделах внутренних дел и существует практика сокрытия преступлений. Милиционеры просто отказывают гражданам в приеме заявлений и их регистрации или не возбуждают уголовные дела. Борьба с этой порочной практикой ведется лишь декларативно. Фактически низовые работники оказываются между Сциллой «висяка» и Харибдой «укрытия»: за первое отчитывает начальник, за второе может поймать прокурор». «Милиционерам не выгодно вести дела по преступлениям, которые явно не будут раскрыты в кратчайшие сроки, – сообщил «НИ» руководитель отдела по связям с общественностью Фонда «Общественный вердикт» Олег Новиков. – Ведь в конце месяца они не смогут показать начальству табличку с галочками по раскрытию».

Украли сотовый? Это не к нам…

Правозащитники утверждают, что с проблемой неприема заявлений в России сталкивалась едва ли не половина тех, кто обращался в милицию. Причем сотрудники органов либо уговаривают не подавать заявление, сопровождая речь угрозами, либо предпочитают фальсифицировать документы и закрывают дела втихую.

22-летняя студентка Елена Давыдова пришла в одно из отделений милиции Астрахани с заявлением о похищенном сотовом телефоне. Дежурного милиционера не было на рабочем месте три часа. «Когда он появился, то начал уговаривать меня, чтобы я не подавала заявление, – рассказала «НИ» Елена Давыдова. – Он заявил, что преступников, которые вырвали у меня сотовый, вряд ли удастся задержать, а уж тем более вернуть телефон. Самым странным доводом было, что мне придется не раз являться в отделение, заполнять кучу бумаг и ходить по экспертизам».

Несмотря на недовольную гримасу оперативника, Елена все же вручила ему заявление с просьбой возбудить уголовное дело. Через месяц она вновь заглянула в отделение. На этот раз ее приняли быстро, правда, порывшись в журнале регистрации, сказали, что ее заявление в милицию не поступало. «Я не стала жаловаться, – с обидой призналась «НИ» Елена. – Сотовый все равно уже не вернешь. Да и как докажешь, что я действительно подавала заявление? Мне ведь никаких документов не выдали».

78-летней жительнице города Лабинска Краснодарского края Марии Бабаевой удалось наказать нерадивого милиционера. Об этом передает корреспондент «НИ» в Краснодаре Сергей ПЕРОВ. Женщина пожаловалась в милицию на то, что ее пьющий сын отбирает ее пенсию и угрожает ей убийством. Однако никто из органов так и не появился в квартире, где буянил дебошир. Родственники-юристы посоветовали Марии Бабаевой обратиться в районную прокуратуру. Выяснилось, что к заявлению пенсионерки было приложено подложное объяснение от ее имени о том, что ей не требуется помощь милиции. Записку написал местный участковый – прапорщик милиции Жайворонский, после чего вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Справедливости ради надо сказать, что в последнее время органы прокуратуры активно занялись чисткой милицейских рядов. Статистика показывает: уголовные дела в отношении милиционеров, которые не желают работать с заявлениями граждан, стали возбуждаться чаще. Только в этом месяце было зафиксировано несколько десятков таких случаев по всей стране.

В ноябре этого года районная прокуратура города Нижнего Тагила Свердловской области возбудила уголовное дело в отношении участкового Александра Мурахина. Он принял заявление о краже, но ловить вора отказался. В итоге на него было заведено уголовное по статье 286 УК «превышение должностных полномочий». Вскоре после этого прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа завела уголовное дело на капитана милиции Черенкова. В августе этого года он не зарегистрировал заявление водителя одного из местных предприятий о краже. «У человека были похищены несколько тысяч рублей из зарплаты, которую он получил накануне, – сообщил «НИ» начальник отдела по надзору за расследованием преступлений органами прокуратуры ХМАО Илья Бурдин. – Водитель оставил деньги в машине, а когда вернулся, их уже не было. Милиционеры поняли, что раскрыть это преступление они не смогут. Команду не возбуждать дело дал капитан Черенков». По данным Ильи Бурдина, всего в течение этого года прокуратура ХМАО завела восемь подобных дел, два из которых уже направлены в суд. Правда, уверенности в том, что эти начинания прокуратуры принесут свои плоды, нет.

Ликбез для милиционера

Похоже, что серьезность проблемы сокрытия преступлений осознало и руководство МВД. На днях глава ведомства Рашид Нургалиев даже издал специальную инструкцию, в которой говорится о том, как милиции надлежит общаться с населением. Документ называется «Инструкция по работе с обращениями граждан в системе МВД России». «Она реализует положения федерального закона, посвященного той же проблеме и вступившего в силу 2 ноября этого года, – сообщили «НИ» в МВД. – Одним из нововведений стала работа с сетью Интернет. Теперь гражданин может зайти на сайт МВД, в раздел «Общественная приемная», и написать заявление. Указав свой почтовый адрес, он получит ответ».

По сравнению с федеральным законом инструкция имеет ряд новшеств. Наконец-то письменно оформлена процедура регистрации заявлений, прописана работа дежурных частей, четко обозначен порядок действий дежурного милиционера. Еще из инструкции милиционеры увидят, что именно нужно делать при рассмотрении заявлений граждан. Теперь гражданину, уверены в МВД, будет легко доказать, что он отдавал свою жалобу в милицию. Каждому автору заявления будет выдаваться талон. Люди вправе жаловаться на любую тему, в том числе и на работу милиции в целом. Правда, некорректно составленные заявления приниматься не будут.

Однозначный «висяк» милиции не нужен.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow «Это полумеры»

Представители правозащитных организаций не считают новую инструкцию МВД панацеей от болезни укрытия преступлений, в ней есть как плюсы, так и минусы.

Наличие такого инструмента, как талон, может, по словам представителя Фонда «Общественный вердикт» Олега Новикова, стать фактором, удерживающим милиционера от нарушения закона. «При наличии специального талона намного легче проследить любые процессуальные действия, – подтвердил «НИ» адвокат Евгений Хромцов. – Кроме того, эти талоны помогут структурировать делопроизводство в МВД, а адвокатам – быстрее находить «концы» того или иного уголовного дела».

Зато нечетко прописаны основания для отказа регистрации заявлений. «Не очень понятно, что подразумевается под некорректностью, – делится с «НИ» Олег Новиков. – Граждане у нас юридически мало подкованы. К тому же заявление может быть написано эмоционально. Это что, основание, чтобы его не принять?» «Если совершено преступление и человек в сердцах пишет что-то оскорбительное для милиционера, то такое заявление все равно должно быть принято», – вторит Олегу Новикову лидер общественного движения «За права человека» Лев Пономарев.

Большинство правозащитников уверены, что бумаготворчеством проблему не решить, и говорят о необходимости более глубоких преобразований. «Выдача специальных талонов, конечно, – не панацея, – выразила «НИ» свое мнение председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. – Система правоохранительных органов нуждается в серьезном обновлении кадров. Обязать милиционеров быть более внимательными по отношению к людям поможет только закон о действенном общественном контроле, когда и СМИ, и независимым общественным организациям дадут возможность постоянно получать информацию о том, что происходит в милиции. Все остальное – полумеры».

По убеждению Олега Новикова, первое, что нужно сделать, чтобы приучить милиционеров не игнорировать заявления людей, – отменить отчетность. «Оценка деятельности милиционеров должна зависеть от тяжести и сложности преступлений, – подытоживает Олег Новиков. – Нужно считать не только количество, но и качество раскрытых преступлений».

А правозащитник Лев Пономарев предлагает еще один вариант решения наболевшего вопроса. «В Москве, по меньшей мере, около 150 тысяч милиционеров, а в Нью-Йорке – в три раза меньше, порядка 50 тысяч, – сообщил он «НИ». – Их число в Москве надо сократить минимум втрое. И во столько же раз поднять им зарплату. Тогда возникнет конкурс, и по этому конкурсу будут отбираться люди, способные нормально работать». Кроме того, по убеждению г-на Пономарева, «милиционеры должны отказаться от тайных инструкций и приказов, по которым можно делать все, что угодно».


В ШВЕЦИИ ПОЛИЦИЯ НЕ ИЩЕТ МЕЛКИХ ВОРОВ
Пару лет назад в подвальную кладовку дома корреспондента «НИ» в Стокгольме, где, как и у всех жителей Швеции, хранилась всякая всячина, забрались воры. Самым ценным среди похищенного был подвесной лодочный мотор. Движок подтекал, и злоумышленники вляпались в темноте в масло, оставив на полу четкие следы кроссовок. Наконец-то появился шанс схватить злодеев, «работающих» в районе уже длительное время! Дежурный в полиции, выслушав заявление по телефону, бодро сообщил: «Ждите, высылаем!» «Инструктора с собакой?» – уточнил я. «Нет, бланк, – охладил мой энтузиазм полицейский. – Заполните заявление, мы вам его вышлем обратно, и тогда обращайтесь за возмещением в свою страховую компанию».

Согласно статистике, в десятимиллионной Швеции в полицию ежегодно приходит более миллиона заявлений от граждан, ставших жертвами различных преступлений. Более половины из них –кражи, среди которых доминируют похищения из подсобных помещений. Полиция по закону обязана принимать все заявления, каким бы ничтожным, на взгляд стражей порядка, ни было преступление. Обыватели в свою очередь не стесняются загружать полицию «телегами». Ведь без этого не получишь возмещения по домашней страховке, которая есть практически у всех шведов. В механизме взаимодействия граждан и страховых компаний полиция играет лишь роль передаточного звена. Она не утруждает себя раскрытием преступлений так называемого «ежедневного характера». Если по всей шкале правонарушений раскрываемость приближается к 25%, то поиском воров полиция практически не занимается. Из ста случаев взломов и ограблений подсобных помещений при квартирах в Стокгольме раскрывается только два. На сто похищений из автомобилей приходится шесть раскрытий. Для примера, в Великобритании эффективность полиции при работе по этим видам преступлений в несколько раз выше. В качестве одной из причин отставания шведских полицейских от западных коллег называется абсолютная незаинтересованность местных пинкертонов в улучшении статистики раскрываемости. Здесь считается, что правоохранительные органы ради сохранения честности сотрудников не должны зависеть от численных показателей.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм


В БЕЛЬГИИ РЕГИСТРИРУЮТ ЛЮБОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

В отделении полиции бельгийской коммуны Юккль, где живет собкор «НИ» в Брюсселе, заявления от граждан принимают 24 часа в сутки без перерыва. Чью-то машину на парковке «боднул» неизвестный автомобиль, у кого-то вытащили кошелек с деньгами и документами, чью-то дочь вечером на улице обидели хулиганы. Очередь обычно небольшая, три – пять человек, но иногда приходится ждать долго, если предмет разбирательства сложный или жалобщик не может четко объяснить обстоятельства. Но дежурный обязан выслушать каждого, принять заявление, составить протокол и занести его в компьютер. Вам на руки выдается распечатка с номером досье. Правда, иногда полисмен может добавить, что шансов найти украденный мобильник или бумажник или установить личности хулиганов ничтожно мало. Тем не менее каждое дело взято на заметку, и все сведения, касающиеся преступления, внесены в базу данных.

С бумажкой в руке и номером дела даже самый капризный бельгиец не будет кричать, что он «на свои налоги содержит этих фликов (ментов), а они его даже не хотят слушать». Глядишь, утраченный предмет да и всплывет при расследовании другого правонарушения. Чаще всего обращение в полицию необходимо из чисто практических соображений. Украденные наличные деньги вряд ли вернешь, банковскую карту восстановят и без полиции. А вот дубликаты удостоверения личности или паспорта, карточки социального страхования, пропавшие документы на автомобиль выдаются только при предъявлении справки об обращении в полицейский участок.

Александр МИНЕЕВ, Брюссель

Опубликовано в номере «НИ» от 4 декабря 2006 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: