Главная / Газета 1 Декабря 2005 г. 00:00 / Происшествия

Профилакторий за колючей проволокой

Советская карательная «система реабилитации алкоголиков» может возродиться в современной России

МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

Прокурор Москвы Анатолий Зуев считает целесообразным возродить в стране советскую систему социальной реабилитации алкоголиков. Об этом он заявил на заседании столичного правительства, где рассматривался проект программы борьбы с преступностью. Фактически поставлен вопрос о возрождении карательных учреждений, упраздненных в начале 90-х. К этому же призывают власти в других регионах. Однако врачи-наркологи считают подобные меры малоэффективными.

По мнению наркологов, победить алкоголизм, приравняв пьяниц к заключенным, не удастся. (Фото ДМИТРИЙ ХРУПОВ)
По мнению наркологов, победить алкоголизм, приравняв пьяниц к заключенным, не удастся. (Фото ДМИТРИЙ ХРУПОВ)
shadow
Выступая на заседании правительства столицы, прокурор Зуев привел данные, согласно которым в Москве за 10 месяцев этого года лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения, совершено 27% убийств и 34% тяжких телесных повреждений. В связи с этим г-н Зуев предложил «возродить существовавшую в стране в прошлые годы систему оказания социальной помощи и реабилитации лицам, находящимся в алкогольной зависимости». Прокурор полагает, что возрождение этой системы позволит «сократить число разводов в семьях, уменьшить уровень бытового насилия, а также детской беспризорности».

Анатолия Зуева понять можно: проблемы пьянства и преступности в самом деле прочно связаны. Однако наивно полагать, что, загнав в ЛТП, правоохранительные органы чуть ли не на следующий день добьются снижения преступлений на 27, а то и на все 34 процента.

Прокурор на первый взгляд «открыл Америку». На второй – предложил доказать, что «всякое хорошо забытое старое – это новое». На третий же – лишь уловил веяния нашего странного времени, когда мода на «советское, значит, хорошее», насаждаемая сверху, встречает горячую поддержку снизу.

Неделей раньше народные избранники из города Качканар Свердловской области написали обращение к президенту России. В нем говорится: «Просим принять меры по разработке и принятию соответствующих законодательных актов, позволяющих остановить рост количества тунеядцев и пьяниц в обществе. Считаем, что здесь уместны и репрессивные меры в виде принудительного лечения от алкоголизма в лечебно-трудовых профилакториях, как это было раньше. Считаем, данные меры оправданы, так как другого пути защитить право на спокойную жизнь большинства членов общества от отдельных деградировавших личностей – нет».

Еще раньше мэр города Каменск-Уральский тоже пытался бороться с пьянством «старым советским способом»: в течение нескольких месяцев в районе действовал запрет на продажу любого алкоголя в вечернее и ночное время суток. Суд это распоряжение отменил. Но с подобными инициативами выступают представители власти и в других регионах. То есть идея уже не носится в воздухе, а приобретает характер эпидемии. Чем обернется ее претворение в жизнь?

Елена Сокольчик, главный врач Научно-практического центра наркологии департамента здравоохранения города Москвы, считает, что, если к этому вопросу подходить с точки зрения обывателя, «когда у жены нет сил развестись с алкоголиком, перспектива, что семья на какое-то время от него отдохнет и при этом он будет какую-то пользу приносить, выглядит, в общем, неплохо. Но я бы назвала это порциальным, как мы, врачи, говорим, решением социальной проблемы. Давным-давно доказано, что труд алкоголика на любом предприятии, на какое бы его ни определили, приносит мало пользы. Хорошо работать он все равно не будет. И проблему в целом такие меры не выправят. Мы до сих пор не имеем четкого представления о проблеме алкоголизма. Я поддержала бы предложение московского прокурора в отношении людей, с которыми эта проблема вообще не решается и иначе не может быть решена. Для тех, кто стоит на том, что, мол, потреблял, потребляю и потреблять буду, пока не сдохну. Но таких все-таки меньшинство, и диагноз в их случае скорее эгоизм, чем алкоголизм. А во-вторых, я в нашей системе больше всего боюсь однозначности. Вот они возродят ЛТП, а дальше-то что? Опыт показывает: ничего. Не зря же мы от этого в 90-х отказались...»

Напомним, что первый ЛТП на территории Советского Союза был открыт в 1964 г. в Казахской ССР. Затем такие заведения стали открываться в Российской Федерации и других республиках. В марте 1974 г. вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков». Им устанавливалось, что в ЛТП должны направляться лица, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития». Срок пребывания в ЛТП устанавливался от 1 года до 2 лет, решение о направлении в него принимал местный судья. Лечебными как и профилактическими эти учреждения назывались совершенно формально. Лечение в виде приема больших доз препарата антабус в первый месяц пребывания, было, по сути, частью наказания за пьянство. Побег из ЛТП подлежал уголовному наказанию. Правозащитники рассматривали содержание в ЛТП как часть советской карательной медицины. В 1993 г. Верховный Совет РФ принял решение о ликвидации ЛТП, вступившее в силу с 1 июля 1994 г. Теперь они могут вернуться...

Почти все «звездные» персоны, которых мы попросили прокомментировать заявление прокурора Москвы, отказались, или сочтя новость розыгрышем, или объясняя, что за работой им как-то не до ЛТП. С неизменным юмором отнесся к звонку из «Новых Известий» кинорежиссер и сценарист, автор бессмертной фразы: «Тостуемый пьет до дна» Георгий ДАНЕЛИЯ:

«ЛТП и вытрезвители при советской власти были одним из немногих проявлений социалистического гуманизма: выпившие люди не замерзали насмерть зимой. Сам я в подобном учреждении побывал только раз – на съемках фильма «Осенний марафон». Это был вытрезвитель для иностранцев в Ленинграде. Я как будто попал в отель «Интурист» – настолько там было хорошо. Я даже спросил, нет ли у них свободных мест, потому что нам не удалось всю съемочную группу в гостинице расселить. Они ответили: «К сожалению, только иностранцев обслуживаем». Против таких заведений я и сегодня нечего не имею...»



КАК ЛЕЧАТ ОТ ПЬЯНСТВА У НИХ

Принудительное лечение больных алкоголизмом существует практически во всех развитых странах. Другое дело, что в отличие от ЛТП, являвшихся в СССР частью пенитенциарной системы, в таких странах, как Швеция, Италия, Германия, алкоголиков помещают в специальные лечебные центры. Принудительное лечение назначается судом, хотя случается, что такое решение может вынести прокурор (во Франции) или полиция (в Финляндии). В любом случае, прежде всего, должно произойти квалифицированное обследование и заключение медиков. Для принудительного лечения в Японии достаточно подозрения в алкоголизме, в Канаде необходимо установить факт зависимости от алкоголя, в Великобритании – доказательство того, что употребление алкоголя осложнено психическими расстройствами. Но почти везде главным условием для принудительного лечения является опасное поведение алкоголика – как для самого себя, так и для окружающих. Например, скандально известный рэпер Бобби Браун, муж Уитни Хьюстон, в 1996 г. в штате Флорида сбил дорожный знак и врезался в заграждение. При этом он сломал четыре ребра и повредил ногу. Ему предъявили два обвинения (вождение в состоянии опьянения и повреждение имущества) и приговорили к 5 дням тюрьмы и 1 месяцу принудительного лечения. Кроме того, Брауна обязали регулярно проходить тестирование, а также провести серию публичных антиалкогольных выступлений. В настоящее время советская система ЛТП практически без изменений сохранилась в Белоруссии и Туркмении, что служит поводом для протестов правозащитников и оппозиции.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: