Главная / Газета 18 Сентября 2006 г. 00:00 / Происшествия

«Он достиг цели»

Александру Копцеву накинули статью и срок

ЕГОР МАКСИМОВ

В Мосгорсуде завершилось повторное рассмотрение дела о вооруженном нападении на синагогу на Большой Бронной улице в январе этого года. На этот раз 19-летний Александр Копцев был признан виновным не только в покушении на убийство, но и в разжигании национальной и религиозной розни. Сидеть ему теперь придется уже не 13, а 16 лет.

Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ МАШКОВ
Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ МАШКОВ
shadow
От фото- и телекамер в узком коридоре городского суда в минувшую пятницу было не протолкнуться. Казалось невероятным, что крошечный 421-й зал, для которого 10 человек – это уже много, сможет вместить в себя такую толпу журналистов, тем более что часть мест заняли представители подсудимого и потерпевших. Однако разместились: снимающие корреспонденты расположились в ограде небольшого помоста для присяжных, пишущие – в тесном зале.

С первых же слов судья заявил, что Александр Копцев признан виновным в покушении на убийство двух и более лиц по мотивам национальной и религиозной ненависти и вражды (ст. 30 и 105 УК), а также в публичном разжигании такой ненависти и вражды (ст. 282 УК). В первый раз, в марте этого года, суд, назначив Копцеву 13 лет, исключил из обвинения 282-ю статью, что стало поводом для недовольства потерпевших и прокуратуры. Приговор отменили.

Из текста нового приговора следовало, что гражданин Копцев отправился с ножом в синагогу именно «с целью распространения» антисемитских идей, которые сам он почерпнул из соответствующих книг и нацистских сайтов. Понимая, что его действия получат широкую огласку, Копцев стал искать подходящий объект для нападения. Одна синагога оказалась закрытой, вторую он не нашел, перепутав адрес, и, наконец, 11 января на Большой Бронной улице набрел на синагогу общины любавичских евреев (считаются самыми большими ортодоксами среди иудеев). Пройдя внутрь, Копцев стал бегать по помещениям, норовя убить каждого встречного. С криками «Хайль, Гитлер!» и «Всех жидов убью!» он ранил семерых человек, но в итоге был скручен раввином Исааком Коганом и его сыном Иосифом. Правда, и раввина Копцев успел ранить, но, как рассказывал потом сам г-н Коган, его выручили навыки, «приобретенные в детстве в московских подворотнях».

Копцев живым сдаваться не хотел. Он два раза ударил себя ножом в шею, мечтая, по его словам, «погибнуть за идею». Погибнуть ему не дали, тем не менее, как констатировал суд, «цель была достигнута»: о Копцеве заговорили, у него нашлись последователи и почитатели. Так, свидетели рассказывали суду, что у стен синагоги нацисты устраивали сборища под лозунгом «Копцев – герой!», и прихожанам стало просто страшно ходить на молитвы. Последовавшую затем волну нападений на иностранцев и иноверцев потерпевшие по делу также напрямую связывали с преступлением в синагоге. Да и сам Копцев, объясняя мотивы своего поступка психологам и психиатрам, говорил, что «кто-то должен был стать первым». Во время первого суда он не скрывал своих ксенофобских взглядов, но на втором процессе в последнем слове извинился перед потерпевшими, сказав, что «точившая меня злоба помутила мой разум». Правда, адвокат потерпевших Вадим Клювгант в ответ на это заявил, что извинения Копцева – «это плохо сыгранная им роль в плохо написанной для него пьесе».

В итоге суд приговорил Александра Копцева к 16 годам колонии строгого режима. Он на это никак не отреагировал, а его адвокат Константин Фетисов заявил «Новым Известиям», что защита «с уважением относится к данному решению». Будет ли оно обжаловано, станет ясно «после консультации с нашим подзащитным и его родственниками».

Родственники уже высказались на данную тему. «За что 16 лет? – возмущался молодой человек, представившийся Андреем, двоюродным братом осужденного. Если бы он убил кого, и то бы меньше дали». «Да за такой срок лучше бы он всех их порезал», – развил эту мысль отец Александр Копцев-старший.

Гособвинение и адвокаты потерпевших приговором довольны. Адвокатов, правда, кое-что все же не устраивает. По словам Вадима Клювганта, суд «не прислушался к нашей просьбе о вынесении частного определения в адрес Генпрокуратуры, МВД, ФСБ и Минюста о неудовлетворительной работе по противодействию экстремизму и росту ксенофобских настроений». «Нам кажется, что в материалах дела есть основания для этого», – заявил «НИ» г-н Клювгант.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: