Главная / Газета 19 Октября 2005 г. 00:00 / Происшествия

За ценой не постоим

Силовики и чиновники научились зарабатывать на страхе людей перед терроризмом

ДМИТРИЙ КЛИМОВ, Владивосток, АЛЕКСЕЙ ТЕРЕХОВ

В Нальчике до сих пор неспокойно, вчера в нескольких районах города вспыхивали перестрелки между сотрудниками правоохранительных органов и скрывающимися боевиками. А тем временем в России уже заработала финансовая пирамида по выбиванию средств на «борьбу с терроризмом». Под предлогом обеспечения мер безопасности свои проблемы пытается решить кто угодно, от чиновников низшего звена до губернаторов и руководителей министерств. А начался этот процесс, как и после Беслана, увеличением поборов с родителей школьников.

Борьбу с террором все чаще превращают в шоу на грани абсурда.
Борьбу с террором все чаще превращают в шоу на грани абсурда.
shadow
То, что под видом борьбы с терроризмом можно выбить значительные деньги и получить различные дивиденды, в том числе и политические, чиновники различных рангов в полной мере осознали после прошлогоднего теракта в Беслане. Тогда, напомним, федеральная власть отменила выборы губернаторов, все силовики получили гигантские дополнительные средства из бюджета, а например, московское начальство запретило ставить торговые палатки возле метро, которые мешают бизнесу крупных торговых центров. Однако тогда, как и сейчас, первыми «золотую жилу» нащупало школьное начальство, в несколько раз увеличившее поборы с родителей.

Владивосток от Нальчика находится, мягко говоря, далеко, да и террористов там видели разве что «фальшивых» – на регулярно проводимых учениях. Однако не успели стихнуть выстрелы в Нальчике, как в массовом порядке с родителей стали собирать средства на оборудование школ тревожными кнопками. Правда, в пресс-службе Министерства образования и науки «НИ» заявили, что «оснащение школ тревожными кнопками финансируется из бюджета и собирание дани с родителей – инициатива либо местных властей, либо директоров школ». Однако кто же из пап и мам не даст денег «на безопасность» собственного ребенка?

Кстати, власти Владивостока не ограничились только школами. На 300 остановках общественного транспорта уже запланированы те самые тревожные кнопки. По задумке мэра города Владимира Николаева, у каждого горожанина должна быть возможность вызвать милицию в случае опасности или при обнаружении подозрительного предмета. В мэрии Владивостока собкору «НИ» Дмитрию Климову сказали, что реконструкция одной остановки обойдется как минимум в 350 тыс. рублей. Какой фирме достанется «антитеррористический» подряд, пока неизвестно.

Под события в Кабардино-Балкарии силовые структуры тоже начали решать свои денежные проблемы. Так, вчера заместитель главы МВД РФ Михаил Суходольский заявил, что правоохранительным подразделениям, действующим в Нальчике, выделены дополнительные средства в сумме 27 млн. рублей. Стоит напомнить, что после теракта в Беслане на антитеррористическую деятельность было выделено свыше 50 млрд. рублей, правда, как их потратили – большой секрет. «Пока отчета, как были освоены эти деньги, у нас нет, – заявил «НИ» зампред думского комитета по безопасности Виктор Илюхин. – Но вообще 50 млрд. – это не вполне достаточная сумма для обеспечения антитеррористической деятельности».

Вместе с тем депутаты никаких гарантий, что вслед за увеличением финансирования повысится и эффективность борьбы с терроризмом, не дают. «Можно только минимизировать риски, а полностью исключить теракты невозможно», – сказал Виктор Илюхин.

«Резкое увеличение финансирования силовых структур сразу после терактов происходит потому, что власти видят те бреши, которые надо закрыть, – сказал «НИ» член комитета Госдумы по безопасности Евгений Ройзман. – Я не ищу здесь подвоха».

При этом законодатели не скупятся тратить деньги на мероприятия по информационно-пропагандистскому сопровождению борьбы с терроризмом и обеспечению общественной безопасности. В бюджете на следующий год на эти цели планируется выделить 43,5 млн. рублей. «Но, на мой взгляд, на информационно-пропагандистскую войну этого много, – отметил Евгений Ройзман. – На эти деньги можно любую пропагандистскую войну провести. Зато отследить, куда пошли эти средства, уже никто не сможет».

Вслед за финансовыми запросами теракт в Нальчике породил и достаточно радикальные инициативы.

Так, заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин предложил изучить вопрос о возможности разрешить резервистам и офицерам запаса хранить оружие дома в целях более эффективного обеспечения безопасности. «При таких масштабных нападениях можно либо по швейцарскому образцу, либо по среднему между американским и немецким образцами, разрешить резервистам, офицерам запаса хранить оружие дома»,– заявил он. По мнению парламентария, вооруженные резервисты смогут если не остановить боевиков, то по крайней мере сдержать их. В пример он привел Беслан. Тогда первого террориста убил милиционер, который не сдал табельный пистолет.

Между тем если предложение Торшина носит скорее сослагательное наклонение, то распоряжение главы МВД Чеченской Республики Руслана Алханова звучит как призыв к действию. «Я отдал приказ отстреливать тех, кто в маске появится на улицах населенных пунктов, кто бы он ни был и кого бы ни представлял,– заявил Алханов. – Кто боится показывать лицо, является бандитом. Мы никого не боимся и действуем по закону. Любую операцию проводим с открытыми лицами. Мы защищаем народ, порядок и конституцию и не позволим никому, прикрываясь масками, совершать преступления на территории Чечни».



Чего еще захочет власть после Нальчика?

Сергей ИВАНЕНКО, первый заместитель председателя партии «Яблоко»:

– Я не хочу фантазировать, об этом надо спросить у власти. Однако по первым заявлениям президента Путина, который с удовлетворением отметил действия правоохранительных структур, очень похоже на то, что ничего меняться не будет вообще. Вместе с тем власть должна извлекать уроки. Выстраиваемая вертикаль не решает ни одной проблемы, а так называемое «закручивание гаек» только ухудшает ситуацию на Кавказе. При этом особенность сложившейся там ситуации в том, что мы не знаем, где и когда случится нечто подобное. В этой обстановке плохо даже бездействие власти, которая, судя по всему, вряд ли будет принимать какие-то кадровые или политические решения после Нальчика, удовлетворяясь тем, что милиция и армия справились с этим набегом.

Алексей МИТРОФАНОВ, депутат Госдумы (ЛДПР):

– Конечно, события в Нальчике могут быть использованы как предлог для каких-то политических изменений, но не стоит переоценивать эти события. Ничего особенного не произошло. В советские времена происходили такие же события. Например, в Воронеже мужик во время парада в 70-е годы выскочил с автоматом и расстрелял половину правительственной трибуны. И никто не собирал Верховный Совет по этому поводу. Люди спокойно спали. Дело здесь не в финансировании. Надо принципиально менять систему правоохранительных органов. Даже если давать им еще в десять раз больше денег, они будут те же самые. Надо добиться того, чтобы правоохранительные органы приблизились по своему уровню хотя бы к службе безопасности среднего банка. То есть, чтобы «менты» перестали терроризировать население и собирать по пять копеек. Вы видели, чтобы охранник в банке когда-нибудь брал по три доллара за проход? Нет, он так никогда не сделает. А «мент» делает.

Подготовили Марьям МАГОМЕДОВА, Евгения ЗУБЧЕНКО

СКОЛЬКО СТОИТ БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ

В 2004 году была принята федеральная целевая программа «Антитеррор» на 2005–2007 годы. И если в 2005 году на ее финансирование направили 718 млн. рублей, то в 2006 году предлагается выделить 3,7 млрд.

После теракта в Беслане в проект бюджета на 2005 год были внесены изменения, и силовикам на борьбу с терроризмом выделили дополнительные 3 млрд. рублей.

ОАО «РЖД» в начале 2005 года на оснащение объектов железнодорожного транспорта техническими средствами контроля и физической защиты, в том числе от терроризма, выделило около 600 млн. рублей.

В бюджете на 2006 год на мероприятия по информационно-пропагандистскому сопровождению борьбы с терроризмом и обеспечению общественной безопасности планируется выделить 43,5 млн. рублей.

Не меньшие средства выделяются на борьбу с терроризмом и в регионах. Например, в Челябинской области в 2005 году на эти цели в областном бюджете было предусмотрено 30 млн. рублей (в 2004-м – сразу после теракта в Беслане – на антитеррористические мероприятия в области было выделено дополнительно 50 млн. рублей).

Эти горы не для туристов

Большинство экспертов, рассуждая о причинах участия жителей Кабардино-Балкарии в мятеже 13 октября, указывали на ужасное социальное и экономическое положение республики: регион дотационный (73% бюджета поступает из федерального центра), а уровень безработицы один из самых высоких в стране – 20,4% трудоспособного населения. Однако после боев в Нальчике местная туриндустрия, основной источник дохода после пищевой промышленности, оказалась на грани краха: люди боятся ехать в Кабардино-Балкарию и в массовом порядке отказываются от уже купленных путевок.

В Кабардино-Балкарии 22 крупных консервных завода, где работают больше 100 тыс. человек. Однако только 50–55 тонн пищевого сырья поступает на переработку, остальное потребляют население и многочисленные гости республики, часть вывозится в Осетию, Ставропольский и Краснодарский края. Ежегодно в республике производится 350–380 млн. условных банок консервов в год. Однако говорить о светлом будущем отрасли не приходится – крупных финансовых вложений ни со стороны государства, ни со стороны частного инвестора попросту нет. Здесь процветал лишь туризм.

Именно поэтому в конце января этого года парламент Кабардино-Балкарии принял долгожданное и достаточно своевременное решение: основной бюджет республики использовать для развития курортно-туристического комплекса. По замыслу местных чиновников в ближайшее время планируется ввести в эксплуатацию новые горнолыжные трассы общей протяженностью порядка 660 км. А общая сумма инвестиций в туризм составит около 585 млн. долларов. Средства решено распределить следующим образом. Остальные средства должны поступить от частных инвесторов, которые, впрочем, не спешат вкладываться в эту отрасль.

Дело в том, что сегодня новый туристический сезон в этих местах оказался под угрозой. Уже практически не поступают заявки на горнолыжные туры в Приэльбрусье и Домбай, самые популярные направления у российских туристов, а забронированные путевки не оплачиваются. «До момента трагических событий заказы шли довольно активно, а после всего этого затихли», – отмечает гендиректор крупной туркомпании Андрей Головин.

Отдых там недешев, поэтому люди не хотят рисковать. «С каждым годом отдых на курортах Северного Кавказа дорожает. Например, в прошлом году путевка в январе на неделю в Приэльбрусье стоила около 9 тыс. рублей, сегодня около 16 тыс. При этом в условиях проживания и уровне комфорта ничего не изменилось. Поэтому неудивительно, что большинство горнолыжников, исходя из этих соображений и учитывая нынешнюю ситуацию, пересматривают свои планы», – убежден руководитель одной крупной туристической компании.

«Понятно, что такие события не могут не отразиться на туристической отрасли КБР, но, учитывая то, что это произошло за два месяца до начала сезона, можно только надеяться, что власти республики сделают все возможное для выхода из ситуации и предложат туристам наиболее выгодные условия», – полагает советник руководителя Федерального агентства по туризму (Ростуризм) Сергей Синицын.

Вместе с тем полноценное движение транспорта общего пользования на регулярных республиканских маршрутах в Кабардино-Балкарии, прерванное в связи с нападением боевиков на Нальчик, возобновится только после проведения специальных мероприятий правоохранительных органов. Это касается и функционирования автовокзалов в Нальчике, и районных автостанций. Когда эти спецмероприятия будут закончены, пока не известно.

Ксения ФИНАЕВА

«На него повесили ярлык ваххабита»

Опубликовано в номере «НИ» от 19 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: