Главная / Газета 19 Июня 2006 г. 00:00 / Происшествия

По ком звонит сотовый

Силовики Москвы раскапывают скрытые преступления по следам утерянных «симок»

ВИКТОР ТКАЧЕВ, АНАСТАСИЯ БЕРСЕНЕВА

На днях сотни москвичей были взбудоражены неожиданными звонками из прокуратуры и угрозыска. Следователи звонили тем горожанам, кто восстанавливал ранее утраченные сим-карты. Как удалось выяснить «НИ», таким способом прокуратура выявляет незарегистрированные правонарушения. Вероятно, вскоре «опера» начнут искать злой умысел в смене автомобилей и супружеских разводах.

Странные звонки на сотовые телефоны из прокуратуры начались с мая этого года. «Мне позвонил на мобильный мужчина, представился следователем прокуратуры и спросил, почему я недавно восстанавливал свою сим-карту, – рассказал «Новым Известиям» москвич Александр. – Я подумал, что это какие-то мошенники. А сим-карту мне пришлось восстанавливать после того, как у меня украли мобильник». После того, как в редакцию обратились несколько читателей с одинаковым рассказом, журналисты «НИ» сами обратились в прокуратуру за разъяснениями.

«Действительно, мы сейчас используем метод адресного обзвона абонентов», – подтвердил «НИ» один из районных прокуроров Москвы.

В этом задействованы представители районных, окружных и транспортных подразделений прокуратуры Москвы, а также оперуполномоченные уголовного розыска. Представители всех этих ведомств деликатно интересовались, по какой причине в 2005 и в 2006 годах гражданин обращался к своему мобильному оператору с просьбой восстановить сим-карту. Если причиной была кража телефона, следователи приглашали гражданина посетить прокуратуру и написать подробную объяснительную о месте, времени и обстоятельствах случившегося преступления. Результатом всех этих манипуляций становилось возбуждение уголовного дела. А если москвич уже обращался в милицию, но стражи порядка не приняли его заявление, то прокуроры возбуждали уголовное дело и в отношении милиционеров, скрывших преступление от регистрации.

Как выяснилось, обзвон затеян с одной целью – попробовать побороть застарелую беду – сокрытие преступлений от учета. Только в прошлом году прокуроры выявили 7 тысяч совершенных в Москве, но незарегистрированных преступлений, в том числе и 51 убийство.

«Все это совершенно законно и делается исключительно для выявления скрытых преступлений, – добавил в интервью для «НИ» один из районных прокуроров Москвы. – Я прошу граждан спокойно относиться к подобным звонкам и надеюсь на их понимание и помощь». Что касается источников получения информации о клиентах мобильных компаний, то на официальном уровне прокуратура Москвы предпочитает это не комментировать. Однако очевидно, что такие сведения можно получить только от компаний-операторов.

Впрочем, как заявили «НИ» в «Вымпелкоме» (Би-Лайн) и «Мегафоне», к ним не поступали заявления от прокуратуры Москвы с просьбой предоставить сведения о людях, восстанавливавших сим-карты. «Мы впервые слышим об этой инициативе прокуратуры», – сообщила «НИ» пресс-секретарь московского «Мегафона» Анастасия Воронцова. Аналогичный ответ дали и в «Вымпелкоме».

Только представители компании МТС отказались отвечать на вопросы. «Мы оставим без комментариев вопрос об обращении прокуратуры, – сообщил «НИ» пресс-секретарь МТС Кирилл Алявдин. – Но можем сказать, что по запросу МВД, в случаях, указанных в законах, мы можем помогать правоохранительным органам».

Если «утечка» информации действительно произошла от операторов мобильной связи, то их позиция выглядит несколько странно. Дело в том, что депутаты Мосгордумы и ГУВД несколько лет пытаются убедить сотовые компании помочь им в борьбе с криминалом. По данным ГУВД, ежедневно в Москве около сотни человек лишаются своих трубок. Оказывается, отследить и найти украденный телефон технически просто – по его индивидуальному номеру IMEI. Милиционеры просили операторов предоставлять им сведения о подключении к сетям ворованных трубок, однако пока наталкиваются на отказ. При этом операторы ссылаются на «Закон о связи», а также на конфиденциальность данных о своих клиентах.

Причины, по которым стражи порядка не регистрируют преступления, уходят корнями в «палочную» систему оценки их деятельности. Милиционеров всегда поощряли за высокий процент раскрываемости уголовных дел. И наоборот. Если повысить число раскрытых дел «естественным» образом не получается, то милиционеры стараются не регистрировать новые, чтобы не портить статистику. Прокурорам об этих хитростях хорошо известно, вот они и начали с мелких уличных краж и грабежей – именно эти преступления чаще всего остаются «латентными».

По мнению правозащитников, гражданам новый метод ничего хорошего не принесет. «Следователи, конечно, могут звонить, но человеку это не поможет вернуть украденный сотовый, – убежден один из руководителей Общества потребителей мобильной связи Андрей Тимошин. – Мы пробовали провести эксперимент и вернуть пропавший телефон. Оказалось, что это практически невозможно. Чтобы получить разрешение суда на распечатку звонков с украденного телефона, следователю нужен конкретный подозреваемый. А такие обычно не известны».

Кроме того, методы, используемые сыщиками, скорее пугают людей. У горожан возникает вопрос: откуда у стражей порядка появился номер их мобильного телефона и сведения о сим-карте. Поэтому пострадавшие чаще всего стараются уйти от конкретного ответа. В итоге преступления остаются безнаказанными.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: