Главная / Газета 6 Февраля 2006 г. 00:00 / Происшествия

Права спецчеловека

Александр БОГОМОЛОВ
В минувшую пятницу на Алтае железнодорожник Олег Щербинский, владелец праворульной «Тойоты», получил четыре года колонии-поселения (в простонародье – «химии»). Его признали виновным в гибели трех человек: губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова, его водителя и охранника. Об этом позорном деле написано и сказано уже немало. Вкратце его суть такова: в машину Щербинского, который приготовился поворачивать налево, сзади влетел на дикой скорости двигавшийся по встречной полосе евдокимовский «Мерседес», ударил «Тойоту» по касательной и отлетел в кювет, где столкнулся с деревом. Все пассажиры «Мерседеса», кроме жены Евдокимова, погибли; пассажиры «Тойоты», к счастью, остались живы.

Знаете, что самое возмутительное в этой истории? То, что абсолютно все понимают: Олег Щербинский ни в чем не виноват. Он был трезв, действовал строго по Правилам дорожного движения и физически не мог увидеть, как сзади из-за пригорка выскакивает губернаторский лимузин. Также всем понятно, что погибший водитель Евдокимова нарушил кучу пунктов ПДД. Тем не менее суд решил, что железнодорожник Щербинский не уступил дорогу машине со спецсигналом (при этом до сих пор не доказано, что мигалка на «Мерседесе» была установлена законно, а главное, что она была включена в момент аварии) и впаял ему на наиболее полную в сложившихся условиях катушку. И хотя только преступно неисправимые оптимисты надеялись, что Щербинского не назначат стрелочником, никто всерьез не рассчитывал, что его лишат свободы. Ну, условный срок, ну, амнистия какая-нибудь... Отсюда и дикое негодование, охватившее широкие слои населения после вынесения приговора.

Честно признаюсь, я это негодование полностью разделяю. Более того, бесконечно трудно спокойно писать об этом деле, потому что на ум лезут исключительно нецензурные языковые конструкции. Просто на месте Олега Щербинского, обычного русского мужика, который так растерянно хлопал глазами, пока судья зачитывала ему приговор, мог оказаться практически любой российский водитель. Все мы абсолютно беззащитны перед расплодившимися лимузинами с мигалками и спецномерами, которые, наплевав на ПДД, ездят по российским дорогам так, как им удобно.

По моему обывательскому пониманию, мигалка нужна для того, чтобы служащий, направляющийся куда-то по важному государственному делу, мог быстрее выполнить свою ответственную миссию. «Скорая», которая спасает жизнь человека, патрульная машина милиции, гонящаяся за преступником, пожарный автомобиль, спешащий потушить огонь, – все эти транспортные средства с соответствующей раскраской на бортах безусловно должны быть оснащены всевозможными спецсигналами и пользоваться беспрекословным приоритетом на дорогах. Но почему какими-то привилегиями на дороге должны пользоваться автомобили чиновников или депутатов? Почему перед законом они оказываются «равнее», чем миллионы «обычных» автолюбителей?

Не раз, стоя по вечерам в глухой пятничной пробке на Кутузовском проспекте, я с интересом наблюдал, как по разделительной полосе нескончаемым потоком несутся в сторону области, мигая всеми цветами радуги, сотни «Мерседесов», «БМВ», «Ауди» и других машин, популярных у хозяев демократической России. Трудно представить, что где-то в Жуковке в пятницу вечером вдруг материализовалось такое количество неотложных государственных дел, что все эти чиновники должны лететь туда, как на пожар. Скорее всего, эти люди, так же как и их менее удачливые сограждане, еле ползущие в своих «Жигулях», «Москвичах» и недорогих иномарках, банально торопятся домой – к своим рублевским женам, рублевским детям или рублевским любовницам, дай Бог им здоровья. Ладно, Кутузовский – там хоть есть специальная полоса. А ведь как часто и на других трассах эти же машины, не снижая скорости, прут по встречной полосе, создавая аварийные ситуации.

Вообще-то, понять любителей мигалок можно. Мне и самому доводилось по долгу репортерской службы передвигаться в разных спецмашинах, испытывая при этом отвратительно пьянящее чувство превосходства над «этим быдлом в «Жигулях»». Вроде бы осознаешь, что это как-то неправильно, недемократично... Но насколько приятно чувствовать себя главным хоть где-то! Видимо, такие же чувства испытывает милиционер-лимитчик, который с почти сексуальным наслаждением от собственного величия и безнаказанности лупит дубинкой несчастного бомжа в переходе.

Любой гаишник, прослуживший более 20 лет, скажет вам, что при проклятом социализме с его распоясавшейся номенклатурой такого количества машин с мигалками на дорогах он не видел. Да, были «блатные» номера, были правительственные «Зилы», которые одним своим видом говорили все о своих пассажирах. Но чтобы столько спецнеприкасаемых со спецприбамбасами, дающими спецправа на откровенное нарушение закона...

На 12 февраля российские автолюбители запланировали общенациональную акцию протеста. Их цель – поддержать Олега Щербинского и выразить свою гражданскую позицию по вопросу автопривилегий. Основные лозунги: «Нет – мигалкам!» и «Сегодня Щербинский, а завтра ты!». Предыдущие акции (против запрета на праворульные машины и против драконовских поправок к ПДД, запрещающих эксплуатацию в России 3 млн. американских машин) оказались удачными. Организованно выехав на улицы российских городов, десятки тысяч автолюбителей заставили чиновников отказаться от своих планов. Каким будет результат на этот раз, предсказать невозможно. Ведь за свои родные права и привилегии властные спецчеловеки готовы стоять насмерть. Чего бы это не стоило!




Обвиняемому в гибели Михаила Евдокимова грозит наказание в пять лет колонии

Опубликовано в номере «НИ» от 6 февраля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: