Главная / Газета 14 Октября 2005 г. 00:00 / Происшествия

Шок и помидоры

Спецкор «Новых Известий» Оксана СЕМЕНОВА передает из Пакистана

Вчера в Пакистане, пострадавшем от разрушительного землетрясения 8 октября этого года, снова чувствовались подземные толчки. На этот раз обошлось без жертв. Впрочем, это происшествие не смогло прервать спасательные работы, которые проводят в Кашмире сотрудники МЧС России. Вместе с ними за новым землетрясением и его последствиями следила специальный корреспондент «НИ».

В пострадавших от землетрясения районах царит настоящий голод.
В пострадавших от землетрясения районах царит настоящий голод.
shadow
Всю ночь горы в окрестностях Музаффарабада стонали и рычали, а земля под ногами вздрагивала и ходила ходуном. «Это автошоки, – успокаивали спасатели, которые и ночью продолжали работать на завалах, с фонариками и собаками прочесывая уже не в первый раз разрушенные все до единой школы города. – Остаточные толчки, которые возникают после любого землетрясения. Здесь они мощные – по четыре балла».

От автошоков по коже пробегал холодок. Вокруг выли собаки, а в окнах еле уцелевших домов ломались стекла и трещали перекрытия. Но знающие люди объяснили, что с каждым днем горы будут вести себя все тише и тише. Потом же все стихнет, а энергия в недрах Земли пойдет бродить и искать выход в другой точке земного шара.

Трагедия коснулась каждого.
shadow Ночной рейд российских спасателей так и окончился безрезультатно – не удалось найти ни одного живого человека. С утра в город стали стекаться колонны тяжелой техники – самосвалы, чтобы разбирать и вывозить завалы, которые уже досконально проверены поисковиками.

На руинах одной из разрушенных школ в последний раз толпятся родители погибших учеников. Они знают, что шансов на спасение у их детей уже нет – каждая школа проверена по многу раз, и у спасателей стопроцентная гарантия – под камнями и плитами нет ни одной живой души. Мужчины пытаются проникнуть в самую глубь, в пустоты завалов, чтобы достать все, что осталось от их детей. Ботинки, дневники, учебники – взрослые хотят забрать эти вещи с собой. Кто-то решил унести школьные часы. Они остановились в субботу ровно без пяти восемь – в тот самый момент, когда обрушились стены здания.

shadow В четверг с раннего утра начал работу аэромобильный госпиталь МЧС России. А к полудню у его ограждения было уже целое столпотворение. Все больницы Кашмира в результате землетрясения превратились в обломки, и люди с переломами, ранами и ушибами были вынуждены лечиться собственными силами. В лучшем случае – зеленкой и аспирином. Больных привозят сюда на машинах, приносят на носилках. Помогают российским медикам пакистанские врачи, которые выступают в качестве переводчиков с местного языка урду. Лишь единицы кашмирцев владеют английским и даже не могут толком объяснить, что у них болит.

«Пока выправляем переломы, накладываем гипс и лечим гнойные раны, – объясняет начальник госпиталя Александр Иванюсь. – Много пострадавших поступает с синдромом сдавливания. Если человек находился под завалами хотя бы сорок минут, то у него начинается некроз – отмирают клетки. Выделяются токсины, которые попадают в кровь и отравляют печень, в результате чего человек погибает. Если раньше эти люди были обречены, то теперь у нас есть возможность очищать кровь и спасать жизнь этих людей».

Больше всего бесстрашные спасатели и медики МЧС боятся одного. Беспомощности. Работая на землетрясениях, спасатели не раз вытаскивали из-под завалов людей, которые через несколько часов были обречены умереть. Сегодня у наших специалистов есть уникальный прибор по очищению крови от токсинов, возникающих из-за синдрома сдавливания. Это ноу-хау российских ученых – прибор прост в применении и надежен, как все гениальные изобретения.

В ожидании помощи люди вынуждены жить под открытым небом.
shadow «К нам только что привезли мальчика, у которого под каменной плитой оказались зажаты ноги, и так он пролежал пять часов, – рассказывает «НИ» Александр Иванюсь. – Мы положили его под капельницу и думаем, что когда он пройдет курс очистки крови, то сможет даже ходить».

В центре города продолжаются спасательные работы. Здесь запах разложения настолько силен, что невозможно ходить без специальной повязки. Хотя по большому счету не спасает даже она – из-под груд камней продолжают вытаскивать трупы. К мертвым за эти пять дней здесь уже привыкли. Их вид уже не шокирует. Наоборот, люди рады, что удалось найти хоть что-то от их родных и близких. Тела складывают на тротуаре, а к вечеру должны увезти в горы, чтобы похоронить.

Врачи опасаются возникновения эпидемий. Холера, брюшной тиф, чума – в этой местности такие болезни не редкость. А уж в сложившейся ситуации, когда стоит жара и нарушено водоснабжение, зараза может распространиться мгновенно. Пока же явных признаков заражения людей в городе не выявлено. В госпиталь поступил только один больной с подозрением на холеру.

shadow «На все воля Аллаха! – говорит тридцатилетний Амад. В ста метрах от покрытых белыми тканями мертвых тел он как ни в чем не бывало торгует помидорами. А ведь под завалами он нашел и тело своего брата. – Брат выращивал эти помидоры, и он бы был очень зол, если бы они пропали. Он уже никуда не торопится, мне же надо спешить, чтобы помидоры не протухли от жары».

Невольно вздрагиваешь от его слов, но тут же улыбаешься. Навстречу едет колонна автобусов и грузовиков. Каждый из них – образец самобытного народного творчества. Нет живого места, где бы тут не прошлась всеми цветами радуги неутомимая кисть художника. Вдобавок ко всему кабина, капот, крылья отделаны и разукрашены различными металлами, включая серебро. Здесь, в Музаффарабаде, до землетрясения работала целая индустрия по прихорашиванию таких грузовых авто. А пакистанцы, понимающие в национальном тюнинге толк, тратили на косметику для своего четырехколесного друга столько же, сколько на его покупку. Помимо заводских фар, десятка дополнительных стоп-сигналов и разноцветных лампочек в автонаряде обязательны также платочки, звонкие побрякушки. А теперь представьте это урчащее, сверкающее, звенящее чудо, несущееся по дороге. Это зрелище возвращает к жизни, даже если, как сегодня, в кузове нарядного грузовичка гуманитарная помощь и медикаменты. А когда видишь, как местные мужчины, несмотря на то что им негде жить и надо думать о том, как накормить семью, каждое утро купают свои машины в реке и с нежностью натирают чем-то сверкающим капот и колеса, понимаешь, что этот город будет жить. Иначе быть просто не может.

Когда Амад продаст помидоры, он подгонит к руинам свой старенький фургон, расписанный под пакистанскую «хохлому». И поедет хоронить своего брата.




«Руссо спасли мою маму»

Опубликовано в номере «НИ» от 14 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: