Главная / Газета 8 Августа 2006 г. 00:00 / Происшествия

Искушение шедеврами

Экспонаты из Эрмитажа можно было выносить в пластиковом пакете

МАРИЯ СЕЛЕЗНЕВА, Санкт-Петербург, МАРИНА ОБРАЗКОВА

«Кража века», так с легкой руки журналистов уже окрестили пропажу экспонатов из Эрмитажа, раскрыта. Это вчера подтвердили в ГУВД Петербурга, заявив об аресте мужа скончавшейся хранительницы похищенной коллекции. Кроме 54-летнего Николая Завадского арестован его сын – тоже Николай. Следствие полагает, что молодой человек, так же как и его отец, участвовал в сбыте краденого.

Вчера в Зимнем дворце были резко усилены меры безопасности. История с пропажей экспонатов не должна повториться.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ БЕЛИНСКИЙ
Вчера в Зимнем дворце были резко усилены меры безопасности. История с пропажей экспонатов не должна повториться.
Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ БЕЛИНСКИЙ
shadow
Третьим членом «антикварной банды», обеспечивавшим связь между Петербургом и Москвой, коллекционеры которой приобретали ворованные экспонаты, по версии сыщиков, оказался питерский антиквар Максим Шепель. Вчера Куйбышевский суд Петербурга в качестве меры пресечения для него выбрал арест. Правда, пока вина 38-летнего г-на Шепеля лишь в том, что он купил потир (тот самый, который на днях московский владелец сдал в Росохранкультуру) в антикварном магазине и перепродал его в столице. Максим Шепель заработал на этом три тысячи долларов. Знал ли коллекционер о том, что приобретает, и предстоит выяснить следствию. С понедельника его возглавляет Владимир Кальчук, известный следователь по особо важным делам из Московской прокуратуры. Он известен тем, что в свое время вел дела о терактах в переходе на Пушкинской площади и Театральном центре на Дубровке.

В квартире Максима Шепеля все выходные велся обыск. Милиционеры тщательным образом обследовали 319 икон коллекционера. Ни среди них, ни в других имеющихся у него предметах не было найдено ничего, что указывало бы на их принадлежность к эрмитажной коллекции. Сам Шепель намерен обжаловать решение суда.

Двое других арестованных уже начали давать признательные показания. Г-да Завадские рассказали, что выносили ценности из музейного хранилища в течение шести лет с 1998 года. Сделать это было абсолютно несложно. Охрана Эрмитажа, основываясь на принципе непогрешимости хранителей, не досматривала сотрудников музея. Поэтому отсюда можно было вынести практически любой экспонат, умещающийся в обычной сумке или пакете. О роли самой Ларисы Завадской – одной из хранителей коллекции русского искусства, умершей прямо на рабочем месте, вскоре после начала ревизии вверенных ей предметов, до сих пор ничего не известно. В Эрмитаже мнения о ней теперь разделились. Часть коллег настаивает на том, что г-жа Завадская была человеком высоких моральных устоев, исключительно нравственным, очень хорошим профессионалом. Но нашлись и те, кто заявил, что хранителем она была посредственным и подозрительно часто ездила в Финляндию. Из этого можно сделать вывод, что часть похищенного могла попасть за границу, что заметно осложнит поиски.

Пропавшие вещи сами вернутся в Эрмитаж

По факту пропажи экспонатов возбуждено уголовное дело по 158-й статье УК РФ – кража в особо крупных размерах. Задержанным вменяется в вину пока лишь пособничество в сбыте краденого. В квартире Завадских найдено 100 залоговых квитанций из ломбарда. Также их показания проливают свет на то, кому были проданы 70 образцов из пропавшей коллекции. Однако надежд на то, что удастся найти все вынесенные из музея предметы, немного. Часть коллекции для ростовщиков не представляла художественной ценности, поэтому принимали изделия по весу, как обычный ювелирный лом.

Оптимисты верят, что многие пропавшие вещи сами вернутся в музей. По крайней мере, число добровольно сдаваемых коллекционерами экспонатов растет. В понедельник еще несколько человек принесли в правоохранительные органы пропавшие из Эрмитажа драгоценности. Это кружка, две иконы, резной деревянный складень, сигаретница, шестигранный кубок. В общей сложности в музей уже вернули восемь предметов. Руководство Эрмитажа выразило благодарность антикварам, которые помогают музею в поисках украденного. Отследить путь потерянных изделий, если только они не пошли на лом, будет не очень сложно – в мире не так много собирателей русских икон и кубков. Но процесс этот может занять не один год. Найдется немало коллекционеров, которые не захотят расставаться со своими драгоценными приобретениями. Тем более что стоимость их достигает десятков тысяч долларов.

shadow Из других музеев тоже крадут

Тем временем вчера в Москве, в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, публике был продемонстрирован один из похищенных из Зимнего дворца предметов – икона Серафима Саровского на перламутре (музейный номер 81). Небольшая икона, возвращенная столичным антикваром, оценивается сейчас в 10 тыс. долларов.

Выступивший на пресс-конференции глава службы Борис Боярсков заявил, что подобные эрмитажной истории, к сожалению, далеко не случайность, а закономерность. Причем кражи из запасников все чаще происходят из-за предательства хранителей музеев. В 2000 году, оказывается, более 300 экспонатов пропало из Исторического музея, 180 – из Петропавловской крепости. Известны случаи воровства в Таганрогском и Астраханском художественных музеях. Похищенные из российских музеев ценности потом всплывали даже на всемирно известных аукционах – «Кристис» и «Сотсбис».

Как отметил руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой, также присутствовавший на встрече с прессой, главная проблема заключается том, что наши музеи усердно охраняются от внешних посягательств, однако то, что происходит внутри хранилищ, остается неизвестным. Кроме того, в архивах составлены запутанные схемы описания экспонатов и практически невозможно их быстро найти. Нет и электронной базы музейных ценностей. У многих единиц музейного хранения даже нет фотографий. Так, например, из 221 пропавшего предмета эрмитажной коллекции запечатлены на фото были только 20. По словам Михаила Швыдкого, эти проблемы музеев решены будут нескоро, а виной тому – нехватка денег. Чтобы обезопасить культурное наследие, по мнению бывшего министра культуры, необходимо удвоить вливания из казны на обслуживание музеев.



Питерские оперативники с поразительной быстротой идут по следу расхитителей сокровищ Эрмитажа

Опубликовано в номере «НИ» от 8 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: