Главная / Газета 5 Мая 2006 г. 00:00 / Происшествия

Почем сотка на ядерной свалке?

Вокруг радиоактивного оврага в Ульяновске выросли… элитные коттеджи

МИХАИЛ БЕЛЫЙ, Ульяновск

Желтая табличка со значком радиации «Опасно! Проход запрещен!» – пожалуй, единственное предупреждение, которое сегодня можно обнаружить в Соловьевом овраге, протянувшемся на несколько километров по самой сердцевине Ульяновска. Радиационный фон здесь в десятки раз превышает нормы. Власти делают вид, что проблемы не существует. Зато ударными темпами здесь возводится коттедж за коттеджем. Желтая табличка – не больше чем формальность. Овраг открыт, дома стоят по краям, а в середине размещается гаражный кооператив.

Если не знать, что стрелка дозиметра в овраге зашкаливает за 600 мкР/час, то можно подумать, что оказался в живописном и вполне благополучном поселке. Местные жители говорят, что земля в Соловьевом овраге стоит бешеных денег – как ни крути, а центр города.

«Радиация, говорите? – Людмила Александровна с тревогой оглядывается на внуков, мирно играющих в песочнице. – Да, тут и вправду «фонит» уже сколько лет. Но мы ж ее, радиацию эту, не чувствуем».

По свидетельству местных экологов, в 1962 году на Ульяновском приборостроительном заводе произошел крупный пожар, в результате которого полностью сгорел цех с запасами радия-226, используемого в авиаприборах для световой индикации в ночное время. После пожара загрязненный радиоактивными материалами грунт вывезли и свалили в овраг неподалеку от предприятия. Экологи утверждают, что поначалу площадь опасного участка составляла 4 км в длину и 1 км в ширину, но они затрудняются говорить о нынешних точных границах радиоактивного загрязнения. Дело в том, что овраг находится в оползневой зоне… В документах городского управления по делам ГО и ЧС признается, что загрязнение обусловлено высокотоксичными радионуклидами радия-226 с периодом полураспада 1600 лет.

«Тогда никто не думал о последствиях. Этот шлак широко использовали в строительстве: замешивали в раствор и делали блоки для жилых домов, – рассказал «НИ» местный эколог Александр Брагин. – Уже потом выяснилось, что дома буквально светятся».

Главный эколог Ульяновска Андрей Салтыков пояснил «НИ», что средств на дезактивацию оврага в местном бюджете уже давно нет. «Во время очередной проверки Соловьева оврага были обнаружены места, в которых уровень радиации превышает 1000 мкР/час. Естественный радиационный фон не должен превышать 20 мкР/час, а для жилых зданий по санитарным правилам допустимый уровень – до 33 мкР/час. Источниками излучения оказались два циферблата от военных приборов», – сообщил г-н Салтыков.

В свое время средства на «обеззараживание» оврага экологи пытались выбить из федерального бюджета, но ничего не вышло. Из Москвы пришел четкий ответ: ЧП носит локальный характер, следовательно, и устраняться должно за счет местного бюджета. «Но денег на дезактивацию оврага у нас нет, – поясняет г-н Салтыков. – А это означает, что люди продолжают жить с радиацией под боком. Беда еще и в том, что овраг прилегает к реке Свияге, и радиоактивные участки могут сползать в нее».

В мэрии Ульяновска в интервью для «НИ» говорят, что в свое время ставился вопрос о привлечении приборостроительного завода к ответственности. Но не было ни расследований, ни уголовных дел, а стало быть, – оправдываются чиновники, – и предъявлять претензии некому.

«Радиация даже полезна»

По дороге то и дело проносятся грузовики со стройматериалами, повсюду весело забивают сваи. Местные жители рассказывают, что VIP-ульяновцы облюбовали это место в центре города, выкупают у стариков разваливающиеся хибары, сносят их и возводят многоэтажные коттеджи.

Мужчина в строгом костюме, подъехавший на внедорожнике «Лексус» и отрекомендовавшийся предпринимателем Анатолием, категорически отказывается верить в радиацию. «Да слышал я эти выдумки! Это ж золотая земля – не укупишь! А вы мне про радиацию… Ну, вот где она? Покажите!»

Анатолий – не единственный, кому радиация не страшна. Местные пацаны с нескрываемым удовольствием демонстрируют обнесенный забором огромный особняк. «Это гаишник построил, – поясняют они. – Ему все говорили – мол, дурак, нашел место, где дом строить. Тут же радиация офигенная!.. А он на всех только рукой махнул».

Местные жители разводят руками – переселять их из злополучного района никто не собирается, вот и получают они ежедневно свою дозу. «Чиновники к нам не ездят, боятся, видимо, – говорят люди, живущие в домах у оврага. – Мы бы переехали, да только некуда, хотя готовы целый дом отдать за однокомнатную квартиру».

Ведется в Соловьевом овраге и собственная печальная статистика: в трех из пяти домов на 1-й улице Попова люди умерли от онкологических заболеваний. «А чиновники еще смеют нас утешать – мол, не бойтесь, радиация даже полезна», – возмущаются люди…

Заведующий отделением ионизирующих, неионизирующих излучений ульяновского Центра госсанэпиднадзора Михаил Частоедов рассказал «НИ», что воздействие радиации не проявится в одночасье: «Подобное регулярное облучение может сказаться на последующих поколениях – вызвать онкологические заболевания или различные мутации».

Людмила Александровна, чей дом находится в непосредственной близости от опасной зоны, признается, что летом ее внуки играют в песочнице, что на краю оврага, а зимой катаются там на санках: «Пока вот живы-здоровы! Да и дети вроде не жалуются. А куда нам прикажете деваться?»

Опубликовано в номере «НИ» от 5 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: