Главная / Газета 17 Октября 2005 г. 00:00 / Происшествия

Спасать больше некого

Спецкор «НИ» Оксана СЕМЕНОВА передает из Пакистана

Оксана СЕМЕНОВА

Сегодня из пакистанского города Музаффарабада, наиболее пострадавшего от землетрясения, в Москву вылетает отряд спасателей МЧС России. Международная поисково-спасательная операция в пакистанском Кашмире подошла к концу. Страну покидают группы специалистов по чрезвычайным ситуациям из 60 стран, которые работали в разрушенном стихией регионе. В зоне бедствий остаются только медики: в течение десяти дней там продолжит работу и российский аэромобильный госпиталь.

Сейчас в Пакистане нужны только врачи.
Сейчас в Пакистане нужны только врачи.
shadow
Маленькая, поседевшая от горя женщина хватает меня за руку и смотрит прямо в глаза: «Ты не слышишь, как плачут мои дети? Подойди, послушай! Они вон там, под теми камнями. Мальчик у меня и девочка. Я слышу их. Я чувствую, что они живы». Она сидит в пыли на дороге рядом с развалинами своего дома. Теребит в руках куклу – любимую куклу своей дочки. У куклы целы и руки и ноги. А дочка вот умерла.

«Детишек мы этих еще два дня назад достали, – отводят в сторону глаза спасатели. – Похоронили их уже. Шок у нее, не может она в это поверить».

На армейском стадионе Музаффарабада, где располагались лагеря спасателей из разных стран, пусто. Теперь здесь склады с гуманитарной помощью и пункт вакцинации населения от чумы и холеры, которую проводят врачи из Турции. На окраине города с утра до позднего вечера оказывают помощь людям российские доктора. После землетрясения прошла уже неделя. А это значит, что шансов на спасения живых людей из-под завалов уже не осталось. Помощь спасателей этому городу уже не нужна. Теперь не придется даже разбирать превратившиеся в горы строительного мусора дома, чтобы извлекать из-под обломков мертвые тела. Страшно представить, но плиты разрушенных зданий сами поднимаются от раздувшихся от жары трупов.

«Мама, мама! – в один голос кричат две девочки. У них сломаны ноги, и они не могут ходить. Они лежат на кровати прямо на улице центрального стадиона города. Отсюда поднимаются в воздух вертолеты, которые продолжают отправлять раненых в больницы Исламабада. – Тетя, ты не видела, где наша мама?»

До трагедии иностранцы в Музаффарабаде были редкостью. Сказывалось расположение города – всего сто километров до пограничной зоны, где базируются военные подразделения пакистанской и индийской армий. Где-то в расщелинах прячутся от глаз тщательно охраняемые военными горные разработки, где добываются лучшие в мире сапфиры. Только изредка добирались сюда неутомимые альпинисты, с огромной сложностью проезжая через многочисленные блокпосты, чтобы помериться силами со знаменитыми местными горами. Теперь, когда город почти полностью разрушен, их величие чувствуется еще больше. Одна из высочайших точек занимает весь горизонт, а суровые ледники упираются в самое небо. Понимаешь, что человек здесь – ничто. И что горы здесь полноправные хозяева.

«Ты не знаешь, почему рассердились горы?» – спрашивает местный учитель по имени Шизад.

Я молчу.

«И я вот не знаю, хоть и есть о чем подумать – ведь они рассердились не просто так, а в Рамадан».

Сегодня к приезжим спасателям, медикам и журналистам местные жители относятся как к дорогим гостям. В благодарность за то, что их не бросили в беде, они готовы поделиться всем, что у них есть. Теплым одеялом, глотком воды, куском хлеба. Таксисты не берут денег за проезд. И каждый жмет руку и говорит: «Спасибо!»

«Нравятся бусы? – за мной, сбиваясь с ног, бежит пожилой мужчина, бывший хозяин ювелирной лавки, которая после землетрясения превратилась в гору мусора и пепла. – Возьми, это подарок! Спасибо, что приехали!»

Хоть спасательно-поисковая операция в городе и закончена, ее результаты еще не проанализированы и не обнародованы. Но уже очевидно одно – если бы вовремя были правильно оценены масштабы катастрофы и власти Пакистана немедленно попросили помощи, многих, кого сегодня здесь хоронят, удалось бы спасти.

«Наш отряд был готов вылететь на место трагедии уже через три часа после случившегося, – говорит заместитель начальника Департамента международного сотрудничества МЧС России Виктор Борейко. – Но, к сожалению, в мире нет пока четкой схемы взаимодействия, которая позволяла бы спасателям из разных стран реагировать мгновенно и прибывать в зону бедствия без виз и многочисленных формальностей, которые надо соблюсти, чтобы отправить группу. Поэтому нам удалось прибыть на место только на третий день и то одними из первых. Когда мы въехали в город, там были только англичане».

Уже сегодня правительство Пакистана официально признало, что последствия землетрясения были бы не столь серьезны, если бы не потерянное время. Президент страны Первез Мушарраф попросил прощения у своего народа за то, что не смог сделать все максимально возможное, чтобы спасти людей.

«У меня до сих пор мурашки по коже, – говорит спасатель Григорий Корольков, который совершал рейды по многочисленным поселкам и деревушкам, разбросанным по горам в окрестностях Музаффарабада. – Люди сидели по пять дней без медицинской помощи, у многих уже начались необратимые процессы, гангрена, люди истекали кровью, а им никто не мог помочь. Такого я не видел никогда – дети с открытыми черепно-мозговыми травмами почти неделю лежали под палящим солнцем. Я смотрел на них и знал, что если бы мы не потеряли время, у них был бы шанс. Они кричали, стонали и просили взять с собой. А я понимал, что они умрут по дороге до госпиталя, потому что жить им осталось считанные часы».

Музаффарабад российские спасатели покидали с тяжелым сердцем. Перед самым отъездом в российском лагере МЧС каждый налил себе по стопке. Выпили молча. И не сговариваясь, все прочитали «Отче наш».




Шок и помидоры

Опубликовано в номере «НИ» от 17 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: